16+
Четверг, 5 августа 2021
  • BRENT $ 70.56 / ₽ 5158
  • RTS1653.31
22 апреля 2012, 17:11
Актуальная тема: Сколково: шанс на будущее

«Ты не знаешь, в чьих руках находишься»

Лента новостей

Наличие большого объема средств убивает инновации. Учиться нужно на своих ошибках. Исправлять их сложнее при участии государства. Отцы-основатели хайтека и рынка венчурного капитала Израиля в интервью BFM.ru об азбуке ведения инновационного бизнеса

Фото: jjut/flickr.com
Фото: jjut/flickr.com

Российским инновационным компаниям необходимо уходить из-под государственной опеки, к такому мнению пришли эксперты Саммита творцов инновационной экономики, который прошел на этой неделе в Москве. Помогать искать «российский путь» построения инновационной среды для предпринимателей пригласили 13 ведущих мировых менеджеров в сфере инноваций.

Если не научишься на своих ошибках, не научишься и на чужих

К настоящему времени в стартапы в рамках проекта «Сколково» инвестировано 300 млн долларов. 80% проектов отечественные, такие данные приводит инноград.

Сейчас в мире существует более тысячи инновационных центров. И у «Сколково» есть возможность изучить их опыт и не повторять чужих ошибок, заявил вице-президент «Сколково» Станислав Наумов.

Дов Фруман, сооснователь корпорации Intel. Фото: leadershipthehardway.com

Один из приглашенных на саммит экспертов — Дов Фруман (Dov Frohman), сооснователь корпорации Intel, изобретатель постоянной памяти EPROM. Он не согласен с мнением, что тем, кто занимается собственными инновациями, учиться нужно прежде всего на чужих ошибках. «В России говорят: «Дураки учатся на своих ошибках, а умные — на чужих. Я думаю, что это не совсем верно. Ведь если ты не научишься на своих ошибках, то никогда не сможешь научиться на чужих», — пояснил он BFM.ru.

По мнению Фрумана, в настоящее время в России есть большая проблема, заключается она в том, что начинающим инноваторам доступно слишком много денег. «И это убивает инновации, — говорит он. — Люди думают, что кругом столько возможностей и путей, но это не так».

При этом он не отрицает, что наличие средств — это все же плюс, но главное, сколько средств будет вложено именно в процесс создания инноваций, в команду, в бизнес, а не в здания.

В 1970 году Фруман изобрел память EPROM, работая в компании Intel, которой в то время было всего два года. «Мы были вынуждены бороться, и это побуждало нас быть креативными, импровизировать, находить и реализовывать всевозможные новые подходы [к решению проблем]. Когда мы начинали, не было никакой инфраструктуры, правительство не создавало ее специально для нас», — вспоминает он о первых годах работы.

Что плохого в господдержке

В 1974 году Фруман уехал обратно в Израиль и основал в Хайфе подразделение компании. Сначала в нем трудились пять человек, сейчас в Intel Israel работает 7,8 тысячи сотрудников, подразделения компании расположены в шести израильских городах. На долю израильского отделения приходится 40% от всех доходов Intel, заявляла в марте этого года генеральный директор Intel Israel и вице-президент Intel Максин Фассберг (Maxine Fassberg). С 1974 года Intel инвестировала в израильскую экономику 9,4 млрд долларов, в то же время израильское правительство — 1,3 млрд долларов.

Израиль сейчас занимает первое место в мире по объемам вложений в сектор научных разработок (R&D) и первое место по показателю объема сделок с привлечением венчурного капитала (по данным глобального инновационного рейтинга INSEAD 2011 года). Для сравнения, Россия по этим показателям находится на 44-м (траты на R&D составляют 1,03% ВВП, по данным Организации экономического сотрудничества и развития) и 57-м местах из 125-ти соответственно.

Израиль привлекает зарубежных инвесторов благодаря наличию передовых технологий, образовательной инфраструктуры высокого уровня и образовательных возможностей, а также госинвестициям, поясняет Фассберг. В стране с 1958 года существует некоммерческий Институт экспорта и международного сотрудничества, созданный правительством и частным бизнесом. Он занимается выводом израильских компаний на мировой рынок и помогает им налаживать отношения с иностранными партнерами. Его годовой бюджет равен примерно 430,5 тысячи долларов, или 1,6 млн шекелей, сообщал ранее журнал «Коммерсантъ-Наука».

В России же сейчас по-прежнему сложно привлечь инвесторов. Помощник президента Аркадий Дворкович в марте этого года признавал, что российский бизнес испытывает затруднения в поиске партнеров.

Бо́льшую часть финансирования инноваций берет на себя государство. За три года, как ранее сообщал BFM.ru, фонд целевого капитала «Сколково» планирует привлечь 1 млрд долларов — от госкомпаний.

Игаль Эрлих, создатель первой в Израиле венчурной компании и глава венчурного фонда Yozma Group. Фото: yozma.com

Игаль Эрлих (Yigal Erlich), создатель первой в Израиле венчурной компании и глава венчурного фонда Yozma Group, который осуществил прямые инвестиции в 40 проектов, рассказал BFM.ru, что в общем нет ничего плохого в том, чтобы получить помощь от государства. Сам он в 1992 году убедил правительство Израиля в необходимости предоставить 100 млн долларов на венчурные проекты и за три года создал 10 венчурных фондов. Но главное, чтобы государство не вмешивалось в бизнес-процессы, настаивает он.

«Государство дает 50% от стоимости проекта, другие 50% ты находишь у частных инвесторов [по такой же схеме финансирует определенные проекты и «Сколково» — BFM.ru]. Но при этом, когда ты получаешь средства от государства, оно не должно вмешиваться в реализацию и управление проектами, — поясняет Эрлих. — После того, как проект успешно реализован, правительство получает роялти. Невмешательство в дела компании — это очень строгий принцип. Ты можешь совершать ошибки, другое дело, как быстро ты сможешь скорректировать свои планы, чтобы их исправить. С государством это сложнее, потому что оно меняется медленно. И лучший способ избежать ошибок, меньше вовлекать в бизнес государство».

Российские инноваторы, начинающие бизнес, безусловно, пытаются сократить свою зависимость от государства.

О спросе на венчурных инвесторов говорит, к примеру, тот факт, что для того, чтобы задать вопросы Эрлиху, пришлось ждать почти час: группы журналистов сменялись группами участников саммита. Непродолжительный разговор с Эрлихом прерывался трижды — бизнесмены давали визитки, пытались рассказать о своем проекте или договориться о встрече.

Однако сам Игаль Эрлих не инвестирует в Россию, о чем он рассказал BFM.ru, но признает, что если и стал бы делать бизнес в нашей стране, то только при наличии местного партнера. «Условия в России еще не располагают к инвестициям — множество регуляторов, часто меняются решения государства. Люди говорят о коррупции, о том, что лучше этого не касаться. Ты не знаешь, что случится завтра, в чьих руках ты находишься», — пояснил Эрлих.

«Я разговаривал с Эрлихом, он сказал, что несколько лет назад начались некоторые улучшения, и я надеюсь, что в будущем все исправится», — говорит Фруман.

Добавим, согласно рейтингу INSEAD, по показателю выгоды от вложений в инновации Россия сейчас занимает 50 место в мире. Ранее в интервью BFM.ru Джон Као (John Kao), советник Хилари Клинтон по инвестициям и конкурентоспособности США, заявил, что приход новых инвесторов зависит от того, какие заявления будут сделаны новым президентом и новым правительством. Также он отметил, что если «Сколково» удастся показать, что бизнесмены получат «доступ к информации, к возможностям, талантам» при вложении в российские проекты, «тогда они придут», — считает Као.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию