16+
Среда, 13 декабря 2017
  • BRENT $ 62.68 / ₽ 3683
  • RTS1141.50
30 мая 2012, 19:50 Технологии
Марина Эфендиева

Марина Эфендиева

Москва–Берлин: какая из столиц технологичнее?

Принято считать, что российская столица — отнюдь не самый «продвинутый» мегаполис в мире. Говорят, что старушка-Европа опережает нас по многим параметрам. Не спорю. Но здесь, в Берлине, в дни проведения конференции по информационной безопасности меня не покидает ощущение, что где-то на бытовом уровне Россия не отстает, а, напротив, опережает многие страны, в частности, Германию.

Очень сложно сформулировать, почему я считаю, что наши дела в чем-то идут лучше, чем у других. Ну, скажем, например, в России все гораздо лучше говорят по-русски. Шутка. Я действительно думаю об уровне проникновения в быт, в обычную жизнь «рядовых членов общества» современных технологий.

За европейский рынок — и в частности за рынок Германии — в полном смысле слова сражаются главные-крупнейшие-ведущие производители гаджетов. Вспомним хотя бы баталии Apple и Samsung: последней через суды пришлось выбивать право продавать бюргерам свои Galaxy-планшеты и смартфоны. Я не понимаю, почему — лучше бы занялись Россией. Убеждена, что у нас гораздо больше гиков и просто «продвинутых» пользователей. И если бы та же Apple перестала считать Россию вторичным рынком, это сугубо положительно сказалось бы на ее продажах.

В феврале исследовательская фирма comScore публиковала статистику, согласно которой уровень проникновения смартфонов в Германии достиг 37%. В России, по данным Ericsson, до такого показателя не дотягивает даже столица. В регионах ситуация и того хуже. В целом к 40% страна приблизится лишь в 2015 году.

В январе мой коллега из Франкфурта-на-Майне Константин Куц писал о развенчании мифа, что самый желанный подарок для немца — книга. В исследовании, на которое он ссылался, первое место по «желанности» занимали смартфоны.

При этом за те неполные два дня, что я нахожусь здесь, мне встретилось очень мало людей со смартфонами. Серьезно, я видела только один «айфон» — у журналистки-француженки. В отеле, где разместили гостей CPX-2012, я встретила только одного человека с «айпэдом» — в рабочей зоне с WiFi. Кто он — выяснить не успела, но, кажется, тоже заезжий представитель прессы или, возможно, пиарщик.

Остальные встреченные мной в Берлине люди используют обычные мобильники. Что интересно, очень многие люди ходят со старыми «сони-эрикссонами». Даже странно, что не попался кто-нибудь с Siemens. «Корпоративщики» все сплошь с «блэкберри» — это стандарт. «Таблеток» в периметре не видно — только классические ноутбуки (а не какие-нибудь с яблоками). Вот, в общем-то, и весь набор девайсов.

Удивительная история: представитель американского подразделения одной крупной компании, увидев у меня в руках мой не новый уже смартфон, был очень впечатлен. Всего лишь тем, что этот аппарат работает на Windows Phone. Американца поразил сам факт того, что до России дошла эта платформа. А когда я сказала, что телефону уже года полтора — он и вовсе растерялся. Как же — у нас же, по статистике, виндофонов вообще нет.

О’кей, понимаю, что это все очень субъективно — нельзя судить о чем-то на основании одних лишь поверхностных наблюдений. Но ведь это то, что я вижу собственными глазами!

Жаль, что я не была, да уже и не успею побывать в рамках этой поездки в школах и университетах Берлина. Очень хотелось бы сравнить их с московскими — на предмет наличия модных гаджетов у школьников и студентов. Ведь не только мне встречаются в Москве толпы молодых ребят, с ног до головы «обвешенных» планшетами, букридерами, смартфонами, «айподами»?

Зато я успела прокатиться в берлинском метро. И вот что могу сказать. Во-первых, я не увидела ни одной электронной читалки. Зато обычных книг в руках у пассажиров я насчитала штук 15. В одном вагоне.

Я не заметила, чтобы кто-то из молодых людей сидел, уткнувшись носом в экран смартфона или планшета. В московской подземке такую картину можно наблюдать ежедневно. Есть, правда, кое-что общее — много людей в наушниках.

Опять же оговорюсь — может, я попала на какую-то уникальную ветку или день был какой-то особый.

Дальше — больше. Заплутав по пути к отелю, я решила зайти в ближайшую кафешку и засесть там с ноутбуком — побродить по Интернету, проверить, что твориться в соцсетях. В первом ресторанчике, куда я зашла, «вайфая» не оказалось. Как и во втором. В третьем мне сказали, что точка есть, но пароль знает только хозяин заведения, которого нужно подождать минут 15-20. Потеряв всякую надежду найти заведение с Интернетом, поплелась в отель.

По пути встречалось множество полуподвальных интернет-кафе (если кто забыл — это такие специальные заведения с допотопными компьютерами и проводным Интернетом). Все они были настолько непривлекательными, что зайти в них я не решилась.

Понятно, что рассуждать об уровне «бытовой» технологической продвинутости всей России или всей Германии на основании того, что я увидела за полтора дня в выделенных частях Берлина, нельзя. С другой стороны, тут у меня примерно та же выборка, что и в Москве: и тут и там я общаюсь с людьми, так или иначе относящимися к сфере информационных технологий.

У нас именно эти люди первыми приобретают самые современные устройства, узнают о новых сервисах, тестируют их и делятся наблюдениями с остальными. Здесь специалисты тех же областей ходят с многолетними сотовыми аппаратами и безропотно втыкают в ноутбуки провода, чтобы выйти в Сеть.

И на родине, и здесь шанс выпасть из этого специфического окружения я имею лишь на улицах или в метро. Свое сравнение я уже привела: в Москве «вайфай» раздают во всех более-менее приличных кафешках (спасибо, дорогие российские сотовые операторы, за Free-WiFi), а молодежь относится к мобильному Интернету в метро как к некой само собой разумеющейся вещи.

Мой субъективный вывод: в Москве люди используют все доступные им современные технологические блага «взахлеб», на полную катушку. Ну а бюргеры — либо уже «сыты по горло» чудесами хайтека либо пока просто их не распробовали.

Рекомендуем:

  • Фотоистории