16+
Воскресенье, 20 августа 2017
  • BRENT $ 52.86 / ₽ 3119
  • RTS1027.85
24 мая 2011, 14:57 ОбществоПраво
Актуальная тема: Дело Ходорковского

Прокурор просит изменить приговор по делу ЮКОСа

Лента новостей

Сроки наказания для Михаила Ходорковского и Платона Лебедева сторона обвинения просит не менять

Прокурор Валерий Лахтин на заседании Мосгосуда попросил суд изменить приговор. Сторона обвинения настаивает на снижении на 128 млн тонн объема и стоимости похищенной нефти, вменяемых в вину Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву. Цифры были озвучены ранее прокурором в прениях, указал Валерий Лахтин.

Кроме того, Лахтин просил квалифицировать предъявленное подсудимым обвинение в легализации имущества, приобретенного преступным путем (статья 174.1 УК) в новой редакции закона от 7 марта 2011 года в связи с тем, что она предусматривает «назначение более мягкого наказания».
Несмотря на это прокурор сказал, что обвинение не усматривает оснований для снижения осужденным наказания. Лахтин объяснил это тем, что гособвинители требовали для бизнесменов срок уже с учетом снижения размера похищенного.

Адвокаты экс-главы ЮКОСа и бывшего руководителя МФО «Менатеп», в свою очередь, просят суд отменить приговор, передает корреспондент BFM.ru. Защита, в частности, ссылались на то, что в прениях сторон гособвинение снизило объем похищенной подсудимыми нефти и размер инкриминируемого хищения. «Однако суд, связанный в таких случаях с позицией обвинения, попросту ее проигнорировал»,— сказал адвокат Платона Лебедева Константин Ривкин. Он отметил, что суд оставил прежние цифры, так как «ему якобы не представили методики расчета».

Напомним, первоначально подсудимым вменялось хищение в 1998–2003 годах 350 млн тонн нефти, добытых дочерними предприятиями ЮКОСа: «Самаранефтегазом», «Юганскнефтегазом» и «Томскнефтью». Однако прокуратура уменьшила объем примерно на треть — до 218,7 млн тонн. При этом стоимость якобы похищенного подсудимыми почему-то сократилась незначительно — с 892,4 млрд рублей до 824,1 млрд рублей. Сумма же отмытых от хищений денег и вовсе осталась прежней — 487 млрд 402 млн рублей и 7,5 млн долларов.

В свою очередь защитник Михаила Ходорковского Вадим Клювгант сказал, что Хамовнические суд оставил без внимания тот факт, что дочерние компании ЮКОСа «получили и выручку от проданной нефти, полностью отразили ее в документах, покрыли затраты на якобы похищенное и получили прибыль». Он добавил, что Ходорковскому «приписали захват и контроль над имуществом компании». При этом суд посчитал «ничего не значащими десятки законных решений арбитражных судов», которыми было признано, что именно ЮКОС был собственником нефти. «Задача данного суда по форме рутинная, но по существу необычная — она в том, чтобы узаконить, легализовать беспрецедентный по масштабу эксперимент над экономикой и здравым смыслом»,— отметил защитник.

Гособвинитель Валерий Лахтин отверг довод защиты о том, что «нельзя похитить нефть у самого себя». По его мнению, суд сделал правильный вывод о том, что осужденные, «даже как основные акционеры общества могли претендовать только на часть прибыли, оставшуюся после уплаты налогов, расчетов с контрагентами и так далее». «Забирая нефть по бросовым ценам, они причиняли ущерб акционерам добывающих предприятий, а также ЮКОСа, которыми являлись иностранные и российские граждане, в том числе пенсионеры, инвалиды и другие представители социально незащищенных слоев населения», — заявил прокурор. Иллюстрируя свою мысль, он сообщил, что Ходорковский и Лебедев признаны виновными в присвоении той части нефти, которую он «в действительности покупали за 250 рублей, а продавали за 2 700 рублей через подконтрольные им компании, зарегистрированные в зонах с льготным налогообложением».

Прокурор утверждал, что бизнесмены должны были покупать нефть у «дочек» нефть по рыночным ценам. «Рыночная цена на нефть это цена на рынке Роттердама. Другого рынка для РФ не было», — заявил гособвинитель.

Представитель гособвинения Гульчехра Ибрагимова в свою очередь заявила, что на суд было оказано беспрецедентное давление, которое, по ее словам, выражалось в оскорблении и унижении судьи и гособвинения со стороны подсудимых и свидетелей. «Мы уверенно заявляем, что давление на суд исходило не от руководителей страны, а от Ходорковского и Лебедева», — сказала прокурор.

Рекомендуем:

  • Фотоистории