16+
Воскресенье, 20 августа 2017
  • BRENT $ 52.86 / ₽ 3119
  • RTS1027.85
7 марта 2012, 11:55 Политика

«Супервторник»: Ромни победил по очкам

Лента новостей

Кандидаты-республиканцы настолько увлеклись темой секс-меньшинств и абортов, что повысили рейтинг Обамы

Митт Ромни в кругу сторонников в Бостоне, штат Массачусетс, где он был губернатором. Фото: АР
Митт Ромни в кругу сторонников в Бостоне, штат Массачусетс, где он был губернатором. Фото: АР

По итогам «супервторника» — главного события в ходе избирательной кампании республиканской партии по выдвижению единого кандидата на общенациональные выборы — с незначительным преимуществом лидирует бывший губернатор штата Массачусетс Митт Ромни. Победу «по очкам» решило голосование среди республиканцев штата Огайо (данные о победе Ромни на Аляске пришли уже после подведения итогов в Огайо). Всего Ромни заручился поддержкой шести из десяти штатов, где во вторник проходило голосование. Но это еще автоматически не означает, что бывшему губернатору удастся заручиться заветным числом в 1144 делегатов на партийном съезде, который утверждает единого кандидата от оппозиции. Отсутствие «нокаута» в поединке с отказывающимся сдаваться Риком Санторумом делает ситуацию достаточно неопределенной.

Главная проблема Митта Ромни, как ее видит агентство Reuters, заключается в том, что он пока не сумел убедить рядовых республиканцев в том, что он по-настоящему правый, а не притворяется. Репутация умеренного либерала, которая закрепилась за ним со времен губернаторства в одном из самых просвещенных американских штатов Массачусетс (колыбели американской науки и бизнеса, где расположены такие университеты, как Гарвард и MIT) вредит ему в соперничестве с ультраконсерватором Риком Санторумом.

Распределение голосов во время «супервторника» также показывает, что Ромни увереннее чувствует себя в либеральных штатах. Он легко победил в Массачусетсе, а также в Вермонте и Айдахо, где не только сильны либеральные настроения, но и насчитывается достаточное количество единоверцев кандидата, мормонов. Ромни также заручился поддержкой большинства республиканцев в Виргинии.

Между тем победа Санторума в таких штатах, как Теннеси, Оклахома и Северная Дакота, позволила ему утверждать, что именно он наилучшим образом представляет консервативную философию республиканской партии.

Бывший спикер палаты представителей Ньют Гингрич одержал победу в своем родном штате Джорджия и заявил, что не намерен выходить из гонки. Однако шансов на номинацию у него практически нет.

Наиболее ожесточенная борьба развернулась в штате Огайо, где разница между главными соперниками, Ромни и Санторумом, временами была настолько мала, что, по законам штата, могли быть назначены перевыборы. В итоге Ромни получил 38% против 37% у его соперника. По данным экзит-поллов те, кто голосовал за Ромни, исходили из того, что у него больше шансов победить Барака Обаму на общенациональных выборах 6 ноября. Те, кто поддержал Санторума, сделали это по идеологическим или политическим соображениям: он представляется им ближе к повседневным заботам рядового американца.

С точки зрения американской политической истории, штат Огайо отмечен тем, что никогда республиканец не становился президентом США, не победив в этом штате, замечает BBC.

Митту Ромни, человеку с состоянием в 200 млн долл., пока не удается войти в образ рубахи-парня. В то же время на руку ему играют финансовые трудности кампании его главного соперника. Санторум, бывший сенатор от штата Пенсильвания, пользуется поддержкой у крайне консервативных и религиозных избирателей.

Победителю не достается почти ничего

Согласно опросам социологической службы Pew, за период нынешних праймериз трое из каждых десяти американских избирателей изменили свое мнение о республиканцах к худшему. То есть за то время, что оппозиция публично, как этого требуют правила американской политической жизни, выбирала кандидата, который может составить конкуренцию Бараку Обаме на общенациональных выборах, сама эта оппозиция сильно надоела избирателю, включая и собственно сторонников оппозиционной республиканской партии.

Данные того же опроса свидетельствуют: на фоне дрязг среди республиканцев сторонники демократической партии по-новому взглянули на Барака Обаму: из тех, кто следил за праймериз, намерение поддержать действующего президента на ноябрьских выборах окрепло среди 49%. В декабре число таких людей не превышало 36% в стане убежденных демократов.

Но и те, и другие все чаще отзываются о праймериз республиканской партии с отвращением. Как задолго до «супервторника» заявила бывшая первая леди Америки Барбара Буш (жена и мать президентов-республиканцев), нынешняя избирательная кампания — это худшее, что она видела за свою долгую жизнь. Газета The New York Times (ее традиционно принято отождествлять с демократической партией) признается в сегодняшней редакционной статье, что разделяет эти чувства миссис Буш.

И дело не только в том, что все три главных претендента на роль единого кандидата от республиканцев — Митт Ромни, Рик Санторум и Ньют Гингрич — достаточно невыразительные политики. Сам уровень полемики и ее тональность, сместившаяся на крайний правый фланг политического спектра, вызывают у многих нормальных людей в лучшем случае недоумение. Об этом как раз пишет NYT: «У этой страны есть серьезные экономические проблемы и очень серьезные вызовы в области национальной безопасности. Но республиканские политики настолько увязли в окопах культурной и религиозной войны, что они не предлагают никаких решений».

Замени американские реалии на российские, и то, о чем пишет The New York Times, станет очень хорошо понятно каждому человеку в нашей стране, который мало знаком с этими самыми американскими реалиями. Многие нормальные люди потому и бегут от политики, как черт от ладана, — и у них, и у нас, — что уровень дискуссии и уровень тех, кто в ней участвует, вызывает ужас.

С такими врагами Обаме друзей не надо

«Супервторник» не дал окончательного, решающего ответа на вопрос о том, кто же будет представлять республиканскую партию на выборах, и это значит, что сторонникам республиканской партии предстоит еще достаточно долго выбирать между Миттом Ромни, которого NYT называет «сторонником капитализма в стиле кантри-клуба», и Риком Санторумом, «настолько идеологически зашоренным, что трудно представить себе, как он может воспринимать какие-то альтернативные идеи».

Из сказанного не следует, что между Ромни и Санторумом вообще нет различий. Они есть и заключаются в том, что последний обычно более экстремален и категоричен в выражении своего неприятия геев и лесбиянок, а также в отношении того, что религия — причем именно та религия, которую исповедует именно он, — должна играть большую роль в политике. Примером тому является заявление Санторума о том, что он испытал тошнотворный рефлекс, перечитывая знаменитую речь президента Джона Кеннеди 1960 года об отделении церкви от государства. NYT называет этот выпад Санторума «одним из самых низкопробных моментов в современной электоральной политике». Интересно, что бы написала та же газета о высказываниях российских адептов вмешательства церкви в дела светского государства.

Предполагается, что Митт Ромни — сам по себе человек несколько более умеренных взглядов. Но поскольку оппоненты Обамы в нынешнем году должны быть святее Папы Римского, то есть правее ультраправых, то и Ромни постоянно упражняется в гомофобских высказываниях, а заодно постоянно затрагивает тему абортов и даже контроля над рождаемостью. И все это — во время экономического кризиса. В собственно экономической области оба кандидата предлагают примерно те меры, которые в 2008 году чуть не привели страну к краху: еще большая децентрализация, снижение налогов для богатых и ослабление мер социального обеспечения для бедных.

Можно также усмотреть разницу в той степени иррациональности, с которой каждый из них критикует любые инициативы, исходящие от президента Обамы, – только потому, что они исходят от Обамы.

Во внешней политике оба изображают Обаму слабым президентом. Ромни принадлежит формула: Обама — «самый беспомощный президент Америки после Картера» (Картер «проморгал» исламскую революцию в Иране и сандинистскую в Никарагуа, а также советское вторжение в Афганистан). Сами республиканские кандидаты (включая и Ньюта Гингрича) для демонстрации своей силы без конца провоцируют Израиль на нанесение удара по Ирану.

Не исключено, что такого уровня набор идей заставит правое крыло республиканцев заплатить за свою упертость высокую политическую цену: прежде всего, среди своих собственных сторонников. Как заметила сенатор-республиканка от штата Аляска Лайза Мурковски, «республиканцы заставляют американский народ думать, что партия ведет войну с женщинами».

С такими соперниками и в условиях, когда американская экономика начинает показывать признаки оживления, президенту Бараку Обаме, возможно, и не придется преодолевать свойственную ему инертность, в которой его упрекают многие демократы. Чувство неловкости, переходящее в гадливость, которое порождают его злейшие политические враги, может стать самым надежным союзником Обамы на предстоящих общенациональных выборах. Но до них еще очень долгий, по американским политическим меркам, срок.

Рекомендуем:

  • Фотоистории