16+
Воскресенье, 25 февраля 2024
  • BRENT $ 81.58 / ₽ 7567
  • RTS1064.44
6 января 2013, 12:57 ОбществоНаука

«Новые» британские университеты стали взрослыми

Лента новостей

В 2012 исполнилось 20 лет закону, наделившему британские политехнические институты университетским статусом. Эти «новые» вузы все успешнее конкурируют со «старыми»

Университет Центрального Ланкашира (UCLAN). Фото предоставлено пресс-службой университета
Университет Центрального Ланкашира (UCLAN). Фото предоставлено пресс-службой университета

«Давайте отринем давно неактуальные исторические классификации. Для студентов, преподавателей и работодателей уже давно утратили всякий смысл категории «новых» университетов, или «образованных после 1992 года». Современные университеты в Великобритании достигли совершеннолетия», — писала Пэм Татлоу, директор университетской группы Million+, в материале для британской The Guardian, посвященном 20-летней годовщине принятия Закона о повышении квалификации и высшем образовании (Further and Higher Education Act 1992).

В соответствии с этим нормативом в начале 1990-ых политехнические институты получили университетский статус и право присуждать степени по своим предметам.

Million+ — группа британских университетов — бывших политехнических колледжей

Современные университеты привнесли в британскую образовательную отрасль новую динамику, благодаря которой выигрывают студенты, преподаватели и общество в целом. Появилось большое количество методов обучения, стандартов и учебных программ, пишет эксперт Million+.

Современные университеты продвигали новаторский подход к разработке учебных планов, ориентированных на потребности учащихся, объясняет Татлоу. Они по-прежнему предлагают традиционные дисциплины, такие как история, философия, экономика и естественные науки. Но, кроме того, они разрабатывают новые предметы и междисциплинарные курсы, отвечающие требованиям новых рынков и технологий. Это одна из причин, по которой Великобритания сегодня среди мировых лидеров в области дизайна и творческих отраслей.

Здания 1950-1960 годов постройки, перешедшие к современным университетам, требовали модернизации и значительных капиталовложений. Сегодня корпуса «новых» университетов — непревзойденные образцы архитектурного дизайна в использовании цвета, пространства и технологий. Особое впечатление производят новые университетские библиотеки. Оборудованы они по последнему слову техники. Поиск книг организован с помощью электронных каталогов, по реквизитам учащиеся сами могут найти нужное издание на стеллажах.

Отслеживание информации о наличии книги, сведения о том, у кого она на руках в данный момент, резервирование и напоминания о сроках возврата полностью автоматизированы. Читательский билет — это студенческая ID-карта. Чтобы получить нужные книги, достаточно считать коды выбранных изданий, поднеся их к сканеру — можно стопкой до шести томов. Автоматизирован и возврат: кладешь книгу в маленькое «окошко», по мини-конвейеру она отправляется в служебное помещение и автоматически отсортировывается, в зависимости от кода и рубрики, в контейнер соответствующего зала и этажа. Никаких очередей, формуляров, бумажных картотек.

Библиотека — это не только книги и читальные залы. Здесь есть оборудованные рабочие места, компьютеры и кабинеты со всеми возможностями мультимедиа, повсеместный доступ к Интернету, помещения для бурных обсуждений и мозговых штурмов и залы для сосредоточенной уединенной работы, где соблюдается полная тишина.

Вопрос «Как пройти в библиотеку?» в два часа ночи здесь никому не покажется странным. Во многих университетах библиотеки работают круглосуточно.

Современные университеты продвигали более гибкие подходы и в части форматов обучения, требований к поступающим и возрастных ограничений. В 2012 году эти учебные заведения, по сравнению с традиционными, по-прежнему привлекают намного больше учащихся на очно-заочные программы и активнее работают с более старшей возрастной группой, пишет Татлоу в статье для The Guardian.

Только в прошлом году выпускниками современных университетов Великобритании стали почти 250 тысяч человек, отмечает издание.

Всего в 2010-11 учебном году в Великобритании было получено 762540 образовательных степеней. Из них 369010 были уровня первого высшего образования (48%), сообщается на сайте британского Агентства по статистике высшего образования (HESA).

«У каждого университета есть свое место, мы не нацеливаемся на студентов, которые идут в Оксбридж. С другой стороны, не все могут поступить в Оксфорд или Кэмбридж, где предъявляются очень высокие требования к учащимся. Но мы очень хорошо выполняем свою задачу, работая с теми, кто поступает к нам», — говорит Джоанн Уолл, специалист по привлечению иностранных студентов университета Гринвича.

Джон Кверк, директор по международным отношениям университета Центрального Ланкашира (UCLAN), сопоставляя образовательные учреждения Великобритании, поясняет: «Они все высшего класса, но у всех разные традиции и история».

«UCLAN относится к категории «современных университетов», — говорит Кверк. — Есть старые образовательные заведения, такие как Оксфорд, Кембридж, они из числа старейших в мире. Есть группа университетов, созданных в 19 веке в крупных промышленных городах, таких как Ливерпуль, Манчестер, Лидс, таким учебным заведениям около по 150 лет. И есть категория бывших политехнических институтов, к ним, в частности, относится и UCLAN. Статус университета мы получили в 1992 году».

Свою историю UCLAN ведет от Института распространения знаний, основанного в1828 году в Престоне, — в первый год там насчитывалось около 20 студентов. Сегодня это огромный образовательный центр, где учатся и работают около 38 тысяч человек. Подготовка ведется по 500 направлениям, и «портфолио» университета постоянно актуализируется и включает самые разные дисциплины — от археологии до стоматологии, философии и религии.

«Мы не просто штудируем учебники, хотя они играют огромную роль, — мы подкрепляем образовательные программы данными собственных исследовательских наработок, — объясняет Кверк. — Традиционно исследованиями активно занимаются старые университеты, но в UCLAN за последнее десятилетие было вложено много средств в это направление, и мы значительно повысили планку, войдя в «среднюю лигу» исследовательских университетов».

За годы работы уже в статусе университетов бывшие политехнические институты по-прежнему делают ставку на свои сильные стороны: развитие связей с профильными секторами экономики, сотрудничество с работодателями на рынке труда и подготовка молодежи к трудоустройству. И это разумная стратегия, если учесть проблему безработицы во многих развитых странах, отмечает The Economist.

«Мы, пожалуй, в большей степени «профессиональный» университет, то есть мы нацелены на реальные рабочие места, стараемся сделать все, чтобы после выпуска наши студенты были подготовлены к трудоустройству», — говорит Джоанн Уолл из Гринвича.

Основной кампус университета Гринвича разместился в историческом ансамбле «Морской Гринвич» (Лондон), который в 1997 году был включен в список объектов культурного наследия ЮНЕСКО. Комплекс, где до недавнего времени находилась Королевская морская академия, был спроектирован Кристофером Реном. Рядом расположена Старая королевская обсерватория, тоже творение Рена. История вуза насчитывает более столетия — предшественником современного университета был политехнический колледж Woolwich Polytechnic, основанный в 1890 году. После реформы 1992 года учебное заведение получило статус университета. Важнейшими дисциплинами являются инженерные специальности, математика, вычислительные системы и естественные науки, отмечает The Daily Telegraph.

Многие университетские программы сегодня включают возможность практики или стажировки. Место не гарантировано, получить его, как правило, можно на конкурсной основе. Так или иначе, в рамках «сэндвич-курсов» или во время обучения студенты пытаются применить на практике полученные знания.

«Магистрам сложнее выделить время, учитывая, что они проходят программу за 12 месяцев. Что же касается бакалавров, для них это очень хорошая возможность, можно совершенствовать языковые навыки, проверить себя и оценить свои возможности», — рассказывают в университете Гринвича.

Иностранные студенты университетов с визой Tier4 имеют право совмещать учебу с работой в объеме до 20 часов в неделю на условиях частичной занятости, а также устраиваться на полную ставку в периоды каникул. К учащимся колледжей или языковых школ применяются другие ограничения. По студенческой визе на университетских программах, по итогам которых присуждается академическая степень — как начальная, так и более высокого уровня, допускается уделять рабочим стажировкам до 50% от общей продолжительности курса. В частности, это касается, например, «сэндвич»-курсов. Есть также двухлетняя программа MBA International Business, первый год которой отводится собственно обучению, а второй — практике, рассказали в университете Гринвича.

«За шесть лет в университете Гринвича я встречала студентов, которые работали на условиях неполной занятости на протяжении всего времени обучения и сейчас успешно трудоустроены. Возможности занятости есть и в самом университете», — говорит доктор Ханна Якавенка, директор программ магистратуры и MBA по международному бизнесу. По наблюдениям, британские студенты меньше интересуются трудовой практикой, скорее это привлекает иностранцев.

В каждой школе университета есть специалист по стажировкам, и он ищет подобные предложения для студентов, в том числе в ближайших районах. «Мы находимся рядом с деловым районом Канари-Уорф, и там возникает немало возможностей, — рассказывают в университете Гринвича. — Компании, разумеется, заинтересованы в привлечении сотрудников на более продолжительный срок, но всегда бывают срочные годовые контракты, замещение сотрудников на время отпуска по уходу за ребенком и так далее».

Доктор Якавенка добавляет, что годовую практику можно «разбить» на несколько частей и пройти ее в разных компаниях, например, это удобно, если есть предложения на три или шесть месяцев: «В любом случае мы следим за тем, чтобы это были не случайные компании, чтобы с учащимся был заключен контракт и они работали на легальной основе на тех же условиях, как и все другие сотрудники».

Возможность заработка — это еще и хорошее финансовое подспорье. Говоря о стоимости жизни в Великобритании, Джоанн Уолл ссылается на рекомендации Пограничной службы UKBA. Согласно официальным требованиям, необходимо подтвердить наличие средств на оплату расходов на проживание и питание, и рекомендуемая UKBA сумма составляет 9400 фунтов за учебный год для университетов в центре Лондона и 7200 фунтов для остальных. И это, по словам Уолл, близко к реальной средней: «Я разговаривала со студентами: кто-то тратит 5000 фунтов в год, но в среднем у многих [в Гринвиче] уходит от 6000 до 7500 фунтов. Это зависит от того, какой вариант жилья они выбирают. В университетских общежитиях есть разные предложения, в зависимости от размеров комнаты и удобств, стоимость будет различаться. Если студенты впятером-вшестером нанимают жилье в частном доме, это может обойтись дешевле, чем проживание в университетских общежитиях».

Международные масштабы

Современные университеты также очень активны в привлечении средств из европейских источников финансирования исследовательской работы и заинтересованы в международном сотрудничестве и развитии партнерских программ по всему миру, пишет комментатор The Guardian. Поддерживая марку британского высшего образования, они сегодня становятся глобальными университетами и поставщиками экспортной выручки для страны и региональных рынков. По оценкам университетской ассоциации Universities UK, в 2009 году общий объем поступлений для британской экономики от иностранных студентов составлял 8 млрд фунтов стерлингов, а к 2025 году он может вырасти более чем в два раза —до 17 млрд фунтов стерлингов.

«Мы уделяем большое внимание интернационализации, и это двухсторонний процесс. У нас обучается около 5 тысяч зарубежных студентов, но здесь в Престоне в любой момент времени находится только 2000 из них. Остальные получают образование в самых разных уголках мира — в Индии, Греции, Омане, на Ближнем Востоке, в Гонконге, материковом Китае, в Австрии», — говорит Джон Кверк.

Так, во Вьетнаме преподается программа по проектированию информационных систем, в Индии — «биомедицина», «киноведение» и «журналистика», в Греции — программы по дизайну. «Для нас это уже традиционный подход — мы оцениваем, что востребовано на рынке, и мы выходим на этот рынок и там преподаем соответствующие дисциплины», — поясняет Кверк.

По его словам, в бакалавриате все такие программы очные и проводятся совместно с партнерскими университетами — у UCLAN 125 соглашений с учебными заведениями из разных стран. «Наши преподаватели тоже летают и преподают в этих вузах. Есть и прикомандированные сотрудники — так, два наших преподавателя постоянно работают в университете в Цзяннане, — рассказывает Джон Кверк. — Программа построена на основе учебных планов UCLAN. Два года учащиеся находятся там, один год здесь в Престоне. Либо обучение полностью проходит за рубежом, например, в Гонконге, — там, кстати, есть очно-заочные программы для работающих, так как это магистратура».

Кроме того, университет нацелен открывать свои кампусы за рубежом, чтобы расширить базу и охват не только внутри страны, но и глобальном масштабе. Некоторые британские, австралийские, американские университеты так делают. Например, университет Ноттингема открыл кампусы в Китае и Малайзии.

«И мы изучали такую модель. Всего несколько недель назад мы открыли корпус нашего университета на Кипре, в первом наборе 150 студентов, в частности, есть и россияне: Россия и Кипр имеют налаженные связи, — говорит Кверк. — В основном там будут преподаваться право и бизнес-специальности, а также математика и вычислительная техника».

Стоимость образования на Кипре (7000 евро в год) ниже, чем в Престоне, что выгодно с экономической точки зрения, кроме того, это спокойное солнечное место, где многие захотят учиться, объясняют в университете. В 2014 планируется открытие кампуса на Шри-Ланке. Третий рассматриваемый вариант — Таиланд.

«Мы выбираем те рынки, где есть интерес к британскому образованию, но нацеливаемся не только на местную аудиторию, — скорее, 50-50%, нам важен и региональный аспект. Например, Кипр может стать нашим центром в восточно-средиземноморском регионе, возможно, туда будут приезжать из Иордании, или даже кто-то из британских студентов захочет там учиться», — поясняет Кверк. По его словам, важен не только внутренний спрос, но и позиции в регионе. Учитывается и такой фактор, как поддержка местных властей. На Кипре были утверждены дипломы UCLAN, на Шри-Ланке было принято решение, что шесть зарубежных университетов могут открыть свои кампусы и получать налоговые привилегии.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию