16+
Вторник, 3 августа 2021
  • BRENT $ 72.79 / ₽ 5310
  • RTS1635.90
28 марта 2012, 08:12 ФинансыБанки, вклады и кредитыПравоКриминал

Обналичку попробуют побороть штрафами

Лента новостей

Росфинмониторинг предлагает изменить порог суммы, по которому сделки с целью отмывания доходов считаются крупными. Порог поднимут, а уголовную ответственность заменят высокими штрафами

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС

Глава Росфинмониторинга Юрий Чиханчин на встрече с премьер-министром Владимиром Путиным, которая состоялась во вторник, 27 марта, рассказал о планах по внесению изменений в статью 174 Уголовного Кодекса, касающейся ответственности за отмывание денег. Речь шла об изменении определения особо крупной суммы и меры наказания за отмывание. «Это требование международного сообщества. Порог [особо крупной суммы] у нас на сегодняшний день 6 млн рублей. Мера ответственности, безусловно, не должна быть уголовно очень высокая. Там может быть штраф, но пороговая сумма должна быть изменена», — сказал он, не уточнив, как именно изменится порог.

Сегодня, согласно статье 174 отмывание денег определяется как финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом, направленные на легализацию доходов, полученных нелегальным путем. Такие сделки считаются крупными, если проведены на сумму свыше 6 млн рублей. Их совершение в зависимости от ряда факторов карается штрафом в размере от 100 тысяч до 1 млн рублей (или в размере зарплаты осужденного за период от года до пяти лет), принудительными работами или лишением свободы на срок до семи лет.

Уголовные дела по отмыванию денег редко возбуждаются самостоятельно, они обычно рассматриваются в совокупности с делами о хищении или ином уголовно наказуемом деянии, пояснил BFM.ru партнер юридической фирмы «Некторов, Савельев и Партнеры» Александр Некторов. «Например, человек украл у государства 10 млн рублей и вывел их из России на счет кипрской офшорной компании. Далее этого человека поймали за руку. Уголовная ответственность для него возникает по факту того, что он украл средства, а затем — по факту, что он их легализовал», — поясняет Некторов.

Борьба с легализацией доходов, добытых преступным путем, активизировалась в России в ходе очередной антикоррупционной кампании, а также в связи с бегством капитала из страны, полагает начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максим Осадчий. Естественно, властям не нравится, что деньги покидают страну, поэтому понятно стремление перекрыть каналы вывода, отмечает он.

И Осадчий, и Некторов сходятся во мнении, что Росфинмониторинг предложит правительству заменить наказание за легализацию денег — не лишать виновных свободы, а штрафовать их.

«Люди, которые занимаются обналичиванием, несомненно, наносят ущерб государству, хотя делают это зачастую лишь для того, чтобы не платить с них налоги. То есть не все обналиченные в России деньги добыты преступным путем», — пояснил Александр Некторов.

Максим Осадчий считает, что государство все более склонно карать экономических преступников экономическими же методами, а не сажать их в тюрьму. «Семь лет лишения свободы за то, что ты за определенный процент превратил 1 млн рублей со счета в банке в наличные — это слишком суровое наказание. Неправильно, чтобы такие люди сидели в тюрьме наравне с насильниками и убийцами», — считает Некторов.

Эксперты также полагают, что планка ответственности за легализованную сумму, которую Росфинмониторинг считает крупной, будет поднята. «Шесть миллионов рублей для сегодняшней России — это достаточно небольшое по размерам экономическое преступление. Скорее всего, планка будет поднята», — говорит Некторов.

Увеличение сумм, относящих к «крупному размеру», является шагом на пути к либерализации «экономического» блока уголовного законодательства, отмечает председатель совета директоров УК «Столичная финансовая корпорация» Павел Геннель. Но он полагает, что нельзя забывать, что «мы имеем дело с предложением, которое пока не слишком сочетается с общим фискальным курсом и предложениями других ведомств, в особенности в области противостояния возрастающему оттоку капитала».

Забот прибавится и банкам

Юрий Чиханчин заявил также, что пакет законодательных инициатив по борьбе с легализацией доходов, добытых преступным путем, ведомство представит в правительство в ближайшие дни. В основном речь идет о приведении законов в соответствие с международными требованиями FATF. В частности, банки получат право приостанавливать операции и отказываться от их проведения, если посчитают их сомнительными.

Согласно законам, контроль за отмыванием денег сейчас возложен именно на банки: они должны выявлять в операциях своих клиентов признаки, свидетельствующие о том, что компания занимается «отмывочной» деятельностью.

Инициативы по приведению российского законодательства в соответствие международным требованиям FATF можно только приветствовать, говорит начальник управления финансового мониторинга банка «Стройкредит» Оксана Курганова. Другой вопрос, что банки в повседневной работе ориентируются не на порог в 6 млн рублей, предусмотренный Уголовным Кодексом, а на требования, прописанные в Федеральном законе «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» — так называемом 115-ФЗ, отмечает специалист банка.

Согласно закону о противодействии отмыванию, банки обязаны сообщать в Росфинмониторинг об операциях на сумму свыше 600 тысяч рублей. Кроме того, необходимо сообщать о других сомнительных операциях, независимо от их суммы. Оксана Курганова назвала некоторые критерии, на которые ориентируются банки по определению сомнительности операций клиентов. Например, если снимаемая клиентом сумма составляет более 80% от всех его оборотов по счету или снятие такой суммы не обусловлено характером его деятельности, если клиент переводит средства в другой банк без объяснения причин, если при проведении операции применяются различные схемы с использованием ценных бумаг.

Кроме того, будут внесены поправки в закон о банках и банковской деятельности. «В частности, рассматривается вопрос о предоставлении права правоохранительным органам в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий по решению суда «вскрыть» 26-ю статью о банковской тайне и получить доступ к информации о движении по счетам», — сообщил Юрий Чиханчин.

Здесь речь идет о том, что до момента возбуждения уголовного дела следователи, которые занимаются каким-то экономическим делом, не имеют доступа к банковским счетам своего подозреваемого — такой доступ имеют лишь налоговики, поясняет Александр Некторов. Поэтому оперативники, работающие в отделах по борьбе с экономическими преступлениями, обычно просто договариваются с банками, чтобы быть допущенными к проверке счетов фирм, подозреваемых в отмывании денег. А это не всегда удается, вернее, чаще всего удается лишь «в обмен» на предупреждения ОБЭП о проведении обысков в банке. Банкам же такие мероприятия и их огласка не нужны, поскольку «деньги любят тишину». Поэтому, возможно, речь идет о том, что при наличии серьезных оснований подозревать фирму в обналичке, сотрудники ОБЭП получат более свободный доступ к их счетам.

Кампания по активизации борьбы с обналичкой в определенной степени вписывается в тему мелких банков — нужны ли они в России, напоминает Максим Осадчий. «Почему-то в России некоторые чиновники считают, что мелкие банки просто предрасположены к отмыванию денег, хотя это далеко не так», — отмечает аналитик. Он напоминает, что два самых известных банка, лицензии у которых были отозваны по статье «несоблюдение требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов», являлись вполне крупными финансовыми организациями. Это банк «Нефтяной», который на 1 января 2005 года обладал капиталом в 1,7 млрд рублей и Содбизнесбанк, капитал которого на 1 января 2004 года равнялся 2,2 млрд рублей.

Также Осадчий напоминает, что новая волна легализации связана с тем, что недавно правоохранительные органы выявили новых фигурантов — компании и банки, проходящие по делу об отмывании денег.

Так, по итогам проверок, направленных на пресечение незаконных финансовых операций и коррупции, за последнее время выявлена противоправная деятельность в 30 крупных компаниях и одном банке, сообщил вчера первый вице-премьер Виктор Зубков, также присутствующий на встрече с Владимиром Путиным. По словам Зубкова, только за последние несколько дней проведены оперативно-розыскные мероприятия в 30 крупных компаниях. В них «также обнаружено очень много документов, подтверждающих противоправные действия».
Кроме того, «за последние несколько недель проведены проверки в пяти крупных банках, в одном из них обнаружено большое количество документов, которые показывают, что этот банк занимался противоправной деятельностью», добавил вице-премьер.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию