16+
Воскресенье, 22 апреля 2018
  • BRENT $ 73.71 / ₽ 4526
  • RTS1145.80
24 июня 2012, 19:34

Непростое время «Норильского никеля»

Лента новостей

Совет директоров ГМК «Норникель» уже 28 июня может принять решение о погашении части квази-казначейских бумаг, а с решением о новом выкупе пока лучше не торопиться, считает глава ГМК Владимир Стржалковский

Генеральный директор ГМК «Норильский никель» Владимир Стржалковский. Фото: ИТАР-ТАСС
Генеральный директор ГМК «Норильский никель» Владимир Стржалковский. Фото: ИТАР-ТАСС

Генеральный директор ГМК «Норильский никель» Владимир Стржалковский в интервью BFM.ru рассказал, почему руководство компании пока не спешит проводить очередной раунд выкупа бумаг с рынка для поддержки капитализации, что будет делать ГМК, если конъюнктура рынка продолжит ухудшаться и как сказывается статус российской компании в международной экспансии.

— Фонд «Интеррос» предложил погасить часть квази-казначейских акций ГМК — закон позволяет разом погасить до 10% бумаг. Как руководство компании относится к такой инициативе?

— Этот вопрос уже включен в повестку дня, разосланную членам совета директоров. Заседание совета пройдет 28 июня. Провести погашение бумаг технически не просто. Еще предстоит определить, какие это будет иметь последствия для компании, а затем уже менеджмент предложит свой вариант решения.

— Все тот же «Интеррос» недавно предложил провести новый выкуп акций. Как вы смотрите на такую инициативу?

— Я не хотел бы давать поспешный ответ — нужно изучить эту возможность с финансовой точки зрения. Предложение о выкупе сделано в контексте повышения капитализации. Действительно, предыдущие раунды buy back вели к росту котировок, но сейчас время непростое. Надо взвесить все, чтобы это не сказалось отрицательно на инвестиционных планах и деятельности компании.

— Сколько в этом году «Норильский никель» готов инвестировать в свое развитие?

— По инвестициям у нас около 3,2 млрд долларов на этот год. Наверное, будет поменьше, сейчас готовится предложение немного сократить инвестиционную программу, но это не критично, потому что меняется курс рубля к доллару.

ГМК «Норильский никель» — диверсифицированный горнорудный холдинг, крупнейший в мире производитель никеля и палладия. Основными акционерами компании являются: фонд «Интеррос» (около 28%), ОК «РусАл» (25,13% акций), «Металлоинвест» (около 4%). По итогам 2011 года выручка по МСФО составила 14,12 млрд долларов, чистая прибыль — 3,63 млрд долларов.

— В случае падения цен на никель компания может пересмотреть свою инвестиционную программу?

— Конечно, может. Если случится долгосрочный застой цен, то это возможно, это даже нужно будет сделать. Я внес в совет директоров соответствующие предложения по возможным изменениям в инвестиционной программе и стратегии, если цена никеля более двух месяцев подряд будет меньше 15 тысяч долларов за тонну.

— В какие проекты в этом году планирует инвестировать ГМК?

— Основные проекты касаются развития нашей рудной базы в заполярном филиале и поддержания энергетики.

— Как развивается Читинский проект?

— Все необходимые средства нами своевременно перечисляются, железная дорога достраивается. Так что и со стороны государства, и с нашей стороны работа ведется по плану. По-моему, это тот редкий случай, когда в настоящий момент все довольны: и федеральная власть, и читинские власти, и мы тоже удовлетворены совместной работой.

— У ГМК были сложности на недавних конкурсах на месторождения в Воронежской области и на месторождение «Норильск-1». На ваш взгляд, на сколько объективны были их итоги?

— Что касается воронежского месторождения, то объективно самые выгодные условия были предложены нами: и по цене в бюджет — в федеральный она в семь раз превышала заявку конкурентов, и по реальным срокам окупаемости, и по вкладу в социально-экономическое развитие Воронежа. Еще с 1980-х годов у «Норильского никеля» есть технологии разработки таких месторождений, необходимое оборудование для добычи, а полученная руда перерабатывалась бы Кольским подразделением.

Выигравшая компания [«Уральская горнометаллургическая компания» — BFM.ru] собирается привлекать деньги под 0,1% в год. Я хочу посмотреть, кто их даст. Если там идет вопрос о том, чтобы в дальнейшем этот актив перепродать другой компании, в том числе, не исключаю, иностранной, то, наверное, будет нарушено условие конкурса.

Что касается «Норильска-1», то надо понимать, что это «такой остров», где, все принадлежит компании «Норильский никель»: и морской, и речной, и авиационный порты, и авиакомпания, и Енисейское пароходство, и морские суда, вся энергетика, газовые месторождения, гидроэлектростанции. И эти месторождения не что иное, как продолжение того же рудного тела. Абсолютно убежден, что никто, кроме «Норникеля», не сможем эффективно их осваивать. Окончательное решение по месторождению пока не оформлено, но если оно не будет пересмотрено, то просто будут нарушены экономические интересы России.

— Вы допускаете возможность оспорить итоги конкурсов в Воронеже и по «Норильску-1»?

— Допускаем.

— Помимо активов в России, у компании уже есть ряд зарубежных проектов. Вы будете продолжать международную экспансию?

— Во-первых, нам достались в наследство не очень хорошие активы, которые были приобретены за очень большие деньги. Сейчас мы выправляем ситуацию, но не могу сказать, что она уже выправлена. Безусловно, они перестали давать убыток при среднемировых допустимых ценах на металлы, но сказать, что они очень хорошие, нельзя. Теперь приоритет новым проектам, которые требуют меньших ресурсов. Так же работают BHP Billiton и Rio Tinto, но этим компаниям по 100 лет. Сейчас мы переходим к таким же стандартам работы, и это не вызывает удовлетворения у конкурентов.

Рынки, где существуют commodity, известны, мы туда должны выходить, это Индонезия, Вьетнам. При необходимости можно расширить присутствие в Австралии и Африке, хотя у нас сейчас достаточно активов.

— Если цены опять пойдут вниз, вы допускаете консервацию активов в Австралии или их перепродажу?

— Мы их уже консервировали. Тогда это совпало с тем, что надо было разобраться и с менеджментом этих компаний, и с эффективностью их работы. Разобрались, затем часть запустили. Интенсивно все запускать вновь мы не будем, но работать продолжаем. Избавляться от ряда активов — от тех, которые не совсем профильные, допустим, золотые, — да, это у нас стоит в повестке дня. Думаю, что это решится в ближайшее время.

— Какие-то новые проекты в Индонезии и Вьетнаме в ближайшее время могут быть запущены?

— Нам бы те, с которыми мы сейчас работаем, запустить, они очень большие.

— Статус российской компании для экспансии — это положительно, негативно или нейтрально?

— Это зависит от страны, режима, отношения к России, руководству той или иной страны. Единого правила нет.

— ГМК может заняться добычей железной руды или угля?

— Диверсификация целесообразна, потому что позволяет достичь большей устойчивости к волатильности цен на различные commodity: если одни внизу, другие вверху. А железная руда и уголь как раз не так коррелированны, как металлы, которые сейчас производит «Норильский никель».

—Каким вы видите ГМК в перспективе?

— ГМК — это открытое акционерное общество, и у каждого акционера на этот счет может быть своя точка зрения, обусловленная как долгосрочными интересами, так и сиюминутными. И акционеры находятся в разных положениях: некоторым позарез нужны деньги, их не интересует, что будет с компанией даже не через 10-15 лет, а через год или полгода. Таких акционеров в первую очередь интересует, что можно получить прямо сейчас. Есть акционеры, которые смотрят в будущее, для них это долгосрочное вложение. Я, как генеральный директор, должен заботиться об устойчивости и развитии компании, что и делаю. И те проекты, которые мы предлагаем, которые у нас есть в инвестиционных планах, предполагают достаточно высокий уровень отдачи, они дают в перспективе гораздо большую доходность для компании, чем постоянная выплата в тех или иных формах поощрений акционерам.

Рекомендуем:

  • Фотоистории