16+
Пятница, 24 ноября 2017
  • BRENT $ 63.58 / ₽ 3714
  • RTS1163.35
20 апреля 2012, 16:00
Александр Аничкин

Александр Аничкин

Жуа-де-вивр и налоги: Франция перед выбором

После того, как французы проголосуют руками на президентских выборах, ожидается, что многие из тех, что побогаче, проголосуют ногами: если, как свидетельствуют опросы, победу одержит кандидат социалистов Франсуа Олланд

Давно, еще в 80-х, когда я много писал о моде и дизайнерах, вышел у меня длинный разговор с двумя преуспевающими английскими дизайнерами Китом Варти* и Аленом Кливером. Они начинали на родине, потом уехали в столицу высокой моды Париж и начали, было, там добиваться успеха. Но пришли президентские выборы 1981 года, на них победила левая коалиция Франсуа Миттерана с его программой радикальных, почти социалистических реформ.

«Мы тогда быстро почувствовали, как вокруг исчезает joie de vivre, то есть умение жить с радостью, — говорил Кит Варти. — Тогда и решили, что в Париже нам больше делать нечего».

Дизайнеры достигли всемирной славы, работая в Италии с брендом Byblos.
Мне тот давний разговор вспомнился сейчас, накануне первого тура президентских выборов во Франции. В туре первом участвует десять кандидатов и победителя, очевидно, не будет. Судя по опросам избирателей, во второй тур выйдут президент Николя Саркози и кандидат от социалистической партии Франсуа Олланд. В этом случае победу прочат Олланду — его обещают поддержать другие левые партии, включая набравший популярность Левый фронт с участием коммунистов.

Впервые за тридцать лет перспектива получить президента-социалиста кажется реальной. Одно из главных предвыборных обещаний Олланда — 75-процентный налог на супербогатых — тех, у кого годовой доход превышает один миллион евро (38,8 млн. рублей). Эту меру, по опросам, поддерживает 65 процентов французских избирателей.
При всей популярности лозунгов «против богачей», сомнительно, чтобы «налог на богачей» помог стране выйти из кризиса. Во-первых, даже если она будет осуществлена, то принесет казне, по разным оценкам, лишь от 100 до 300 миллионов евро в год. При том, что государственный долг составляет 1,7 триллиона евро. Во-вторых, суммарное налоговое бремя во Франции и так невыносимо высоко — вместе с обязательными социальными платежами оно превышает 70 процентов. А в-третьих, кроме «голосования руками» раз в несколько лет на выборах, существует ведь и другое, постоянное, голосование — «ногами».

Тогда, тридцать лет назад, я не сразу понял, почему поник парижский жуа-де-вивр с избранием президента-социалиста. Сейчас — хорошо вижу.

Но можно ли как-то измерить «голосование ногами»? Можно. Например, в Англию переехали жить и работать более полумиллиона французов, в основном молодых и экономически активных людей. Едва ли не больше, чем русских. Знакомая француженка, дизайнер-график, работающая в Манчестере, так мне объяснила свой переезд: «С нашими налогами и безработицей мне просто там нечего делать».

Это молодые и начинающие. А как с «олигархами»?

На лондонском рынке недвижимости происходит нечто занимательное. Консалтинг по элитной недвижимости Knight Frank сообщил, что в первом квартале этого года произошел 19-процентный скачок онлайн-запросов из Франции. Этот скачок особенно заметен на фоне общего по Европе спада интереса к недвижимости в английской столице – на 9 процентов. Запросы из Франции касаются самых дорогих домов в Лондоне. Недвижимость стоимостью ниже 1 миллиона фунтов (47,5 млн. рублей) интересует французов меньше всего. Зато к домам в ценовом разбросе от одного до 5 миллионов запросы выросли на 11 процентов, а по вилке от 5 до 15 миллионов и выше — на тридцать процентов.

Конечно, от запроса в консалтинг до купчей путь неблизкий, но тенденция просматривается ясная. Как объясняют эксперты, интерес к недвижимости свидетельствует не только о намерении переместить капиталы из Франции, но и о том, чтобы физически покинуть страну — выйти из ее налоговой системы, перестав быть налоговым резидентом. По существующим сейчас правилам, после переезда в Англию и выхода из налоговой системы Франции человек получает статус «не проживающего в целях налогообложения» – non-domicile или сокращенно non-dom. Затем в течение семи лет нон-дом может не декларировать никаких доходов во Франции или других странах.

Жуа-де-вивр нужен не одним богачам. Мечта о справедливом общественном устройстве не в том, чтобы не было богатых, при всей к ним ненависти, а в том, чтобы не было бедных. Богатые, видимо, не очень рассчитывают на справедливость к себе после выборов и готовятся голосовать и дальше — ногами.

* Кит Варти скончался в Италии в начале апреля этого года. Марка Byblos и сейчас остается одной из самых популярных в мире, хотя и переместилась в область парфюмерии.

Рекомендуем:

  • Фотоистории