16+
Среда, 20 сентября 2017
  • BRENT $ 56.16 / ₽ 3263
  • RTS1122.43
13 августа 2012, 19:50 Общество

Учителя Илью Фарбера осудили на 8 лет за «хрусты»

Лента новостей

Адвокаты сельского учителя Ильи Фарбера, приговоренного за взятку к 8 годам строгого режима и штрафу в размере 3,2 млн рублей, подали кассационную жалобу в Верховный суд. Сын осужденного Петр Фарбер считает, что его отца «подставили»

Фото: barbro uppsala/ flickr.com
Фото: barbro uppsala/ flickr.com

Тверской областной суд в пятницу, 10 августа, вынес приговор сельскому учителю Илье Фарберу: восемь лет лишения свободы в колонии строгого режима и штраф в размере 3,2 млн рублей. По версии следствия, педагог получил более 400 тысяч рублей в качестве взятки от руководителя подрядной организации, ремонтировавшей сельский клуб.

Защита не согласна с приговором и уже подала кассационную жалобу в Верховный суд России, в которой она ставит вопрос об отмене судебного акта и возвращении дела в Тверской областной суд на новое рассмотрение в ином составе.

Адвокат осужденного Иван Моисеев считает назначенное наказание «чудовищным», а судебный процесс над учителем — предвзятым. Как заявил он BFM.ru, ни подсудимому, ни его защите просто не дали озвучить свою позицию: Илья Фарбер, работавший также директором Мошенского Дома культуры, считает, что с помощью уголовного дела с ним хотели расквитаться за то, что он не захотел платить со стройки «откаты».

36-летний Илья Фарбер вместе со старшим сыном Петром приехал жить и работать в Тверскую область летом 2010 года. Выпускник ГИТИСа устроился на работу в Мошенскую сельскую школу учителем рисования, музыки и литературы. Спустя некоторое время его назначили директором местного ДК, а глава сельского поселения попросила помочь с затянувшимся ремонтом здания.

«В деревне папа работал два раза в неделю... Мы жили там с вечера воскресенья по утро среды, — рассказал BFM.ru сын Ильи Фарбера Петр, которому в этом году исполнилось 18 лет. — Все остальное время мы проводили в Москве. Отец брался выполнять частные заказы как архитектор и дизайнер зданий, интерьеров, мотоциклов, визитных карточек, чего угодно».

Поскольку осенью 2010 года Фарбер-старший попал в серьезную аварию и получил компрессионный перелом двух позвонков, сын возил его на машине из Москвы в деревню и обратно.

По версии следствия, Илья Фарбер решил воспользоваться служебным положением и стал вымогать взятку: в июле-августе 2011 года он получил 300 тысяч рублей от гендиректора фирмы-подрядчика «Горстрой-1» Юрия Горохова за возможность продолжения ремонтных работ в помещении Дома культуры, а в сентябре того же года — еще 132 тысячи рублей за подписание акта выполненных работ.

Следствие считает, что на самом деле ремонтные работы не были произведены в полном объеме, и, подписав указанный акт, Фарбер причинил ущерб бюджету учреждения в размере 941 тысяча рублей.

Илья Фарбер был задержан сотрудниками УФСБ по Тверской области при получении 132 тысяч рублей от Горохова в его служебном кабинете. С тех пор он находится под стражей.

Ему предъявили обвинение в получение должностным лицом взятки в крупном размере и в злоупотреблении должностными полномочиями (части 5-я и 3-я статьи 290 и часть 1-я статьи 285 УК РФ). Ни в ходе следствия, ни на суде, он не признал свою вину. По мнению его адвоката и родных, виной всему — конфликт с фирмой-подрядчиком.

«Изучив документы, он понял, что сметы были раздуты в несколько раз, а работы были произведены крайне некачественно, хотя из бюджета на них было выделено 2,5 млн рублей, — рассказал BFM.ru Иван Моисеев. — На имя Юрия Горохова Фарбер даже высылал письмо-претензию, так как было неясно, как составлялась смета, и никаких подтверждающих ее документов представлено не было».

Однако отказаться от услуг фирмы, выигравшей конкурс, Фарберу не удалось. Строители обещали ему устранить недоделки и закончить ремонт. Однако всякий раз у подрядчика не оказывалось то свободных людей, то денег. И тогда Илье Фарберу пришлось несколько раз давать Горохову в долг собственные средства, чтобы подрядчики все-таки закончили ремонт, так как заведующего ДК торопили местные депутаты и жители, рассказал BFM.ru Иван Моисеев. По его словам, Илья Фарбер не брал с Горохова никаких расписок, а тот обещал, что возместит все позже. Адвокат утверждает, что учителя задержали, когда он пришел к подрядчику за своими деньгами.

Илья Фарбер пожелал, чтобы его дело слушали присяжные. Председательствовал на процессе, который начался в середине июня и продлился всего неделю, судья Владимир Андреев.

Выездная сессия Тверского областного суда проходила в Осташковском городском суде, и 28 июня восемью голосами против четырех народные судьи признали Фарбера виновным в инкриминируемых ему преступлениях.

Вынесение приговора затянулось на два месяца. В минувшую пятницу — 10 августа — суд вынес приговор. Судья Андреев дал Фарберу на год меньше, чем просил прокурор (гособвинитель настаивал на 9 годах лишения свободы и штрафе в 4 млн рублей — BFM.ru).

У Ильи Фарбера — трое детей. Старший сын Петр после ареста отца устроился на работу переводчиком с китайского языка. Двое сыновей от второго брака несовершеннолетние: одному — 7 лет, другому — 1,5 года.

По приговору суда, после выхода из колонии учитель не сможет в течение двух лет занимать «любые должности муниципальной службы в органах власти и местного самоуправления, связанные с осуществлением функций организационно-распределительного и административно-хозяйственного характера».

Утерянное доказательство

Иван Моисеев считает, что дело было рассмотрено с грубыми нарушениями закона, а судья Андреев «гнал процесс галопом» и вел его с обвинительным уклоном. Адвокат отметил, что судебное разбирательство проходило в отсутствии главного доказательства обвинения — «видеозаписи передачи так называемой взятки».

«Следствие ее просто утратило, и в деле осталась видеозапись, которую красочно прокомментировал прокурор, — рассказал адвокат. — Гособвинитель сказал, что на пленке он услышал минуту тишины, в течение которой раздавались «хрусты». Он насчитал 30 таких «хрустов». Если каждый из них умножить на 5 тысяч рублей, то получится, как подсчитал прокурор, взятка в 150 тысяч рублей».

Адвокат Фарбера обвиняет судью в нарушении регламента: в том, что тот вел процесс без мантии, отвечал на мобильный телефон прямо во время заседания, оставил присяжных выносить приговор в зале суда, где находились четверо «неизвестных» людей». Кроме того, председательствующий не позволил Фарберу задавать вопросы свидетелям и, сославшись на нарушение порядка судебного разбирательства, удалил подсудимого с процесса, не дав выступить в прениях и высказать все, что тот хотел сказать в последнем слове. Защитник отмечает, что подсудимый даже не присутствовал на оглашении вердикта, а «когда в суде допрашивали свидетелей, то половину вопросов защиты судья снял без объяснения причин».

По мнению Ивана Моисеева, имели место и нарушения при отборе коллегии присяжных: жюри было сформировано из жителей города Осташково — населенного пункта, находящегося по соседству с селом Мошенка, где жил и работал педагог. По закону же, присяжные должны были отбираться методом случайной выборки среди жителей всей области.

Адвокат считает, что назначенное его подзащитному наказание чрезмерно сурово: «В связи с гуманизацией УК, судья вполне мог бы назначить условный срок или ограничиться штрафом».

Он убежден, что столь длительным сроком «система наказала непослушного». «По моим сведениям, от Фарбера требовали, чтоб он поделился частью денег, выделенных на ремонт. Система откатов в РФ уже практически закреплена как обычай делового оборота». Юрист не исключил, что в уголовном деле замешан не только представитель подрядчика, но также чиновники, которые стояли за ним и рассчитывали на свои «комиссионные».

Петр Фарбер склоняется к тому, что его отца просто подставили, и виной всему Юрий Горохов, который планировал положить большую часть выделенных на ремонт ДК денег себе в карман.

Он надеется на отмену приговора в вышестоящем суде. «Даже если бы все, в чем обвиняли отца, было бы правдой, это наказание просто ужас, достаточно посмотреть статистику подобных дел», — говорит Петр.

Он волнуется за здоровье отца: «Поскольку папа с детства занимался ушу, то пытался справиться с последствиями автомобильной травмы сам, больше 6 месяцев ходил в корсете. Когда он попал в СИЗО №1 Твери, у него стали прогрессировать осложнения, но администрация отказывалась передать ему корсет. В итоге корсет все же разрешили передать, но это случилось только через полгода».

История учителя Фарбера — очередное звено в цепочке «педагогических» дел. Так, 19 мая прошлого года был задержан и помещен в изолятор директор столичной школы № 1308 Андрей Кудояров, обвинявшийся в получении 300 тысяч рублей у отца ребенка за зачисление его сына в первый класс. 48-летний педагог умер через пять месяцев после ареста — 8 октября 2011 года — в СИЗО № 3, так и не дождавшись суда.

А в январе прошлого года сначала был взят под стражу, но вскоре отпущен под залог из-за проблем с сердцем 65-летний Анатолий Рябов, преподаватель Центральной музыкальной школы (ЦМШ) при Московской консерватории. Он обвинялся в сексуальном насилии над ученицами, но присяжные его оправдали.

Рекомендуем:

  • Фотоистории