16+
Суббота, 15 декабря 2018
  • BRENT $ 60.25 / ₽ 4022
  • RTS1116.50
14 марта 2012, 17:57
Александр Аничкин

Александр Аничкин

Нормальный Франсуа, поклонник Иисуса

У левых политиков перспектива победы Олланда во Франции вызывает огромный интерес. Финансовый кризис последних лет обозначил переломный момент. Заговорили о «конце капитализма» и «возрождении левой»

«Я буду нормальным президентом», — обещает лидер социалистов Франсуа Олланд. Еще одно, из предвыборного: «Мой главный враг — мир финансов». Тех, у кого доходы превышают миллион евро в год, он хочет заставить платить 75-процентный налог. «Платить больше налогов, чтобы помочь стране встать на ноги, — это патриотический долг», – говорит он.

Карла Бруни, жена французского президента, недавно насмешила страну заявлением: «Мы скромные люди». В глазах миллионов французов она и ее муж олицетворяют преклонение перед богатством и роскошью, любовь к дорогим побрякушкам и знаменитостям.

Этот образ человека, оторванного от реальных нужд и интересов «нормальных» французов, возможно, и станет главным фактором его поражения на предстоящих президентских выборах.

Первый тур выборов пройдет 22 апреля, второй — 6 мая. Кампания в разгаре, и два главных кандидата, Саркози и лидер социалистов Франсуа Олланд, идут ноздря в ноздрю. Последний опрос службы Ifop/Fiducial дает в первом туре 28,5 процента голосов Саркози, Олланду — 27. Но во втором туре уверенно побеждает Олланд с 54,5 процентов против 45,5 за Саркози. На левом политическом фланге во Франции больше кандидатов. И когда придется выбирать из двух, они отдадут предпочтение кандидату-социалисту во втором.

Про него известно, что иногда по Парижу он передвигается на мопеде. Не побоялся зайти к сквоттерам-арабам, которые захватили старинный особняк в центре Парижа и объявили его «министерством по делам предместий».

Фото: AP

Но кто он, Франсуа Олланд?

Еще ребенком ошарашил мать, сказав, «вот вырасту и стану президентом». Героем его юношеских лет был Иисус Христос. Не столько в религиозном смысле, сколько в социальном. По отзывам знающих его людей, у Олланда остро развито чувство справедливости.

Он из провинциальной семьи. Отец — врач консервативных взглядов. Мать — социальный работник. Ее наоборот отличали либеральные взгляды в политике.

Олланд проявил способности в школе и прошел в кузницу французского правящего класса École national d’administration, ENA. Выпускников ENA называют “енархами”. Они составляют политическую элиту Франции. Олланд начинал в годы Миттерана и видел, как левая мечта сошла на нет под давлением «революции» Рейгана-Тэтчер.

Дальше его карьера была незвездной — за ним прочно закрепилась репутация неяркого, слишком «нормального» политика. С первого плана его долго оттесняли другие, включая и гражданскую жену Сеголен Рояль, с которой он прожил тридцать лет и вырастил четверых детей. На выборах 2007-го года она, а не Олланд, стала кандидатом соцпартии. Сеголен проиграла тогда Саркози, а отношения с Олландом не выдержали этого испытания –—они разошлись.

К выборам 2012 года Олланд прошел мейковер, или, как говорят во Франции, relooking, – ему постарались создать более современный, динамичный образ. Ушли мешковатые костюмы, старомодные очки в бюрократической оправе. Если раньше сатирики дразнили его пудингом-размазней – flanby, то теперь смеются над его строгой спортивной диетой.

Помог и неожиданный скандал с Домиником Строс-Каном. Руководитель МВФ, тяжеловес социалистов, которому прочили президентское кресло, закончил свою политическую карьеру, отбиваясь от обвинений в попытке изнасилования горничной в Нью-Йорке. Франсуа Олланд вышел в лидеры среди кандидатов левых.

И главное отличие между 2007 и 2012 — финансовый кризис в корне изменил настроения электората. Богатства и славы теперь стесняться приходится.

Из правящего лагеря Олланду бросают упрек в недостатке опыта. Аргумент, знакомый по недавним российским выборам. «Если не Саркози, то кто? Олланд?»

Верно, он не занимал министерских постов. Между тем, у него за плечами многолетняя работа председателем совета департамента Коррез, мэром, депутатом Национального собрания и на посту первого секретаря социалистической партии. Последнее особенно трудно. Социалисты известны жесткими междоусобицами, столкновениями амбиций и публичными спорами. По отзывам знающих Олланда людей, у него поразительно сочетаются твердость и способность находить компромиссные решения.

Между пламенными предвыборными лозунгами и реалиями руководства ведущей европейской страны разница, конечно, большая. И все же перспектива победы Олланда многих в Европе обеспокоила.

Канцлер Ангела Меркель открыто выступила в поддержку Саркози. Ее, прежде всего, волнует обещание Олланда пересмотреть достигнутые с Саркози договоренности о жестких финансовых мерах по выводу еврозоны из кризиса. И даже шире — угроза франко-германскому союзу, бывшему на протяжении десятков лет локомотивом строительства единой Европы. Во Франции усилилось недовольство доминированием Германии в формировании европейской политики. Не настолько, как в Греции, но все же ощутимо. А раскол между Францией и Германией стал бы расколом Европы.

У левых политиков перспектива победы Олланда во Франции вызывает огромный интерес. Финансовый кризис последних лет обозначил переломный момент. Заговорили о «конце капитализма» и «возрождении левой». Протесты протестами, но левые не предложили еще новой, объединяющей и работоспособной, социально-экономической идеи.

В случае победы социалистов во Франции они такой шанс получат.

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию