16+
Четверг, 24 июня 2021
  • BRENT $ 75.16 / ₽ 5448
  • RTS1666.43
10 декабря 2011, 12:13 ОбществоПравоПолитика

«Хотелось бы без всяких революций»

Лента новостей

Иллюстратор Егор Жгун, создатель Зойча, неофициального символа Олимпиады в Сочи, был задержан после акции протеста на Чистопрудном бульваре. В интервью BFM.ru он рассказал о том, почему пойдет на Болотную и почему не надо поддаваться на провокации

Фото: zhgun.ru
Фото: zhgun.ru

Сегодня в 14 часов на Болотной площади состоится санкционированный митинг против фальсификаций на выборах в Госдуму. Хотелось бы, чтобы все оставалось в рамках правового поля и без всяких революций, сказал в интервью BFM.ru Егор Жгун, создатель Зойча

— Егор, начну с вопроса, который на этой неделе многие друг другу задают: «Вы идете сегодня на митинг?»

— Да, я собираюсь пойти.

— Вы участвовали в митинге на Чистопрудном бульваре 5 декабря, после чего были задержаны. Почему тогда пошли?

— Я ходил и раньше на митинги. Но на Чистых прудах в первую очередь интересно было посмотреть, соберется ли достаточное количество людей. Я с удивлением обнаружил, что там даже перед металлоискателем в очереди стояло несколько тысяч человек. Я пришел пораньше, просто не рассчитал время, и прошел на площадь достаточно быстро. Мой брат приехал вовремя и зашел на площадь уже только через полчаса. По-моему, он даже перелез через забор, как Навальный. Но только он не кричал обидных слов ребятам, стоящим за забором.

Иллюстратор Егор Жгун. Фото: zhgun.livejournal.com

— А сейчас для себя какие цели ставите? Чего добиваетесь?

— В идеале я бы хотел, чтобы как минимум пересмотрели итоги выборов. Я думаю, они так и сделают, если придет на митинг тысяч 30 человек, которые зарегистрировались. Они скажут: «Да, мы нашли внезапно три участка в Москве, где было 80% [голосов за партию власти], и теперь мы пишем 35%». Самый нормальный вариант — отменить эти выборы и провести повторные вместе с президентскими.

Я не в розовых очках. Я уверен, что на президентских выборах победит Путин, а «Единая Россия» наберет больше голосов, чем все остальные партии. Но когда любой житель Москвы спрашивает у всех своих знакомых, голосовал ли он за «Единую Россию», и утвердительно отвечает один из тридцати, то он совершенно точно понимает, что там нет тех показателей выборов, о которых говорят.

Если хотя бы по Москве пересчитают и напишут настоящие показатели, то я думаю, это многих удовлетворит. Если пройдут повторные выборы или итоги этих пересмотрят, я думаю, это устроит 80% тех, кто завтра придет. Я думаю, что в акции 10 декабря надо участвовать всем. Чтобы вышло столько людей, чтобы власти их заметили. Второго такого шанса не будет.

— Сейчас уже прошла несанкционированная акция оппозиции на Триумфальной площади в Москве, прошли акции протеста против фальсификаций на выборах в Санкт-Петербурге, запланированы акции в десятках других городов России и зарубежья. Вы считаете, что это революция?

— Мне бы очень не хотелось, чтобы это была революция, чтобы все совсем упало и потом еще 30 лет восстанавливалось. Я бы хотел, чтобы ребята, принимающие решения [власти — BFM.ru] увидели, что происходит. И не то, что бы пошли на попятную. Они никогда так не сделают, потому что в их понимании у них есть чувство собственного достоинства. Но просто хотя бы, чтобы они перестали по ТВ нам говорить, что [глава ЦИК Владимир] Чуров — волшебник, и все [видео о фактах] фальсификации были [специально] сняты. Хочется, чтобы они вдруг заметили, что ребята, которые не очень-то верят тому, что им рассказывают, существуют.

Я больше всего опасаюсь того, о чем пишут. Что будет один труп, и все реально порушится. Этого, действительно, делать не нужно. Надо [держаться] в рамках всех законодательных норм. И хотелось бы, чтобы те ребята, которые не узнали про перенос [митинга] на Болотную площадь и придут на площадь Революции, спокойно через Москворецкий мост перешли на Болотную.

— Организаторы митингов 9 декабря настаивали на том, что надо прийти именно на площадь Революции. При этом заместитель мэра Москвы Алексей Горбенко заявил, что шествия организаторами не запланированы. Соответственно, они будут восприниматься полицией как нарушения общественного порядка и пресекаться. Вы не считаете, что переход с площади Революции до Болотной площади может спровоцировать задержания?

— Я надеюсь, что ребята из «Солидарности» и «Левого фронта», когда будут идти пешком до Болотной, не будут при этом выкрикивать лозунги, перекрывать проезжую часть. Я не исключаю, что я специально выйду на площади Революции и специально дойду до Болотной.

Я не знаю, чего ожидать. Когда по улице идет толпа, это абсолютно нормально. Просто найдутся ребята, которые просто от того, что у них в двух шагах будет Кремль, просто будет видно его башни, начнут скандировать и так далее. И потом, разумеется, после пары минут скандирования может случиться, что угодно. Я надеюсь, что здравый смысл возобладает.

Провокации, естественно, будут. Я уверен, что сейчас «нашисты» [представители прокремлевского движения «Наши»] сидят рядом с [главой Росмолодежи Василием] Якименко и думают, каким образом рассосаться по толпе и каких именно ребят снимать, чтобы потом в сюжете по ТВ показывать, какое быдло и беззубые бомжи за деньги туда пришли. Разумеется, это будет.

Участникам митинга важно думать о том, совпадают ли лозунги идущего рядом с тобой человека с твоими. Не надо поддаваться [на провокации].

И не надо провоцировать полицию. У полицейских тоже чувства будут накалены. Они тоже будут не очень рады тому, что они там стоят.

— Вы сказали о том, что власти должны заметить эти протесты. А они замечают? К примеру, когда проходила акция протеста на Триумфальной площади, премьер Владимир Путин посещал выставку Караваджо. Есть ли иные способы, кроме выхода на площадь, выражения своей позиции?

— Другие способы? Их же миллион. Мне понравилось, как в Twitter написал кто-то: купить еду и привезти в ОВД задержанным — это даже проще, чем ходить по цветочным магазинам и искать белые ленточки.

— Егор, Вы — дизайнер, и политические темы Вам не чужды. Вы, к примеру, про Селигер делали карикатуру, про визит Владимира Путина в «Олимпийский». Такие «творческие протесты» замечают?

—Я думаю, что ребята в Кремле или администрации открывают свежие фотожабы с Путиным, и очень громко ржут в голос. А как только Путину показывают распечатки из Интернета, я думаю, он делает ровно то же самое. Но я не думаю, что это повлияет [на общественное мнение]. Потому что у нас сатира на ТВ отсутствует полностью. А картинка в Интернете… Это не совсем то. Если бы это было небольшой частичкой в огромной массе передач на ТВ, то это, может быть, смогло бы повлиять. А так это просто картинки в Интернете, которых боятся чиновники, за что-то отвечающие.

— После митинга на Чистых прудах Вас задержали. Как это было?

— Задержание длилось сутки. Меня доставили в ОВД с Навальным и Яшиным к 10 вечера, потом отделили от нас через пару часов Навального и Яшина, посадили в актовый зал. Это было часов в 11-12. Потом в 6 утра развели по камерам. Мы прекрасно выспались, после этого нас посадили в автобус часов в 11, может пораньше, и повезли в суд. День я провел в автобусе и в суде. До входа в суд метров 40 было, в тот момент Яшина уже осудили, а Навального еще только собирались. Можно понять, сколько зевак и журналистов было вокруг. Нас даже покурить не выпускали из автобуса на том основании, что мы можем поговорить случайно не с тем журналистом и все рассказать. Мы посидели в автобусе. В 6 часов вечера нам вынесли приговор — сутки ареста. Но так как у нас до истечения суток еще оставалось 3 часа, мы сели в автобус и поехали в ОВД, чтобы нас оттуда отпустили. Но автобус вел человек, не очень знакомый с Yandex-картами. И он вез нас просто невероятным образом.

— Дорогу не просил показать?

— Он просил дорогу показать, когда мы уже встали на Ордынке. До ОВД на Народного Ополчения не доехали, потому что три часа истекли по дороге, и поэтому нас выпустили прямо из автобуса.

У всех это происходит по-разному. У нас не забирали ничего — ни телефонов, ни шарфов. Я мог встать и походить кругами. Это странно — сидеть на старых креслах в течение семи часов. Как авиакомпании во время коллапса говорили, что через полчаса полетим… Так и нам говорили, что через пару часиков [нас доставят в камеры]. Но это лучше, чем мой брат сидел. Брата моего в другом ОВД сразу посадили в камеру. 19 человек в две пустые камеры. И они там сидели до утра. В одной 10, в другой 9 человек.

— После событий на Триумфальной площади поступали сообщения, что в камерах людей уже гораздо больше.

— Когда нас задерживали, было всего 300 человек задержано, а в наше ОВД, к примеру, доставили 26 человек. А когда мы ехали в автобусе по Ордынке, там милиционеру позвонили, и сообщили, что ровно в то же самое ОВД везут еще 70 человек. Брат мой сидел по 10 человек в камере. Я потом читал, что и по 20, и по 15 человек сидят в камерах. С едой тоже везде ситуация разная. Мы были в «VIP-ОВД», потому что все знали, что, может быть, у нас находится Навальный. И все «сетевые хомячки» приехали именно туда. Нам дважды или трижды приносили еду и воду. А мой брат съел один бутерброд и пил воду из-под крана. Это меня очень расстроило.

Я подумал, что неплохо мне что-то сделать для других задержанных. Я покупал продукты и передавал другому человеку, который их доставлял в ОВД. Вся еда, кстати, должна быть в магазинной упаковке. И вода в канистрах, бутылках тоже нужна. Потому что милиционеры иногда считают, что воду из-под крана пить нисколько не неприятно.

— Можно ли на таких акциях избежать задержаний?

— Я на днях говорил с Ильей Варламовым [блогер, фотограф, создатель агентства гражданской журналистики «Ридус»]. Мы с ним находились рядом, ровно за пять минут до того, как меня задержали. И он меня пытался уверить, что все эти задержания на этих митингах происходят, когда ребята сами хотят, чтобы их задержали. Я пытался убедить Варламова, что идти мне было некуда. Он с моими доводами не согласился и сказал, что если бы я хотел уйти, то ушел бы.

Там еще проблема была, что все ближайшие метро стали по очереди закрывать из-за большого скопления народа. Но с другой стороны, я понимаю, что если бы я знал, что меня могут задержать, то пошел бы не туда, куда идет вся толпа. Я бы пошел в другую сторону.

Ребятам, которые будут на Болотной площади, я советую в 5:30 часов вечера [митинг согласован до 18 часов 10 декабря] выдвигаться к метро и просто беречь себя, не участвовать в провокациях.

— На Ваш взгляд, может ли быть митинг на Болотной площади последним: «выпустят пар» и все?

— Если бы меня спросили перед акцией на Чистых прудах, то я бы сказал, что 10 декабря никто не придет. Но получилось ровно наоборот. Может быть все, что угодно. Надо посмотреть, чем на Болотной площади все закончится. Хотелось бы, чтобы все оставалось в рамках правового поля и без всяких революций.

— А Вы согласны участвовать в несанкционированных акциях протеста?

— Пока есть возможность участвовать в санкционированных, я об этом не думал. Но если произойдет что-то невероятное, если у меня не будет выбора, то, может быть, и пойду. Я пока стараюсь беречь себя и действовать по закону, пока это еще возможно делать. И предлагаю всем, кто подумает об этом, делать ровно то же самое. Пока в угол еще никого не загнали.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию