16+
Суббота, 29 февраля 2020
  • BRENT $ 51.01 / ₽ 3412
  • RTS1299.69
26 сентября 2011, 17:31 Политика
Актуальная тема: Рокировка тандема

Операция «Цитадель» в Кремле

Лента новостей

Кроме лично обойденных кремлевским «свопом» чиновников, решение Путина самому идти в президенты удивило лишь временем его оглашения

Опять обо всем договорились. Фото: AP
Опять обо всем договорились. Фото: AP

Всем, кому не понравилась субботняя обратная рокировка Путина и Медведева, рекомендую обратить сочувственный взор на Алексея Леонидовича Кудрина. Наблюдателям кремлевских игр за державу обидно. А вот активный участник этих игр, мужчина опытный и закаленный в интригах, г-н Кудрин имеет все основания на личную обиду: его не сделали премьер-министром, как, по-видимому, обещали. Развели. До вечера понедельника Кудрин может потерять министерский пост.

В отличие от Алексея Леонидовича, которому, по карьерным соображениям, не все равно, кто из членов тандема занимает какой пост, большинство прочих российских граждан не видит для себя особой разницы в том, как они там расселись по креслам (бессмертное ельцинское: «Не так сели»). Только чувство досады — вроде того, когда узнаешь, что твою страну на премии «Оскар», вопреки приличиям, будет представлять михалковская «Цитадель». Кстати, удивительным образом «Цитадель» и рокировка пришлись на одну неделю; наверное, чтобы не забывались: в России живете!

Взгляд иностранцев на произошедшее в Москве в минувшие выходные отличается, естественно, большим прагматизмом. Британская газета The Financial Times, которая именует рокировку банковским термином «своп» (а также в другой статье — «ретроградским и рискованным шагом»), отмечает, что операция по обратной передаче полномочий от Медведева к Путину пройдет, вероятно, не так гладко, как это предполагали главные игроки. Об этом свидетельствует не только реакция Кудрина (между прочим, министр финансов разоткровенничался не в Москве, а в Вашингтоне, куда ездил на совместное заседание МВФ и Всемирного банка). Раздосадованный министр заявил, напомню, что не видит себя в новом правительстве, которое после президентских выборов должен возглавить Медведев. Опережая события, Алексей Кудрин заверил, что не согласится работать в таком правительстве.

Ответ президента не заставил себя ждать. В понедельник на заседании комиссии по модернизации в Димитровграде в Ульяновской области Дмитрий Медведев предложил Алексею Кудрину подать в отставку, раз тот не согласен с главой государства. «У меня действительно есть с вами разногласия, но я приму решение в связи с вашим предложением, посоветовавшись с премьер-министром», — парировал министр. «Вы можете посоветоваться с кем угодно, в том числе с премьер-министром, но пока я президент, такие решения я принимаю сам. Вам нужно будет определиться очень быстро и сегодня дать мне ответ: или же вы исходите из того, что разногласия, которые вы называете, не существуют, и тогда вам придется по этому поводу дать комментарий. Если же эти разногласия существуют, я другого выхода не вижу, хотя мне, конечно, неприятно», — приводит слова главы государства РИА «Новости».

Не менее красноречива и явственная обида, которая сквозит в твиттере президентского советника Аркадия Дворковича, на что обращает внимание FT. Дворкович, который, наряду с пресс-секретарем Медведева, Натальей Тимаковой, входил в число наиболее активных сторонников продления президентского мандата нынешнего президента, написал: «Да уж, нет повода для радости».

Роланд Нэш, главный инвестиционный стратег хэдж-фонда Verno Capital, отмечает, что если Россия кому-то обязана «макро-стабильностью», то это именно Кудрину. Его предполагаемый уход тревожит инвесторов (в потоке западных комментариев не удалось найти аналогичных тревожных заявлений по поводу неудовольствия г-на Дворковича).

Инвестор Стивен Дашевский из фонда «Дашевский и партнеры» замечает: «Вопрос не в том, кто является председателем правления, вопрос в том, кто CEO, т.е. человек, который отвечает за бизнес. Кудрина рассматривали как фигуру, дружественную бизнесу. Если он уйдет, это будет большая потеря».

Несмотря на то, что, как с неожиданной откровенностью победителя признался Владимир Путин, об обратной рокировке они с Меведевым договорились еще тогда, когда Медведев должен был впервые стать президентом, «команда Медведева чувствует себя преданной», считает The Financial Times. Правда, подкрепляется этот тезис только комментарием Глеба Павловского, который называет решение Медведева отказаться от президентских амбиций «катастрофой для правящей команды» и даже «моральным кризисом».

Англичанам, конечно, все равно, но, право слово, если выпавший из гнезда Павловский с его многолетним опытом личного участия во властных махинациях и интригах говорит о «моральном кризисе», то это даже менее убедительно, чем рассуждающая о целомудрии балерина Волочкова.

Вернулся тот, кто никуда не уходил

«Своп» в российских верхах при желании можно назвать «триумфом российской демократии», поскольку буква Конституции не нарушена, пишет еженедельник The Economist. Г-н Медведев может продолжать свой «крестовый поход» за освобождение России от бюрократии и коррупции и насаждение модернизации в виде российской Кремниевой долины в Сколково. А г-н Путин останется гарантом стабильности, чем-то вроде российской версии сингапурского Ли Кван Ю.

Поскольку статья в журнале называется «Возвращение человека, который никогда не уходил», то самому изданию, вероятно, ближе иная точка зрения: суть российского выбора состояла «не в том, сохранит ли [Путин] власть, а в том, как он это сделает». В этом смысле произошедшее в субботу на стадионе «Лужники» — «фарс», пишет The Economist.

Да и то сказать, оглядываясь на годы президентства Медведева, трудно не испытывать чувства разочарования: человек, который позиционировал себя знаменосцем реформистской тенденции в действительности лишь несколько расширил рамки дозволенной дискуссии. Но «нет ни единой существенной перемены, на которой бы остались его отпечатки пальцев», замечает издание.

Поскольку, по мнению The Economist, «г-н Путин — человек без очевидных идеологических убеждений», он может из прагматических соображений взять и попытаться снизить сырьевую зависимость России, объявить войну коррупции и изменить политику на Кавказе. Вот это была бы новость — в отличие от той, что была объявлена в минувшую субботу, мечтает корреспондент британского еженедельника. Но тут же поправляется: а еще Путин может оставить все, как есть, и тогда в истории России откроется «новая, более опасная глава».

«Мы всегда знали, что это за политическая система»

Газета The Wall Street Journal полагает, что кремлевский «своп» может осложнить внешнюю политику администрации Барака Обамы, которая делала ставку на рабочие контакты с Дмитрием Медведевым. Как следует из статьи, речь не шла о каких-то сентиментальных привязанностях, а о вполне прагматическом подходе. Дипломатические депеши посольства США в Москве, утекшие через WikiLeaks, рисуют Россию при Путине как «виртуальное мафиозное государство». Медведев в этой связи рассматривался как некий противовес, если не в настоящем, то, возможно, в будущем.

Теперь, когда подобная конструкция показала свою нежизнеспособность, возникает угроза, что в ближайшем будущем президенту США придется столкнуться с кремлевской командой, которая априори обижена на Белый дом недостатком внимания.

Официальная реакция, однако, выдержана в умеренных тонах. Говоря о «перезагрузке» в отношениях с Россией, которую американцы объявили с приходом Медведева, пресс-секретарь Совета по национальной безопасности Томми Виетор подчеркнул: «Перезагрузка изначально касалась национальных интересов, а не личностей». И добавил, как будто защищаясь: «Мы тут люди трезвомыслящие. Речь не идет об изменении политической системы, поскольку мы всегда знали, что это за политическая система» (см. американские дипломатические депеши).

Мы тоже всегда знали, а тот, кто предпочитал на этот счет обманываться, делал это либо в качестве психотерапии (невозможно все время думать о плохом), либо от столь распространенного в наших широтах пофигизма, либо в силу личной вовлеченности в процесс, а значит, личной заинтересованности.

В этом смысле ни сделанные на съезде единороссов заявления, ни выбор российского оскаровского комитета в пользу михалковской «Цитадели» — не удивили. Если и был в этой операции элемент неожиданности, то не в сути «свопа», а в моменте, когда о нем было объявлено. Еще на прошлой неделе весьма трезвомыслящий и уважаемый политолог Дмитрий Тренин в интервью нашему порталу заметил: те, кому особо интересно узнать, кто из членов тандема пойдет в президенты, «еще помучаются». Предполагалось, что осторожный Путин предпочтет подождать итогов думских выборов и лишь потом объявит, кому идти в президенты.

Естественно, преобладание подобных оценок также учитывалось организаторами спецоперации по обратной рокировке. Поскольку одной из родовых особенностей режима является принцип «удивляй и властвуй», было принято решение удивить если не сутью решения, то моментом его оглашения.

Был такой снятый в брежневские времена фильм о советских чекистах, которые срывают гитлеровскую операцию «Цитадель». Как все это любопытно сопряглось по прошествии стольких десятилетий.

The Financial Times в редакционной статье, озаглавленной «Путин голосует за возвращение Путина», пишет: «Понадобилось двадцать лет после развала СССР, со всеми надеждами на то, что Россия может обрести демократию, чтобы все свелось вот к этому: российский электорат, состоящий из одного человека, решил, что Владимир Путин вновь станет президентом в будущем году».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию