16+
Четверг, 22 октября 2020
  • BRENT $ 42.97 / ₽ 3297
  • RTS1143.42
29 сентября 2012, 17:44 КомпанииТехнологии

«Google — это не зло, и мы не следим за вами»

Лента новостей

«Россия — прекрасная страна. Когда мне предложили приехать сюда на работу, я сказал: «Да, это интересное место, я хочу туда поехать!». Интервью BFM.ru с директором по продуктам Google Россия Брайаном Бершадом

Брайан Бершад. Фото предоставлено пресс-службой «Google Россия»
Брайан Бершад. Фото предоставлено пресс-службой «Google Россия»

Директор по продуктам Google Россия Брайан Бершад в интервью BFM.ru рассказал о работе российского подразделения международной компании. В 2007 году он стал главой инженерного отдела Google в Сиэтле, а в прошлом году переехал в Россию.

— В чем заключается роль подразделения Google, которым вы руководите?

— Наше подразделение занимается тем же, чем и другие. У нас есть инженеры, ответственные за определенные продукты. В Google Россия есть также люди, которые работают в продажах, маркетинге, финансах — это обычные бизнес-процессы.

Я сам в большей или меньшей степени задействован в работе над всеми продуктами, которые разрабатывает и предоставляет пользователям Google в России. Я работаю с Chrome, картами, продуктами для мобильных устройств, а также с рекламой.

— В конце октября Google полностью откажется от поддержки браузера Internet Explorer 8, то есть, огромное число пользователей Windows XP не сможет обратиться к сервисами Google. Вы добровольно отказываетесь от довольно большой части аудитории или, наоборот, заставляете пользователей переходить на Google Chrome?

— Ну конечно, нет, мы ни от кого не отказываемся и ни к чему не принуждаем. На самом деле, мы просто решили поддерживать фиксированное количество версий всех браузеров. Насколько я помню, по три. Чтобы поддерживать абсолютно все версии всех браузеров, нам бы понадобились сотни тысяч инженеров, а это невозможно. Всем компаниям рано или поздно приходится принимать решение о невозможности поддержки устаревших версий программного обеспечения.

— Была ли какая-то реакция от пользователей, вы ее отслеживали?

— Ваша — это первая, которую я услышал.

— А что насчет интеграции поиска Google с Firefox — зачем вам понадобилось перебивать у «Яндекса» эту возможность?

— В международном плане Google в течение очень долгого времени по умолчанию был предустановлен в браузере Firefox. И мы рады, что в прошлом квартале Firefox принял решение сделать Google поиском по умолчанию для российских пользователей. В целом, никаких значительных изменений в том, как мы работаем с Firefox, не было.

— То и дело в браузерах, в том числе, в Chrome, обнаруживаются уязвимости. Как правило, их очень быстро устраняют, тем не менее, часто вспыхивают скандалы по этому поводу. Российское подразделение Google занимается вопросами безопасности?

— Каждый инженер в Google работает над безопасностью. Каждый из нас думает о безопасности. И каждый должен понимать, над чем и когда он работает. Поэтому чаще всего, когда в части кода находится уязвимость, ее решает именно тот инженер, который за него ответственен. Работая над кодом, он знает его лучше других, и, соответственно, именно он сможет решить проблему быстрее всех.

— Тем не менее, уязвимостей находится немало. Складывается ощущение, что хакеры все-таки опережают и вас, и Microsoft и «Яндекс» — всех разработчиков. Получается, что защищать продукты превентивно не получается, и вы можете только оперативно закрывать «дыры»?

— На самом деле, я думаю, что инженеры опережают хакеров. Разработчики постоянно думают о безопасности программного обеспечения, над которым они работают. Пользователи больше всего беспокоятся о трех вещах: безопасности, скорости, простоте. Безопасность — одна из трех важнейших характеристик Chrome. И один из способов ее обеспечить — это открытый код браузера.

Мы обнаруживаем проблемы с безопасностью до того, как выпускаем очередную версию. Это происходит так: мы делимся новыми версиями Chrome c сообществами разработчиков намного раньше, чем с широкой аудиторией. Они находят проблемы задолго до выхода новой версии и очень, очень помогают нам находить проблемы в ПО и минимизировать количество уязвимостей.

Такая модель разработок значительно отличается от тех, которые используют другие компании, предпочитающие работать в закрытом режиме. Они сначала выпускают новые версии ПО, а затем весь мир набрасывается на них и пытается найти уязвимости.

Мы считаем свою систему работы с открытым кодом намного более здоровой и безопасной. Во многих государствах Chrome считается самым безопасным браузером и рекомендован к использованию бизнесу, чиновниками.

— А сторонние разработчики, которые делают приложения для Chrome, так же ответственно подходят к этому вопросу? Каким образом Google контролирует их?

— Мы не можем контролировать качество приложений, которые разрабатываются сторонними разработчиками для браузера. Но мы можем сделать так, чтобы Chrome защищал пользователей от того вреда, который могут нанести опасные приложения. Одна из важных составляющих Chrome — внутренняя система безопасности. Она позволяет нейтрализовать вред от подобных приложений. Это наша обязанность.

В то же время, мы никогда не навязываем свои стандарты пользователям или сторонним разработчикам Chrome. У нас есть руководство, описывающее, каким должно быть безопасное приложение. Кроме того, Chrome всегда предупреждает пользователей, когда находит любые риски и обеспечивает их системами защиты от небезопасных приложений.

За последние годы веб очень сильно изменился, а пользователи сейчас более защищены, чем 10 лет назад. Раньше вы могли скачать любую программу, и она могла сильно навредить вашему компьютеру. Мы думаем, что модель работы ПО непосредственно в вебе значительно более безопасна, чем прошлая модель, когда люди скачивали и устанавливали программы на свои компьютеры. Тогда вредоносные программы могли сделать все что угодно — с пользовательскими данными или, например, жесткими дисками. Веб-приложения, в особенности те, которые работают внутри Chrome, являются одними из самых безопасных.

— Вы сказали, что также ответственны за мобильные продукты. Многие компании из сферы информационной безопасности критикуют Google за то, что мобильная ОС Android небезопасна, так как приложения в Google Play заранее не проверяются, а пользователи могут скачивать программы откуда угодно. Как вы относитесь к такой критике?

— Недавно мы представили несколько новых элементов, которые помогают обеспечивать безопасность приложениям в Google Play — кстати, именно по той причине, о которой вы говорите. Мы определяем приложения, которые могут быть небезопасными для пользователей, и теперь совместно с разработчиками повышаем степень их безопасности. В некоторых случаях мы скрываем в Google Play небезопасные для пользователей приложения. Важно, чтобы в Google Play были программы, которые не навредят устройствам. Существует много способов установки приложений на Android, и мы надеемся, что пользователи оценят то, что мы стараемся размещать безопасные приложения в Google Play.

— Но можно было бы просто пойти по тому же пути, что Apple с iOS? Сделать Google Play закрытой системой, тогда бы она могла стать более безопасной.

— Один из наших принципов — открытый веб. Лучшая технология — это открытая технология, лучшие сервисы — те, которые может улучшить каждый. Всегда есть исключения, нужно быть аккуратным из-за вопросов безопасности. Мы считаем, что лучше предоставить открытую среду, чтобы люди могли разрабатывать приложения и выкладывать их в магазин, а уже потом работать с каждым отдельным приложением в тех редких случаях, когда возникают какие-то проблемы. Это лучше, чем иметь закрытую среду. Конечно, есть много аргументов за и против, но для Google Play мы выбрали открытую модель.

— Еще один повод для критики Google, который постоянно используют ваши конкуренты, — сбор пользовательских данных для рекламных целей. Некоторые люди начинают думать, что Google — это корпорация зла, которая следит за ними…

— Google — это не зло, и мы не следим за вами.

— Но многие люди просто не разбираются в вашей политике безопасности личных данных.

— Конечно, каждая интернет-компания должна четко сообщать своим пользователям о своей политике безопасности и защите пользовательских данных. Меня всегда смущает, когда я посещаю какой-нибудь веб-сайт и не понимаю, какова их политика в этом отношении, когда они не сообщают мне, какую информацию они собираются использовать, продадут ли они ее кому-нибудь и т.д. Google старается быть предельно прозрачным, говоря о том, что мы будем или не будем делать. И то объявление, которое мы сделали несколько месяцев назад, было попыткой сделать нашу политику более понятной для пользователей. У нас огромное количество продуктов, и мы пришли к выводу, что пользователи могли путаться, если разные продукты будут иметь разную политику в отношении использования личных данных. Мы серьезно поработали над тем, чтобы сделать общую политику для всех продуктов Google, чтобы каждый пользователь знал, чего стоит ожидать при работе. Мы очень четко прописали, что мы будем делать, а чего не будем. Кроме того, мы предложили пользователям опцию «отказаться» — я думаю, это максимум, что может сделать компания, чтобы информация была понятной.

— Вы упомянули, что некоторые правительства даже рекомендуют использовать Chrome, однако в России ситуация несколько иная. Наши силовики и чиновники не раз рекомендовали не использовать зарубежные сервисы, некоторые даже заявляли об угрозе национальной безопасности…

— Что здорово в открытом и свободном Интернете, в России в том числе, — это то, что пользователи и правительства свободны выбирать, какими продуктами и поставщиками пользоваться, и, надеюсь, у них всегда будет выбор.

— Зачем был создан магазин приложений Chrome и вообще, зачем использовать веб-приложения вместо веб-сайтов?

— 20 лет назад, когда я был гораздо моложе, люди говорили мне: «Не понимаю, зачем нужны компьютерные магазины? Я могу просто написать любую программу, которая мне нужна». 15 лет назад я слышал: «Зачем мне компьютерный магазин, когда я могу взять диск у друга?». Сегодня число приложений настолько велико, что людям стало сложно выбрать нужное. Интернет-магазин Chrome решает эту проблему: он позволяет найти и выбрать именно нужное приложение. Конечно, многим пользователям нужно одно-два приложения — зачем тогда создавать целый интернет-магазин? Но для разных пользователей эти приложения будут разными, их предпочтения могут со временем меняться, а интернет-магазин позволяет людям находить то, что им нужно на данный момент. Это сложно сделать, просто переходя по ссылкам.

— Какие приложения для Chrome наиболее востребованы?

— На сегодняшний день существует десятки, если не сотни тысяч приложений для Chrome. Безусловно, среди огромного количества приложений всегда есть несколько, которые больше всего нравятся пользователям. Хотя несколько — это не совсем верное слово, этот список очень длинный. Одно из моих любимых приложений в интернет-магазине Chrome — приложение от российских, кстати, разработчиков — Cut the Rope. Его уже загрузили миллионы пользователей по всему миру. У нас есть целый ряд приложений, которые поддерживают социальные сети, банковские приложения. Самые популярные сейчас — конечно, игры.

В России мы официально запустили интернет-магазин Chrome примерно 4 месяца назад одновременно с целым рядом приложений на русском языке, созданных российскими разработчиками. Очень популярны приложения СМИ и ТВ, а также приложения соцсетей «ВКонтакте», «Одноклассники» и прочие.

— В Google Play есть платные и бесплатные приложения, причем более популярны бесплатные. Какая модель более популярна в интернет-магазине Chrome?

— На самом деле, существует три общепринятых модели монетизации: подписка, покупка и реклама. Они работают и для мобильных, и для веб-приложений. Многие из приложений в магазине Chrome бесплатны, но зато в них есть реклама. Во многих из них нет рекламы, но вы должны за них заплатить. Некоторые работают по системе подписки. Хороший пример в таком случае — это книжный магазин Amazon. Это приложение есть в магазине Chrome, и пользователи, которые его устанавливают, покупают книги в Amazon. Мне кажется, что модели монетизации не зависят от платформы.

Конечно, пользователи любят бесплатные приложения, они более популярны. А разработчики любят те приложения, на которых можно заработать. Интересное явление — условно-бесплатные приложения. Это программы, для апдейта которых или использования без рекламы, придется заплатить.

Я думаю, что пока рано говорить о том, что имеет наибольшую популярность, потому что модель доставки веб-приложений через магазины все еще очень молода, большинство приложений бесплатны. На сегодняшний день бесплатные приложения более популярны. Но я думаю, что со временем картина дистрибуции веб-приложений в Chrome станет очень похожей на дистрибуцию приложений в других магазинах, и неважно — мобильных или нет.

— Какие у вас, у российской команды, задачи на ближайшее будущее?

— Для Chrome задачи останутся теми же — сделать его еще быстрее, еще безопаснее, еще проще. Разработчики, которые развивают интернет-магазин Chrome, концентрируются на том, чтобы пользователям было легко и просто найти интересующие их приложения. Цели как у браузера Chrome, так и у интернет-магазина Chrome едины — стать отличной платформой для пользователей.

Если мы хорошо поработаем над Chrome как над инструментом по доставке интернет-контента, его будет также удобно использовать, как и ТВ — для всех. Вы же не размышляете, какие технологии используются в вашем телевизоре — вы просто об этом не задумываетесь, щелкая пультом по каналам, вы смотрите фильмы и вас не интересует, кто их сделал, откуда они, как это все работает.

— И когда же наступит тот момент, когда можно будет открыть 40 вкладок в Chrome и он не «упадет»?

— Я не знаю ответа на этот вопрос. Причина, по которой у вас «падает» браузер при открытии 40 вкладок одновременно, может быть и в самом Chrome, и в системе, которой вы пользуетесь. Но такие случаи заставляют нас работать еще усердней над решением данной проблемы. Никто никогда не говорит, что они смотрели так много каналов по телевизору, что он перестал работать. Мы хотим добиться того же и с Chrome, чтобы никто так не говорил про браузер.

— Почему вы решили работать в России?

— Это прекрасная страна. Я приезжал в Россию с 18-ти лет, это было много лет назад, еще до перестройки. Россия — это микс различных культур и различных эпох, в том смысле, как развивалась культура, экономика и общество. Она настолько отличается от всех остальных стран на планете, что когда мне предложили приехать сюда на работу, я сказал: «Да, это интересное место, я хочу туда поехать!».

— Отличается ли та команда инженеров, с которой вы работаете здесь, от тех, с которыми вы работали раньше — по отношениям внутри коллектива, настроениям, навыкам?

— Я работал с русскими инженерами в Google и раньше. Например, в Сиэтле или Маунтин-Вью, где просто сотни русских, работающих на компанию. Могу сказать, что все инженеры Google похожи. Они любят разрабатывать новые интересные продукты, которые способны изменить мир. Неважно, откуда они — из Москвы, Санкт-Петербурга, Лондона или Цюриха. Они все хотят придумать что-то удивительное.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию