16+
Среда, 23 августа 2017
  • BRENT $ 51.62 / ₽ 3050
  • RTS1037.89
29 ноября 2011, 07:15 ОбществоНедвижимостьПраво

Памятники пойдут по рукам

Лента новостей

В ближайшее время будут приняты поправки в закон о культурном наследии. Власти надеются, что после его принятия механизм передачи исторических зданий в частные руки наконец-то заработает

Со временем хорошим арендаторам исторических памятников будут предоставлять льготы, позволяющие получать недвижимость в собственность без конкурса.. Фото предоставлено Мосгорнаследием
Со временем хорошим арендаторам исторических памятников будут предоставлять льготы, позволяющие получать недвижимость в собственность без конкурса.. Фото предоставлено Мосгорнаследием

Государственная Дума пятого созыва, закончившая свою работу на прошлой неделе, успела в первом чтении принять поправки в закон о культурном наследии, суть которых в передаче памятников в частные руки. В ближайшее время этот закон будет принят, сообщил президент РФ Дмитрий Медведев в беседе с представителями СМИ Центрального федерального округа.

По его словам, если закон будет принят, с памятниками можно будет «совершать различные сделки, включая даже передачу в частные руки при соблюдении определенных условий по финансированию и содержанию памятников». Это, по мнению президента, позволит содержать исторические объекты в лучшем состоянии. Но это не означает, что все памятники нужно раздать, отметил президент.

Эту тему Дмитрий Медведев неоднократно поднимал и раньше. Например, в июле этого года он поручил проработать закон о передаче памятников в частную собственность и поддержал идею создания межведомственной комиссии по оптимизации госреестра, учитывающего объекты наследия.

«Когда я гуляю по нашим городам — по Петербургу, Владимиру, я понимаю, что значительная часть памятников должна быть не только учтена, но и должна быть передана немедленно в частные руки, иначе они погибнут», — цитировал президента портал «Вести.ру».

«С точки зрения высоких соображений, государство никогда на них (памятники) денег не найдет, а инвестор может быть найдет, — рассуждал Медведев, — если сделает там магазин, что-то еще. При этом нужно сохранить фасад, элементы внутреннего убранства».

Плохим пользователям — санкции, хорошим — преференции

BFM.ru поинтересовался, что думают о законопроекте эксперты. Они отметили, что на самом деле, понятие «приватизация» было включено в федеральный закон «Об охране объектов культурного наследия» от 2002 года. Но механизм передачи памятников в частные руки работал плохо.

Как рассказал координатор движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин, приватизировать памятники разрешили еще 9 лет назад. Но почти сразу был наложен мораторий на несколько лет на приватизацию памятников федерального назначения — до того времени, когда на правительственном уровне будут приняты недостающие подзаконные акты, позволяющие осуществлять приватизацию технически. К настоящему моменту этот мораторий истек, и фактически разрешена приватизация памятников любого ранга.

Советник руководителя Москомнаследия Николай Переслегин отметил, что в частной собственности находятся многие московские здания: в частности, усадьба Орлова-Денисова на Большой Лубянке, Дом Саймонова на Дмитровке.

«Слова президента, вероятно, касаются поправок к закону о наследии, над которыми несколько лет работает комитет по культуре в Госдуме, — пояснил Рахматуллин. — В течение последних двух лет «Архнадзор» и другие эксперты плотно работали в специальной рабочей группе комитета по культуре над совершенствованием этих поправок. Закон действительно нужен. И подробности, касающиеся порядка приватизации памятников, — это даже не самая важная ценность из того, что в нем есть. В действующем законе недостает целых разделов, которые описывают сферу охраны наследия. Нет раздела «территория памятника», нет главы «порядок определения предмета охраны» и многого другого».

С точки зрения охранного законодательства, сохранности памятника между покупкой и арендой особой разницы нет. И арендатор, и собственник должны выполнять один и тот же набор условий по сохранению, поддержанию памятников, определенных законом. Есть также требования по доступу, которые описывают порядок доступа граждан к памятникам (не только наружный, но и внутренний). Эти требования устанавливает орган охраны памятников по согласованию с владельцем.

Главный архитектор Центра историко-градостроительных исследований города Москвы Борис Пастернак считает, что принципиален не столько вопрос владения памятниками, сколько обеспечение их сохранности.

«Самая драматическая для памятника ситуация, когда владелец, пользователь его умышленно разрушает, — рассказал BFM.ru эксперт. — Поэтому должен существовать механизм возвращения здания в госсобственность без тех процедур, которые существуют на сегодня, когда оно должно выкупаться у владельца. У нас сегодня объект собственности в законодательстве превалирует над понятием «объект наследия». Мы не можем войти в дом, воздействовать на собственника, чтобы он своевременно провел реставрацию, иногда не знаем, кто является собственником здания, не можем ничего сделать, когда нет возможности разобрать уродующие здание надстройки. Должен существовать механизм реприватизации или экспроприации, принудительного проведения консервационных работ, которые производит государство за свой счет, а потом взыскивает эти средства с владельца, и он от этого не может уклониться».

Николай Переслегин, в свою очередь, предположил, что новый закон будет учитывать интересы добросовестных собственников исторических зданий, они смогут рассчитывать на преференции. «Это очень важно, потому что сегодня имеет место ряд абсурдных историй, связанных с историческими зданиями», — подчеркнул он.

Эксперт привел в пример дом на Старой Басманной улице — семейную усадьбу Сергея Муравьева-Апостола, восстановлением которой занимается потомок декабриста — финансист и меценат Кристофер Муравьев-Апостол, лауреат конкурса «Культурное наследие» в номинации «Владелец». За последние 12 лет он вложил в реставрацию этого дома 15 млн евро собственных денег, произвел высококачественную научную реставрацию. При этом здание находится в собственности города, а Кристофер Муравьев-Апостол является арендатором. Если он захочет купить усадьбу, то будет конкурировать с другими участниками рынка, и ему по действующему законодательству никаких преференций не будет.

«Эта ситуация совершенно абсурдная, потому что она отбивает у потенциальных инвесторов всякую охоту вкладываться в памятники, — считает Переслегин. — За то, что он спас памятник, он будет переплачивать дважды, потому что здание будет оценено уже не по той стоимости, которая была 15 лет назад, когда он взял здание в руинах, а по нынешней стоимости с учетом средств, которые вложены в реставрацию».

К слову, поддержать добросовестных пользователей (правда, арендаторов, а не владельцев) исторических объектов, решило московское правительство. Мэр Москвы Сергей Собянин поддержал инициативу Москомнаследия сдавать старинные городские усадьбы в аренду за символическую плату после проведения реставрации. Для добросовестных пользователей стоимость аренды 1 кв метра будет составлять 1 рубль в случае, если арендатор провел надлежащую реставрацию и выполнил охранные обязательства. За основу взят принцип, которым руководствуются европейские страны, где добросовестные арендаторы платят 1 евро за 1 кв. метр.

Рекомендуем:

  • Фотоистории