16+
Суббота, 21 апреля 2018
  • BRENT $ 73.71 / ₽ 4526
  • RTS1145.80
26 июня 2012, 12:10 Недвижимость
Актуальная тема: Сколково: шанс на будущее

Сколково: движение от политической цели к градостроительной

Лента новостей

Архитектор Сергей Чобан, член градостроительного совета фонда «Сколково», поделился с BFM.ru своим видением того, как могла бы идеально развиваться архитектурная история «Большой Москвы»

Архитектор Сергей Чобан. Фото из личного архива
Архитектор Сергей Чобан. Фото из личного архива

Архитектор Сергей Чобан — обладатель архитектурных премий и участник многих архитектурных выставок, успешно работает в России и Европе. Архитектурная мастерская «SPEECH Чобан & Кузнецов» стала генеральным проектировщиком инновационного центра «Сколково». О том, как политическая идея становится градостроительной Сергей Чобан показал на примере Сколково и «Большой Москвы».

— Сейчас даже некоторые чиновники говорят о том, что решение о расширении Москвы было скоропалительным. Однако это решение принято, и хотелось бы понять, есть ли возможность взвешенного архитектурного развития территории?

— В «Большой Москве» хотят разместить правительство и администрацию, и это определяет политическую цель всей застройки. Эта цель должна отразиться в градостроительной задаче, которую надо обязательно определять для каждой территории. В Сколково тоже была сначала определена политическая цель, однако дальше началось последовательное развитие градостроительных задач.

— То есть опыт Сколково может быть использован при развитии территории «Большой Москвы»?

— Да, хотя бы в том, что Сколково показывает очень правильное движение от политической цели к градостроительной. Здесь есть стремление к единой режиссуре пространства города, развитие проекта от общего к частному, но при этом сохраняется его изначальная общая цель.

На мой взгляд, идеальный порядок развития территорий такой: сначала конкурс на градостроительный проект. Потом в проекте выделяются отдельные территории, по ним вырабатываются мастер-планы, определяются наиболее важные участки застройки в каждой из территорий. Далее проводятся архитектурные конкурсы по этим участкам, выбираются лучшие проекты, которые интегрируются в общую концепцию под руководством единого планировщика. Это правильная, последовательная режиссура — так делались лучшие проекты в мире. Сначала общий план, потом отдельные проекты, а в итоге выходит многофункциональный «живой» город.

— Девелоперы говорят о том, что в зоне до 30-го километра от МКАД малоэтажная застройка не окупится. Вы согласны с ними?

— Мне это странно слышать. Я не думаю, что земля в Гамбурге дороже, чем в Подмосковье, а там преобладают малоэтажные здания. Я готов поставить под сомнение их слова о том, что такая застройка неэффективна. Дело в том, что чем ниже здание, тем меньше может быть площадь нежилых пространств. Не нужен лифт, снижается количество лестниц, и все это увеличивает эффективную площадь здания. К тому же расстояния между домами будут меньше. Достичь такой же плотности, как максимальные показатели в высотной застройке, трудно. Но, может, это и не нужно?

Насколько я знаю, даже Москва отходит от тех плотностей, которые были приняты в прежние времена, и сейчас этажность сокращают в 2,5-3 раза. Я за такую застройку, потому что в таких проектах улучшается и качество жилья, здесь можно продумать и организовать более высокое качество жизни.

— Сейчас на территории «Большой Москвы» уже дано разрешение на строительство на тысячи объектов, в том числе высотных. Можно и нужно ли уменьшать этажность в таких проектах?

— Нельзя сначала назначать цены на участки, а потом заставлять застройщика переделывать проект под малоэтажную застройку, потому что цена метра выйдет непомерной. Нельзя застройщика загонять в ситуацию, когда он должен строить высокое здание, чтобы окупить свои расходы на землю и проектирование, а потом снижать высотность. Все должно быть более разумно организовано.

Насколько я знаю из практики тех стран, где я работал, сначала изучается транспортная доступность, определяется процент сохраняемых зеленых территорий, качество жилья, и определяется плотность застройки, все эти факторы отражаются на цене участка. Но, как я уже говорил, у инициирующих проект структур должно быть видение концепции всей территории, всего города, и стоимость участков должна зависеть от разрешенного использования участка. Власти должны понимать, что стоимость квадратного метра — производная от стоимости участка.

«В Сколково есть решение и желание создавать пространство, сомасштабное человеку»

— Как реализуются проекты расширения мегаполисов в других странах?

— Наиболее близко я наблюдал подобный процесс в Берлине. Там после падения стены в реальности было два города и два административных центра, и потом было решено построить новый правительственно-административный центр в третьем месте, объединив за счет этого Запад и Восток. Методика организации этого центра была близка к той, как это сейчас происходит в Сколково. С той только разницей, что он был создан не за пределами города, а в его центральной, пустовавшей ранее, части. В качестве примера можно также привести в пример гамбургский Хафен-Сити — практически, новый микро-город в центре Гамбурга, на территории бывшего порта, застраиваемый разными архитекторами по единому мастерплану.

В Сколково работают архитекторы разных стран. Из России, из Европы, из Америки и из Японии, архитекторы с разным опытом. В каждой стране есть свой опыт и свои нормы. В чем-то они пересекаются друг с другом, в чем-то различаются. К примеру, нормы инсоляции в разных странах различаются. Я работаю и в Германии, и в России, и поэтому мне известны эти различия. К примеру, в Германии есть нормативное расстояние между домами, а в России это расстояние зависит еще от ориентации зданий по сторонам света. Проект «Сколково» является инновативным в том, что позволяет соединить опыт строительства в разных странах и выявить наиболее разумные нормы.

— Что подразумевается под «разумными нормами»?

— В целом мы руководствуемся европейскими нормами, но используются и другие нормы. Наша цель — создавать наиболее гуманное для человека пространство, и использовать опыт разных стран. В Сколково есть решение и желание создавать пространство, сомасштабное человеку.

Мы решили, что большая часть застройки в Сколково будет малоэтажной, от 3 до 5 этажей, хотя есть более высокие объекты, «Купол» и «Скала», но в основном объекты невысокие. Мы не привязываемся к формальным правилам, требующим неоправданно большого расстояния между домами, которое ведет к уменьшению гуманности этой среды. Кстати, в небольших исторических городах, в том же Суздале, мы видим сомасштабные человеку, комфортные для пребывания пространства, которые по современным российским нормам не могли бы возникнуть.

— Малоэтажным городам пробки не грозят?

— Сеть дорог надо создать в рамках градостроительной концепции таким образом, чтобы транспорт двигался по городу без помех. То есть, сначала территориям задается их предназначение, затем определяется, сколько площадей на них будет и какого назначения, а потом рассчитываются транспортные потоки в разное время, и дальше уже проектируется сечение дорог. Но я хочу сказать, что в городе еще важно создать культурные магниты, которые позволят ему развиваться не монотонно, а многомерно. Если город не наполнен жизнью, то люди в нем не будут чувствовать себя комфортно, а это вряд ли кому-то нужно.

Рекомендуем:

  • Фотоистории