16+
Пятница, 22 сентября 2017
  • BRENT $ 56.82 / ₽ 3275
  • RTS1123.24
21 января 2012, 20:03 Технологии

Росреестр собирает данные для геопортала

Лента новостей

О том, зачем в России создается единая инфраструктура пространственных данных и на каком этапе находится проект, в интервью BFM.ru рассказал заместитель руководителя главного государственного регистратора РФ Сергей Сапельников

Сергей Сапельников, заместитель руководителя Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии. Фото предоставлено пресс-службой Росреестра.
Сергей Сапельников, заместитель руководителя Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии. Фото предоставлено пресс-службой Росреестра.

Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр) готовит к запуску геоинформационный портал пространственных данных, который должен стать единой «входной точкой» для всех российских организаций, предприятий и служб, нуждающихся в пространственных данных. Создание такого портала — очередной шаг в реализации проекта по построению единой российской инфраструктуры пространственных данных (РИПД).

Под пространственными данными подразумеваются любые данные, начиная с координат границ земельных участков и заканчивая результатами переписи населения, выборов, расположения ритейловых сетей, планирования и ведения процессов, связанных с ЖКХ, муниципальным управлением и прочее. Можно сказать, что пространственные данные, по сути, сопровождают нас везде и в самых разнообразных видах деятельности.

О том, зачем в России создается единая инфраструктура пространственных данных и на каком этапе находится проект, в интервью BFM.ru рассказал заместитель руководителя главного государственного регистратора Российской Федерации Сергей Сапельников.

— О проекте создания РИПД говорят с 2005 года или даже дольше. Что под этой аббревиатурой скрывается?

— Действительно, концепции создания РИПД уже несколько лет. Изначально она была написана в Роскартографии. Потом, когда Росреестр поглотил три больших агентства — Роснедвижимость, Роскартографию, Росрегистрацию, инициатива перешла в Росреестр. Здесь мы начали c земельного кадастра и всего, что с ним связано. Результат уже можно увидеть сегодня — это публичная кадастровая карта с возможностью использования ее сервисов в бытовых и коммерческих целях.

Примеров, где подход, изложенный в концепции РИПД, мог бы принести ощутимый экономический и социальный эффект, множество. Есть, например, спутниковый снимок территории Сочи. В связи с подготовкой к Олимпиаде, насколько я знаю, его выкупали несколько десятков раз. Это были разные организации — «Олимпстрой», Минрегион, Росреестр, местные органы власти. У каждой из них были свои цели. Но это один и тот же снимок, одни и те же данные. Возникает вопрос: почему нельзя один раз купить данные и обеспечить к ним доступ в виде сервиса с возможностью просмотра и скачивания?

Вот, собственно, конечным результатом нашего проекта и должно стать создание стандартов, форматов инфраструктуры доступа и самих пространственных данных. Чтобы заработала система обмена ими, вовлечения данных системы в экономическую среду, в народное хозяйство.

— Каким образом вы хотите реализовать эту задачу?

— Во всем цивилизованном мире единой точкой входа в закрома пространственных данных является Геопортал или портал геопространственной информации. Как правило, за таким порталом стоит сложная инфраструктура — технологическая и организационно-нормативная.

На наш взгляд, должен быть создан один большой российский Геопортал, куда какое-то ведомство, в данном случае Росреестр, выложит имеющиеся у него данные и обеспечит к ним доступ на заранее определенных лицензионных условиях. Кому-то бесплатно, например, госорганам, кому-то за большие деньги, а кому-то — за маленькие. Некоторым организациям нужны данные всей территории, кому-то — лишь маленькой ее части, кто-то хочет только познакомиться с ними, просто посмотреть, а кому-то необходимо их скачать для дальнейшего использования, быть может, коммерческого.

Тут как раз и начинается самое сложное — реализация возможности использования этих данных и в государственном управлении, и в корпоративном секторе, и обычными людьми. И у Росреестра появится такой портал, в котором мы разместим информацию как бы слоями. Один из них — имеющиеся у нас топографические карты открытого пользования, навигационные карты, которые мы сделали для программы ГЛОНАСС. Далее туда же можно положить кадастровый слой, который мы уже сегодня публикуем на кадастровой карте. Довольно скоро туда лягут данные из правового слоя — о том, какой объект, кому принадлежит. Но, опять же, такие данные должны быть доступны только правообладателям и тем, кто имеет на это право по закону.

— Какие сложности и препятствия есть у проекта?

— Самое главное — нужно договориться, что описания одного и того же хранятся в едином формате. Причем по всей России, во всем сообществе. Скажем, экономические данные: надо придумать для них специальный формат, который все будут использовать. Конечно, звучит утопично, но в мире это работает.

У нас уже есть кадастровая карта с возможностью ее использования в бытовых и коммерческих целях. Многие контрагенты обращаются к ней в режиме онлайн — мониторят пожары, свалки, еще какие-то ситуации. Это уже работает, а для того, чтобы заработала остальная часть, и ведомства, коммерческие организации, граждане начали понимать друг друга, нужен закон. И сейчас главное, что нужно сделать — принять закон о РИПД.

Сейчас есть закон и проекты закона о геодезии и картографии, но этого недостаточно. Сам по себе качественный географический и геодезический материал имеется, но этого мало. Понятно, что здесь мы ориентируемся на западный опыт и в чем-то его копируем, но с учетом наших масштабов. Ведь Россия — это все-таки огромная территория, седьмая часть суши, и в пространственных данных — это очень много. И кадастр, естественно, получается большой, и РИПД может стать самой емкой системой в мире.

— Вы используете собственные данные или получаете их от других организаций?

— Без закона о РИПД очень трудно рассчитывать, что тебе кто-то что-то даст. У нас есть законодательство о кадастре РФ, там есть статья 15 об обмене данными на муниципальном уровне и субъектовом. Границы субъектов и муниципальных образований, территориальное планирование различных зон, зонирование по экологическому признаку, по историческому признаку — вся эта информация должна быть в кадастре.

Сегодня часть этой информация уже имеется в кадастре, хотя не всегда просто ее получить, не все ее дают. А та, что есть, в основном хранится в виде описаний: «вдоль русла реки до бугра, дальше направо, а там обратно». Вот так примерно может быть описана граница заповедника. Для того чтобы ее превратить в пространственные данные, а не семантические, нужно, чтобы кто-то однажды сделал эту работу. А ее можно выполнить, например, в полевых условиях силами кадастрового инженера, который должен провести межевание, нарисовать границу на планшете и поместить в кадастр. Можно и отдать эту работу тому же муниципалитету, если размер объекта позволяет это сделать.

Открыв публичный доступ к кадастровой карте, а это случится уже в следующем году, мы дадим и сервис, которым смогут воспользоваться ведомства и муниципалитеты. Если же они не захотят этим пользоваться, то смогут предоставлять нам данные в электронном формате, а мы будем помещать их в кадастр.

Вот с этого мы планировали начинать и ровно это сейчас прописано в проекте Минэкономразвития. Я надеюсь, что общественность уже в январе увидит первую реализацию геопортала, куда мы положим, помимо данных кадастра, еще и топографические карты открытого пользования, навигационные карты. Там будет та единая цифровая кадастровая основа, которую мы сейчас создаем — это космические снимки, топографические карты и ортофотоснимки, которые делаются с летательных аппаратов.

— Минэкономразвития выделило 20 миллионов рублей на создание прототипа геопортала. На что они пошли?

— Да. Минэкономразвития в рамках программы «Информационное общество» объявляло конкурс. Нам портал сейчас передается фактически для того, чтобы мы наполнили его реальным содержимым, предоставили реальные сервисы. То есть деньги на это и пошли. Результат можно будет увидеть в сети уже в первом квартале 2012 года.

— А если говорить в целом о проекте, уже готовом и реально работающем, то сколько средств потребуется на его поддержку и развитие?

— Скорее всего, речь пойдет о подключении по системе регион за регионом по всей территории России. Сейчас подсчитать затраты сложно. Нам надо сделать хотя бы два пилотных региона и оценить, во что это обошлось. Как показывает опыт внедрения портала, по кадастровой части и по части регистрации прав — это 20–30 млн рублей в год.

Это не очень большие средства для такого проекта. А такая дешевизна объясняется достаточно просто — мы же не создаем чего-то нового. А вот уже вокруг проекта средства огромные: мы покупаем спутниковых снимков на миллиард рублей, хотя, в общем-то, по самой низкой цене в мире. Сейчас мы платим около двух-трех долларов за квадратный километр, когда средняя цена на рынке — 20 долларов. Мы покупали ортофотоснимки, у нас их много — охвачено примерно 40% территории России. И на это тоже потрачены миллиарды рублей. Просто это все лежало где-то и никогда не использовалось, населению было недоступно.

— Сколько лет потребуется, чтобы перейти от наполнения вашей базы данных к готовому продукту?

Продукт уже сейчас готов на 70% для различных применений. Где-то еще сохраняются режимы секретности — это, например, подземные коммуникации или крупномасштабные пятисотметровые карты-планшеты, которые наиболее полезны с точки зрения профессионального применения. Техническая платформа позволяет их показать, но есть еще ограничения на публикацию этих данных и их использование в мирных целях. Хотя во многих странах таких ограничений уже нет.

Рекомендуем:

  • Фотоистории