16+
Четверг, 29 октября 2020
  • BRENT $ 40.43 / ₽ 3203
  • RTS1078.29
7 марта 2009, 10:14 МакроэкономикаФинансы

В кризис все разрывы увеличиваются

Лента новостей

Свое мнение о ближайших перспективах рынка и экономическом будущем России BFM.ru высказал председатель совета директоров Объединенной промышленной корпорации Александр Гнусарев

Александр Гнусарев. Фото: PhotoXPress.ru
Александр Гнусарев. Фото: PhotoXPress.ru

В конце прошлого года аналитики разошлись в прогнозах относительно тяжести кризиса: одни называли 2009 год «тяжелым», другие — «очень тяжелым». Прошло два месяца, от своих прогнозов никто не отказался: до сих пор так и не ясно, как же пройдет этот год. Свое мнение о ближайших перспективах рынка и экономическом будущем России BFM.ru высказал председатель совета директоров Объединенной промышленной корпорации Александр Гнусарев.

— Поступают ли уже деньги из банков в реальный сектор экономики?

— Я думаю, они поступят так же, как и годом ранее. Последние пол года были периодом всевозможной внутренней реструктуризации, тем не менее, мала вероятность того компании говорили с банками о новых кредитах. Понятно, что есть секторы экономики, которые сегодня банкам не очень интересны. Они верят в их быстрый рост и успех, но, с другой стороны, есть секторы экономики, где не только отсутствует падение производства, но даже наблюдается рост. Они-то и интересны сейчас банкам. К примеру, на наших строительных заводах существенным образом увеличился объем заказов. Так получилось, что совпали два события: С одной стороны, кризис, с другой — выполненные работы привели к новым контрактам. Это контракты долгосрочные, четырехлетние. Отсюда возникает вопрос о том, за счет каких ресурсов любой банк в России мог бы в кризис фондировать четырехлетний кредит? Ответ очевиден. Для этого нужны: дешевые, долгосрочные, рублевые ресурсы, потому что мы работаем в России. То есть с контрагентами расплачиваемся рублями, металл покупаем в России тоже за рубли, и зарплату платим рублями. Поэтому для нас, если говорить о долгосрочных кредитах, конечно же, рублевое финансирование предпочтительнее. И российские банки, если сегодня получают в капитал дополнительные средства, то, наверное, это и будет тем катализатором и тем стимулом, которые позволят этим банкам выйти на кредитование новых проектов тех клиентов, с которыми они работают.

— Какие отрасли в РФ выглядят в этом году перспективными? Где можно ожидать подъем?

— Во многом все зависит от розницы. Наверняка потребление будет дальше сокращаться, потому что того изобилия денег, которое было в экономике год назад, теперь долго не будет. И те компании, которые ориентированны на розничный сектор, неизбежно сократят свой бизнес или совсем уйдут с рынка. В свою очередь, те компании, работа которых связана с базовыми отраслями, с выполнением заказов для инфраструктурных проектов или проектов крупных государственных компаний, могут ожидать, что их объем производства либо не сократится, либо даже вырастет. Например, в России в 2014 году должна пройти Олимпиада. Соответственно, все отрасли, которые так или иначе связаны с подготовкой к этому событию, естественным образом будут увеличивать объемы производства. Другой пример: Балтийские трубопроводные системы наращивают мощность и увеличивают производство в России. В связи с этим расширяются возможности порта, но при этом нужны и новые корабли. То есть можно ожидать увеличения строительных заказов в связи с развитием порта, а также оживления верфей.

— Будет ли в связи с кризисом банки менять правила оценки компаний при принятии решения о кредитовании?

— Еще на форуме в Давосе Владимир Путин указал на несостоятельность той модели, которая сформировалась за последние годы. Речь о модели, предусматривающей наличие рейтинговых компаний. Такой способ оценки игроков рынка или даже целых отраслей привел к тому, что мы имеем сегодня. По сути, это формальный подход, когда наличие определенного рейтинга или оценки воспринимается как некий знак качества. Система показала, что она не работает. Поэтому естественным образом должны быть выработаны новые критерии и новые индикаторы, а также определено то, каким образом действовать в сложившейся ситуации.

Еще стоит обратить внимание на возникший парадокс, связанный с существенным падением биржевой капитализации компаний. Вы можете пойти и купить акцию одной из компаний, причем по очень низкой цене. Вы можете купить и десять акций, и даже сто. Но совершенно очевидно, что купить по этой цене все акции, то есть всю компанию вы не сможете. Кризис — время, когда любые разрывы усиливаются: например, разрыв между спросом и предложением, а в нашем случае — между стоимостью одной акции и стоимостью компании в целом. Сегодня бессмысленно оценивать общую стоимость компании по тем котировкам, которые есть на бирже. Поэтому, естественно, вопрос оценки компании будет решаться, исходя из денежных потоков, генерируемых этой компанией, и из стоимости ее основных фондов.

— Российской экономике год дастся тяжело или очень тяжело?

— Я думаю, что у российского рынка есть очень важное преимущество. Сегодня в достаточной степени определены правила игры. Начался период, когда, играя по этим правилам, мы получим новую экономику. В этой новой экономике будут новые игроки. И это при том, что останутся прежние компании, — они просто будут иначе вести бизнес. И это гораздо лучше, чем период ожидания, во время которого свойственно относить проблемы на завтра. Сегодня есть внятные сигналы инвесторам, которые покупали российские активы по более высоким ценам. Ведь когда они это делали, они же принимали на себя риски, в том числе инвестиционные. Это было осознанное решение для кредиторов, а также для компаний, которые на рынке представлены. Сегодня выработались все правила игры, поэтому, следуя им, мы увидим другую экономику. Будет ли это тяжелый год? Уверен, будет достаточно жесткий год.

— Как скажется на российской экономике девальвация рубля?

— Первое, что важно, Центробанк специально рубль не девальвирует, а расширяет границы коридора, что позволяют рублю меняться в данном диапазоне, постепенно продвигаясь к верхней границе. И мы увидели, как многие вкладчики поменяли валюту, в которой они размещают свои активы. Но важно то, что эффект от такой девальвации не может быть мгновенным. Когда в 1998 году произошла резкая девальвация, предприятия почувствовали положительный эффект только примерно через год. В нынешний кризис подобного эффекта мы пока не наблюдаем. Но важно то, что нельзя рассматривать эффект от одного действия в отрыве от всех остальных. Поэтому, я думаю, в целом все меры, которые уже приняты и которые предстоит принять, дадут сильный положительный эффект.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию