16+
Среда, 23 августа 2017
  • BRENT $ 52.43 / ₽ 3098
  • RTS1044.96
22 марта 2009, 17:56 МакроэкономикаНедвижимость

Агаларов: «Если просто раздавать деньги — это инфляция»

Лента новостей

Президент компании «Крокус» Арас Агаларов рассказывает о том, как кризис отразился на девелоперских проектах компании, дает оценку антикризисным действиям правительства, предлагает способ активизации производства...

Арас Агаларов. Фото: ИТАР-ТАСС
Арас Агаларов. Фото: ИТАР-ТАСС

Президент компании «Крокус» Арас Агаларов рассказывает о том, как кризис отразился на девелоперских проектах компании, дает оценку антикризисным действиям правительства, предлагает способ активизации производства...

— Что сейчас происходит в секторе девелопмента? Ведут ли строительство ваши компании?

— Все что начали строить — не остановили, и будем продолжать. Это магазин «Твой дом» в Воронеже, торговый центр на Каширке, где мы строим и станцию метро. Через нашу территорию метро должно было пройти транзитом, но удалось договориться с московскими властями и с руководством метрополитена, что здесь все-таки будет станция, которую мы профинансируем. Мы строим мебельный центр на нашей территории и концертный зал на 6 тысяч 200 посадочных мест. Стройка идет полным ходом, думаю, мы его откроем в этом году. Еще один наш очень большой объект — «Агаларов Эстейт». Здесь тоже работы продолжаются.

Относительно финансирования этих строек. Две наиболее крупные из них — Каширка и воронежский центр. У нас на них были открыты кредитные лини до наступления кризиса, и они Сбербанком не были закрыты. Что касается остальных перечисленных объектов, то на них кредитных линий нет. Мы их строим за счет собственной прибыли.

— Многие из тех, кто брал короткие кредиты, оказались в условиях, когда деньги нужно отдавать, а их нет. У вас нет опасений попасть в подобную ситуацию?

— Мы никогда не брали кредитов, которые надо было разово отдавать: в такой-то месяц 100 миллионов, в какой-то —50 миллионов. У нас инвестиционные кредиты на конкретные объекты. Сбербанком они обычно расписываются на 5-7-10 лет, и каждый объект самостоятельно должен обслуживать свою кредитную линию. Я не делаю из организации одну кружку — на каждом направлении есть ответственный человек, и он понимает, что на нем висит кредитная линия, которую он должен обслуживать.

— В вашу империю входит банк КБ «Крокус», как на нем отразился сентябрьский банковский кризис?

— С нашим банком из-за кризиса ничего не произошло. Наверное, в связи с тем, что он маленький, не активный, не агрессивный и, можно сказать, очень консервативный. У нас банк работает в основном с такими клиентами, которых знает очень хорошо, либо это знакомые знакомых.

— Вы активно участвуете в работе «Опоры», РСПП, «Деловой России», ММБА и так далее. Что для вас значат такие организации?

— Я называю это «сверкой часов». Когда мы — определенный круг людей, знакомых друг с другом, — собираемся вместе, то делимся теми проблемами, которые есть у всех нас, есть в стране. Часть из них потом выносится на достаточно высокий уровень — в правительство, администрацию президента. И как-то они решаются.

Могу привести пример. Когда-то мы подняли вопрос о том, что пожарные службы не должны иметь право закрывать предприятия. Нас поддержала и администрация, и правительство. В итоге вышел закон, по которому пожарные могут закрыть предприятие только через суд. Это была большая победа бизнеса. Еще пример — победа, которая тоже была мной инициирована. На основании закона «О милиции» страж порядка мог прийти на любое предприятие или прислать запрос, что надо срочно предоставить какие-то данные. И все предприятие начинало работать на этого проверяющего, то есть надо было отчитываться, не совершив при этом никакого правонарушения. Просто отчитываться перед милицией на основании закона. Проблему удалось решить — за подписью президента Медведева вышли поправки в ряд законодательных актов. Другими словами, этот закон у милиции отобрали.

Мы постоянно работаем, пытаемся корректировать правила не для того, чтобы себе облегчить жизнь, а чтобы в стране была нормальная бизнес-атмосфера. Ведь если вы хотите, чтобы у вас в теплице выросли хорошие огурцы-помидоры, то надо создать нормальные условия — температуру, почву. Если этого нет — ничего не вырастет. И это все должны отчетливо понимать: надо создать благоприятную среду для того, чтобы расцветал бизнес. Только за счет этого страна может выйти на новые рубежи.

— Как вы оцениваете действия российских властей в плане борьбы с кризисом?

— Сейчас абсолютно четко прослеживается одна тенденция: больше всех в стране хочет экономического роста и благополучия администрация президента. Это не подхалимаж, просто я знаю ситуацию. Но при этом есть ощущение, что весь средний блок, например, проверяющие службы, это абсолютно не только не волнует, но даже раздражает. Раздражает то, что правительство и администрация президента хотят поддержать бизнес, хотят наладить ситуацию.

Есть такая стена — конфликт интересов. Мне кажется, что если соединить усилия низовых уровней, то есть тех, кто работает, и тех, кто инициируют законодательные акты, то можно эту стену непонимания пробить. Но, конечно же, без правоохранительных органов и без всевозможных структур, регламентирующих жизнь, тоже нельзя — иначе начнется хаос. Как это было во времена перехода к капитализму, когда на Красной площади могли продавать старые туфли, потому что было разрешено всем делать все.

— Это был знаменитый закон о свободе торговле?

— Да, тогда он был нужен. Но с тех пор утекло много воды, и изменения, которые происходят, сделали определенный перегиб в другую область. Теперь количество проверяющих организаций постоянно растет, усложняется жизнь.

Я как-то встретил знакомого в Турции. Это известный человек, владеет сетью гостиниц «Риксос», за восемь лет он построил двадцать отелей по всему миру. В Москве у него есть земля, причем он лично знает и Юрия Михайловича, и каких-то людей из администрации, но он ничего не может сделать. Он не понимает, как в Москве можно работать. Причем не потому, что Москва — плохой город. Человек западной ментальности говорит, что если кто-то сможет что-то построить в России, то он может поехать на Луну и там строить дома. То есть для людей, которые привыкли к какому-то стереотипу взаимоотношений, непонятно, что у нас происходит, как у нас вообще можно что-то начать делать. Есть у нас такие интересные вещи, которые для нормального человека просто непостижимы.

Сейчас стали говорить о том, что кризис вымоет все эти «национальные особенности», и бизнесу станет легче.

— Это большой вопрос. Что касается «вымоет», тут трудно сказать, потому что когда что-то моется, иногда вымывается и полезное. Порой очень сложно отделить хорошее от плохого.

— Сможет ли вливание денег в предприятия спасти российское производство?

У нас огромная страна. Лицо страны — аэропорты. Есть двадцать городов-миллионников или близких к миллиону жителей. В этих городах очень плохие аэропорты. Значит, двадцать аэропортов сегодня, даже самых шикарных — это по 200 миллионов долларов, то есть четыре миллиарда. В масштабах России — не столь большая сумма, но это поменяет лицо страны. То есть человек приезжает, сразу попадает в приличное помещение, выходит на благоустроенную территорию. Он понимает, что попал в цивилизованную страну. Сегодня, когда в любой наш город приезжает предприниматель, привыкший к определенной атмосфере, он оказывается в аэропорту советских времен, который к тому же находится в жутком состоянии. И предприниматель начинает сомневаться, зачем он вообще сюда приехал, о каком бизнесе здесь может идти речь.

Второе — у нас между западом и востоком до сих пор нет дороги. А дорога — это бизнес, сколько его вокру МКАДа, например, сколько денег с этого получает бюджет и сколько людей трудоустроено. Американцы сегодня говорят, что надо деньги вкладывать в инфраструктуру. Но Америке это, как я думаю, ничего не даст, потому что там инфраструктура уже построена. А в нашей стране ее практически нет, поэтому строительство инфраструктурных проектов — дорог, портов, аэропортов, железнодорожных вокзалов — стало бы как раз тем звеном, за которое можно вытянуть всю экономику.

Просто давать налоговые послабления или помощь, например, металлургам — это ничего не даст, не спасет. Но если появятся большие заказы на металлоизделия под те же аэропорты — это вариант выхода. Ведь возникнет необходимость не только в металле, но и в щебне, песке, в рабочей силе, наконец. Одно дело — просто кому-то помочь, дав десять миллиардов, а другое — на десять миллиардов начать что-то строить. И вот это был бы как раз качественный рывок. Причем для того, чтобы строить, не нужны никакие доллары. Страна может за эмиссионные деньги вести строительство, и это никак не повлияет на инфляцию — это мое твердое убеждение, хотя в этом мы с Минфином расходимся. Потому что деньги, которые идут в экономику через зарплату, металл, материалы, через создание средств производства, через создание инфраструктуры, — не повлияют на инфляцию. Но если просто раздавать деньги — это как раз инфляция.

Рекомендуем:

  • Фотоистории