16+
Воскресенье, 22 октября 2017
  • BRENT $ 57.94 / ₽ 3330
  • RTS1134.45
22 июня 2012, 17:07
Александр Аничкин

Александр Аничкин

Главный секрет Франции: обеды и рождаемость

… И вот тут меня осенила догадка. Вернее — разгадка. Два французских феномена — высокая по европейским меркам рождаемость и длинные французские обеды — как-то связаны между собой.

У социологов и экономистов встречается такое понятие: «французский парадокс». То есть необъяснимые отклонения от общих для других развитых стран тенденций.

Одним из таких парадоксов считается высокий уровень рождаемости во Франции. По данным Всемирного банка, он составляет 2,00 ребенка на женщину (коэффициент фертильности, 2009). По оценке The CIA World Factbook (2012), — 2,08 ребенка на женщину. В Европе Франция по этому показателю уступает только Ирландии – 2,07 (World Bank). По оценке CIA World Factbook, в 2012 году во Франции коэффициент фертильности будет выше, чем в Ирландии, соответственно 2,08 и 2,01. Считается, что для естественного восполнения населения страны нужно, чтобы фертильность была 2,01 и выше (для развитых стран, где смертность ниже).

В других развитых странах старой Европы фертильность не доходит до уровня самовосполняемости. В России этот показатель составляет от 1,55 (World Bank, 2009, 163-е место из 197) до 1,43 (CIA World Factbook, 2012, 201-место из 227) — население убывает.

Ясно, конечно, какое социально-экономическое значение имеет «нормальная» рождаемость. Обеспечивается достаточный пул рабочей силы и его возобновление, а соответственно и число платящих налоги людей. Сохраняется баланс между экономически активным населением, с одной стороны, и пенсионерами и детьми, — с другой. Больше молодого работающего населения — меньше давление в области социальных расходов, ниже уровень иммиграции.

В прессе иногда пишут про «католический фактор». Мол, Франция страна католическая, Папа контрацепцию не одобряет, вот и рождаемость выше. Но на самом деле Франция не более религиозна, чем безбожная протестантская Англия. Во всяком случае, если судить по посещаемости церкви. Они на одном, примерно, уровне в 15 процентов (посещающие каждую неделю). В «православной» России — меньше пяти процентов.

Российская правая пресса еще пишет, что высокая рождаемость во Франции — это за счет арабских и африканских иммигрантов. Ерунда! Посмотрите на бывшего президента Саркози: у него четверо. У нынешнего президента Олланда тоже четверо. У нас тут в Нормандии иммигрантов «неправильного» происхождения раз-два и обчелся. Во всех белых европейских семьях как минимум двое детей, четверо — никого не удивляет. Если один, значит — недоработали. О щедрых пособиях и льготах — это особый разговор, к этому я еще постараюсь вернуться. Тут важно другое: пресс общественного мнения. Два — это как минимум. Больше — тоже хорошо. Так все думают.

Другой знаменитый французский парадокс — обеды.

У меня в обеденный перерыв пробежка. Перерыв — это условно. Я сам себе хозяин. А в обеденное время бегаю, потому что на дорогах свободно. Вся Франция замирает на два–два с половиной часа. Французы обедают. Это святое. Как пустеют улицы и дороги с 12 до 2 часов, видно невооруженным взглядом.

Кафе и рестораны в это время переполнены. Офисы, музеи и магазины закрываются. Как-то ехали в Париж на деловую встречу. Машину вел знакомый–француз. Вдруг заметил: он все больше нервничает. Гонит так, что у меня мурашки по коже. Посмотрел на часы — и понял: дело идет к двенадцати. Обед! Домчались до ближайшего придорожного сервиса и остановились. Полный обед — и только потом дальше.

И ещё одна особенность: большинство французов по старинной привычке отправляется обедать домой. Еще в 2004 году, 75 процентов французов обедали дома.

На англо-саксонском Западе долгий ланч давно считается чем-то неприличным, Народ всё больше всухомятку давится сэндвичем с «эвианом» вприхлёбку. Часто прямо на рабочем месте. Над французским обедом смеются. Действительно, традиционный набор внушителен. В ресторанах комплексное меню за 10-12 евро — это четыре блюда: холодная или горячая закуска, горячее первое с бокалом вина, потом сырное ассорти и десерт с чашкой кофе.

На два часа растянуть можно. Еще если и с сигаретой, и под хорошую беседу...

К чему это?

В обед я часто пробегаю мимо одного современного дома. Хозяев я вообще-то немного знаю. Образцовая молодая семья, двое детей, две машины. С симпатичной рыжеволосой хозяйкой мы бонжуримся, когда она гуляет с детьми, а я мимо бегу.

А еще у них огромный дог. Добродушный, когда рядом свои. А так — нет. Когда видит меня бегущего, да еще с моими двумя собаками, то сдержаться не может. Поднимает лай и делает вид, что бросается. Тут выходит хозяин или хозяйка и отзывают его.

Но только в выходные дни. Или когда я сбиваюсь с графика и бегаю вечером или утром.

А на неделе в обеденный перерыв никто не выходит. Мне самому приходится. Приноровился. Французский дог уже русскую команду «место!» понимает. Хозяева вроде бы дома — машины во дворе стоят. Но не выходят на лай.

И вот тут меня осенила догадка. Вернее — разгадка.

Итак, обеденный перерыв — два часа. До города, где народ в основном работает — десять минут на машине. Итого на обед остается больше часа. Те 75 процентов французов и француженок, кто обедает дома, — всё ли это время они тратят на еду?

Вот и я подумал то же, что и вы. Ещё и на душ, если быстро, останется.
Может, они поэтому как сумасшедшие гоняют днем по дорогам, когда торопиться вроде некуда?

Высокий уровень фертильности во Франции наметился в последнее десятилетие-два. Эта тенденция совпала с другой — деурбанизацией. Люди заново открыли прелести жизни за городом или в настоящих деревнях. Даже Париж сокращается. По данным статистического института Insee, в течение последних 15 лет парижский регион ежегодно терял 85 тысяч человек за счет внутренней миграции. «Это, прежде всего, связано с поисками баланса между работой и личной жизнью», — говорит руководитель фирмы Provemploi, специализирующейся на поиске работы в провинции для парижан. Наверное, и возможность пообедать дома не последнюю роль играет.

Мне из Москвы пишут, что и у нас наметился новый тренд—– компании выводят предприятия и офисы из столицы в другие города, поменьше или вообще в загородную зону. Строят жилье для работников поблизости.

Только вот про обеденные перерывы бы не забыли. С демографией что-то надо же делать.

Рекомендуем:

  • Фотоистории