16+
Вторник, 21 ноября 2017
  • BRENT $ 62.21 / ₽ 3694
  • RTS1139.78
19 апреля 2012, 08:48

Рост цен на сырье беспокоит «Уралхим»

Лента новостей

«Арабская весна» помогла «Уралхиму» получить рекордную прибыль. Куда компания направит полученные средства, что будет с рынком удобрений и почему выгодно одновременно делать бизнес в Европе и Америке, BFM.ru рассказал глава «Уралхима» Дмитрий Коняев

Генеральный директор «Уралхима» Дмитрий Коняев. Фото: Григорий Собченко/BFM.ru
Генеральный директор «Уралхима» Дмитрий Коняев. Фото: Григорий Собченко/BFM.ru

Производитель удобрений «Уралхим» в прошлом году смог получить рекордную прибыль и окончательно решить сложности с долговой нагрузкой. Однако теперь компания не спешит выходить на IPO. Чем вызвано это решение, что «Уралхим» готов противопоставить росту цен на калийное и фосфатное сырье и почему рынки Европы и Латинской Америки интереснее рынка Индии, в интервью BFM.ru рассказал генеральный директор «Уралхима» Дмитрий Коняев.

— Довольны ли вы итогами года?

— Год был хорошим, в первую очередь благодаря конъюнктуре рынка. Поддержку оказала и ситуация в Северной Африке. Этот регион — один из крупнейших производителей азота и фосфора, а революции привели к снижению объемов производства. Поскольку мировой рынок удобрений достаточно сбалансированный, то результатом этого стал взрывной рост спроса и цен.

— Дивиденды будете выплачивать?

— Это вопрос совета директоров. До настоящего момента выплат дивидендов не осуществлялось.

ОАО «Объединенная химическая компания «Уралхим» создано в 2007 году. 95,5% акций контролирует Дмитрий Мазепин. «Уралхим» является одним из крупнейших российских производителей минеральных удобрений. По итогам 2011 выручка компании составила 2,08 млрд долларов, чистая прибыль — 445 млн долларов.

— Чего ждете от рынка в этом году?

— Скорее всего, год будет неплохой. В конце прошлого года было серьезное проседание цен на азотные и фосфорные удобрения. В январе-феврале произошла стабилизация, а во второй половине марта, после публикации данных по урожаю и запасам готовой продукции в США, начался взрывной рост по азоту. Сегодня карбамид торгуется на Балтике по 500 долларов за тонну на условиях FOB. Этот всплеск носит сезонный характер, но если коррекция и будет, то в пределах 10% от средних показателей прошлого года.

— Это прогноз по всем сегментам рынка удобрений?

— По азоту не следует ждать падения. Не будет падения и по калию. В первом квартале из-за снижения спроса калийщики уже уменьшили объемы производства, чтобы удержать цены. Благодаря этому они смогли законтрактоваться с Китаем на уровне прошлого года, а теперь уже в Бразилии вновь пытаются повысить цены.

Определенное снижение относительно уровня прошлого года будет по фосфору. Порядка 40% мировой торговли диамонийфосфатом — это госзакупки со стороны Индии, и она будет стараться влиять на рынок. Это окажет определенное давление, но катастрофического падения цен не будет.

— Почему тогда план прибыли компании на 2012 год ниже прошлогоднего и составляет 424 млн долларов?

— Причина — ценовые ножницы естественных монополий: растут железнодорожные тарифы, ожидается повышение цены на газ, выросли цены на калий, фосфор, электричество и так далее. Комплекс этих факторов и приводит к уменьшению прибыли.

— У кого сейчас закупаете газ? Насколько «Уралхиму» интересно приобретение собственного добытчика?

— Газ мы закупаем у «Газпрома» и «Новатэка» в пропорции 60% на 40%. Идеи о покупке были, но главным сдерживающим фактором здесь является транспортная составляющая — труба монополизирована «Газпромом». Пока мы отложили этот вопрос.

«Мы сохраним статус азотного производителя»

— А в принципе, сделки по слияниям и поглощениям компании интересны?

— Если появится такая возможность, будем рассматривать. Пока мы больше сфокусированы на существующих активах и консолидации пермского завода по производству удобрений — ПМУ [«Пермские минеральные удобрения»].

— Как проходили переговоры о покупке этого актива?

— Там был целый набор претендентов. Первоначально «Сибур» хотел продать свои активы по производству удобрений в комплексе. Но мы не очень были заинтересованы в приобретении кемеровского «Азота». Для нас представляла интерес только раздельная продажа активов. Когда в рамках переговоров мы достигли этого понимания, то вышли с предложением, договорились о сделке. Актив мы оплатили собственными средствами, не привлекая внешнее финансирование. Теперь ПМУ будем полностью консолидировать в своей отчетности.

— «Уралхиму» не интересна диверсификация?

— Мы для себя определились, что сохраним статус азотного производителя и концентрируем усилия на наиболее востребованных марках. Есть специфические сельхозкультуры, которые требуют определенных марок удобрений. Мы это учли и успешно опробовали стратегию производства нишевых продуктов для конкретных рынков. Маржа по таким маркам высока и не так волатильна, что позволяет снизить зависимость от сезонных колебаний и конъюнктуры конкретного рынка.

— Другие производители сложных удобрений пытаются строить вертикальные цепочки, чтобы снизить зависимость от поставщиков сырья. Как вы на это смотрите?

— И фосфор, и калий — виды природного сырья, для их добычи нужны колоссальные финансовые вложения на долгие годы. Мы считаем, что средства с большей отдачей можно вкладывать в азотные проекты. У нас уже есть большой спектр продукции, делаем ставку на марки с высоким содержанием азота и с достаточно низким содержанием фосфора и калия. Такая продукция востребована в Европе. Но рост цен на сырье все равно нас беспокоит.

— Как «Уралхим» выстраивает отношения с поставщиками калийного и фосфатного сырья?

— Мы продолжаем работу с ФАС — доказываем, что должно быть участие и влияние государства на ценообразование. Сейчас у нас контракт на закупку апатита у «Фосагро», который покрывает наши потребности в 2012 году. В контракте есть формула цены, поэтому здесь мы сейчас себя чувствуем уверенно. По калию была изменена система формирования цены: теперь для производства сложных удобрений для российских сельхозпроизводителей действует внутренняя цена, а при поставке удобрений на внешние рынки идет экспортный паритет.

— Государство планирует продать свой 20-процентный пакет в «Апатите», вам это интересно?

— Мы рассматриваем вопрос участия, но окончательное решение будет зависеть от условий конкурса. Если решим участвовать, готовы привлечь внешнее финансирование. Сейчас наш долг составляет 1,03 млрд долларов, а его соотношение к EBITDA чуть больше 1,2.

«IPO может рассматриваться, если будет крупная сделка»

— У «Уралхима» есть планы по выходу на IPO?

— Думаю, в среднесрочной перспективе мы воздержимся от выхода на международные рынки. Проект IPO может рассматриваться, если будет какая-то крупная сделка слияния-поглощения.

— На рынке периодически возникают слухи о слиянии с «Акроном».

— У нас с «Акроном» нормальные деловые отношения, но консолидацию активов или слияние мы не рассматриваем.

— А почему вы отказались от размещения акций три года назад?

— На тот момент финансовое состояние компании существенно отличалось от нынешнего. Была необходимость во внешнем заимствовании, привлечении внешних финансовых ресурсов. Сейчас такой потребности нет.

— Компании принадлежит около 10% акций «Тольяттиазота». Какова цель этой инвестиции?

— «Тольяттиазот» — самый большой завод в мире по количеству агрегатов аммиака на отдельно взятом предприятии. Сначала мы рассматривали вложение как портфельную инвестицию и рассчитывали на хорошие дивиденды, но, к сожалению, выплаты были лишь дважды и составили в сумме менее 100 млн рублей.

Принципиально мы не согласны с той оценкой по доходной части «Тольяттиазота», что публикует менеджмент предприятия, и оценкой, по которой распределяются дивиденды. Даже в таможенной статистике цены «Тольяттиазота» намного ниже, чем наши продажные цены. Возникает вопрос: либо это использование каких-то схем, либо кто-то лукавит. Мы обратились в суд за разъяснением и с требованием предоставить информацию. К сожалению, «Тольяттиазот» предпочел выплатить штрафы конструктивному диалогу.

— Есть ли планы по продаже этого пакета?

— Мы рассматривали такой вариант. Но корректной информации нет даже по составу акционеров компании и продать кому-то пакет будет затруднительно. Чем это закончится, сложно сказать.

— В этом году «Уралхим» намерен инвестировать в свое развитие 150 млн долларов. На что пойдут эти средства?

— Основные направления — это капвложения, инвестпроекты, в первую очередь новые продукты, модернизация мощностей. Фонды достаточно изношены, поэтому мы постоянно должны вкладывать десятки миллионов долларов в поддержание текущего производства.

— Как движется строительство терминала на Балтике?

— Надеемся, что до конца 2012 года сможем начать пробные отгрузки, а до конца 2013 года запустим первую очередь мощностью до 2 млн тонн.

— Почему вы делаете ставку в первую очередь на Европу и Латинскую Америку?

— С точки зрения логистики это оптимально. Наши предприятия расположены на Урале. Соответственно нашей продукции нужно 2000 километров ехать по железной дороге до балтийских портов, а до черноморских — 3000. Логистика с Балтики — это Северная Европа, Скандинавия, Прибалтика, Великобритания, Ирландия. Кроме того, Балтика — это выход на Латинскую Америку и Бразилию, где у нас есть собственный офис.

Сочетание Европы и Латинской Америки выгодно и в плане снижения фактора сезонности. Регионы находятся в разных полушариях, и пока в одном из них идет спад потребления, в другом — подъем.

— Недавно «Национальная химическая группа» Аркадия Роттенберга объявила о планах строительства завода удобрений на Дальнем Востоке для поставок в Азию. Вам этот регион интересен?

— Азия — это в первую очередь рынки Индии и Китая. Китай по азоту уже является нетто-экспортером. Остается Индия, которая проводит закупки через крупные тендеры, на которых необходимо соперничать с производителями Персидского залива. Но с учетом дорогой логистики нам с ними сложно конкурировать. Это бизнес международных трейдерских структур. Мы предпочитаем прямые продажи. Порядка 70–75% нашего объема идет напрямую местным локальным импортерам без использования крупных трейдерских структур.

— Вступление России в ВТО как-то скажется на бизнесе «Уралхима»?

— Это движение в правильном направлении, но как оно на практике повлияет на российское сельское хозяйство, надо смотреть. Видимо, государству придется более активно поддерживать российских сельхозпроизводителей. Что касается поставки удобрений из-за рубежа на российский рынок, то это малоперспективно. У нас даже нет терминальных мощностей для приема таких грузов. Внутреннее производство минеральных удобрений превышает потребности российского сельского хозяйства, поэтому я не жду существенной конкуренции со стороны иностранных производителей.

Рекомендуем:

  • Фотоистории