16+
Вторник, 13 ноября 2018
  • BRENT $ 68.97 / ₽ 4680
  • RTS1114.75
21 декабря 2012, 11:08
Александр Аничкин

Александр Аничкин

Депардье: кого на самом деле жалко?

Депардье в 1983 году сыграл Дантона в одноименном фильме Анджея Вайды. Фильм о последних месяцах перед арестом и казнью Дантона, Демулена и других ведущих революционеров, выступивших против «красного террора» якобинцев. Друзья уговаривают Дантона-Депардьё бежать в Бельгию или Англию. Он отказывается — нужно быть с народом, противостоять диктатуре. И погибает на гильотине

Сегодняшний Депардье все же решил «валить». Парижский дом выставляет на продажу, сдает французский паспорт и карточку соцстраха прямо премьер-министру и переезжает в Бельгию. Обращается с просьбой принять бельгийское гражданство.

Но почему в Бельгию, а, скажем, не в Россию, как он пошутил в беседе с друзьями?

Сами бельгийцы не считают свои налоги выигрышными по сравнению с соседней Францией. Но есть несколько серьезных отличий. Среди прочего, в Бельгии не существует «налога на богатство», который во Франции должны платить люди с состоянием, превышающим 1,3 млн евро. Нет в Бельгии также налога на прирост капитала, что важно для людей, получающих доход от продажи акций, облигаций или имущества.

Городок Нешан, где Депардье купил дом, находится всего в 20-30 минутах езды от французского Лилля. А оттуда на поезде час до Парижа, да и до Лондона рукой подать.

Нешан в последние лет десять стал «заповедником» новой французской эмиграции. По сообщениям, около 27% его жителей — это состоятельные французы.

Среди наиболее известных обитателей Нешана — владельцы сети хорошо известных и в России супермаркетов «Ашан» (Auchan) и Decathlon семья Мюллье. Штаб-квартира Auchan находится как раз в Лилле.

Премьер-министр Франции Эйро назвал поступок Депардье «assez minable» — «довольно жалким» — как в сочетании «жалкий изменник».

«Вы говорите, я — «жалкий»? Нет, это вы — жалкие!» — написал Депардье в открытом письме премьеру Франции.

Трудно представить себе более чувствительный удар по «новому режиму» социалистов во Франции. Они победили на выборах весной этого года на волне неприязни к «богачам», прячущим богатства от налогов. И если к «богачам» — банкирам и промышленникам — в массе своей трудящиеся французы сочувствия не испытывают, Депардье — случай совсем другой. Пусть он мегазвезда с мегагонорарами, и все же в отличие от высших менеджеров, функционеров и олигархов его заработки впрямую зависят от того, что он делает, а не от должности или конъюнктуры.

К тому же у него безупречный «пролетарский» послужной список. С 14 лет начал работать печатником, чтобы помочь семье. В 80-е поддерживал социалистов Миттерана, позже — коммунистическую партию Франции, оказавшуюся в трудном положении после распада СССР. В нулевые симпатии Депардье уже перешли к правым, он стал поддерживать Саркози, обещавшего освободить экономику страны от непосильных налогов и всесильной бюрократии.

И от налогов «жалкий» Депардье не прятался. В своем открытом письме он пишет, что за сорок лет трудовой жизни заплатил 145 млн евро налогов, то есть по 3,625 млн (147,490 млн рублей) в год в среднем. Один человек! Только в прошлом году 85% его доходов ушли в налоги (включая, видимо, разные дополнительные, помимо подоходного, налоги и социальные выплаты за себя и 80 человек, работающих у него по найму).

То есть с каждого заработанного еврорубля Депардье 85 копеек отдал государству. Как кого, а меня, помнящего, что в советские времена на рубль можно было прожить весь день, включая пачку сигарет и рюмку водки, это впечатляет.

«Уход» Депардье комментаторы связали с намеченным на новый год повышением верхней планки подоходного налога до 75% на «супербогатых» — на тех, у кого годовой доход превышает миллион евро. Социалисты оправдывают эту меру необходимостью сокращения государственного долга и «солидарностью». Под «солидарностью» понимается перераспределение доходов в пользу наименее обеспеченных.

На самом же деле этот суперналог коснется лишь нескольких тысяч человек и поступления от него лишь капля в море. Тем более, что, как здесь говорят, верхние 10% имеют средства, чтобы уйти от налогов, а нижние 10% не имеют средств, чтобы их платить.

Налоговый каток пройдется в первую очередь не по звездам и олигархам, а по среднему предпринимательскому и менеджерскому классу. По новому бюджету правительство рассчитывает собрать 30 млрд евро для погашения государственного долга. Но из этих 30 двадцать — за счет повышения налогов. Десять в результате повышения корпоративных налогов и еще десять за счет повышения налогов на наиболее обеспеченных французов и француженок. До 45% вырастет подоходный налог на доходы свыше 150 тысяч евро в год.

Уже сейчас на 100 евро зарплаты наемному работнику хозяину-предпринимателю нужно платить в казну 75 евро в виде социальных и других платежей. Я знаю соседей, честных трудяг, едва держащихся на плаву со своим малым бизнесом. Задыхаются от работы, но помощника нанять не могут: «тут же разоримся, придется закрываться».

А французские хед-хантеры сообщают, что проваливаются уже было оговоренные контракты с талантливыми менеджерами мирового уровня — в последнюю минуты отказываются работать во Франции из-за опасений, что налоги все съедят.

Тем временем безработица растет, особенно среди молодежи, а экономика топчется на месте, практически не показывая признаков возрождения (нынешний прогноз на 2013 года — 0,8% роста).

Депардье, наверное, не пропадет. А почему одни французы никакими действиями на нынешнюю ситуацию не реагируют и что предпринимают другие, я еще здесь расскажу.

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию