16+
Пятница, 26 апреля 2019
  • BRENT $ 74.08 / ₽ 4790
  • RTS1245.98
15 января 2013, 14:35 Право

Адвокат Котовой: «Расследование находится под влиянием международной политики»

Лента новостей

Бывший член совета директоров ЕБРР Елена Котова не признала вину в попытке коммерческого подкупа. Об отношении к предъявленному обвинению и о том, чем в настоящее время занята обвиняемая, в интервью BFM.ru рассказал ее адвокат Сергей Мирзоев

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

Следственный департамент МВД сегодня сообщил о том, что бывшему члену совета директоров Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Елене Котовой предъявлено обвинение в покушении на коммерческий подкуп (ч. 3 ст. 30 и ст. 204 УК). Аналогичное преступление вменяется и бывшему старшему вице-президенту ВТБ Игорю Лебедеву.

По версии следствия, в 2009 году представитель РФ в ЕБРР потребовала от бывшего члена Общественной палаты, бизнесмена Сергея Черникова, проживающего в Лондоне владельца нефтедобывающей канадской компании CanBaikal Resources, перевести на счета одной из офшорных фирм 1 млн 425 тысяч долларов. За эту сумму она якобы обещала положительно решить вопрос о выделении ЕБРР структурам Черникова крупного кредита в размере 95 млн долларов США. СД МВД утверждает, что Игорю Лебедеву была отведена роль переговорщика. «Он поддерживал двустороннюю связь между Котовой и компанией-заемщиком, а также озвучивал условия и гарантии описанной «сделки», — утверждает Следственный департамент МВД. Елена Котова вину не признала, с нее взята подписка о невыезде.

Об отношении к предъявленному обвинению и о том, чем в настоящее время занята обвиняемая, в интервью BFM.ru рассказал ее адвокат Сергей Мирзоев.

— Когда было предъявлено обвинение, признала ли ваша подзащитная вину?

— Это произошло еще в конце декабря. Тогда же с Елены Викторовны была взята подписка о невыезде. Наложен запрет главным образом на выезд за рубеж. Но моя подзащитная далека от подобного рода действий. Она никогда не отказывалась от явки к следователям, никогда не препятствовала следствию и в течение года исправно являлась на допросы, даже в болезненном состоянии — чтобы в отношении нее не возникло ни тени сомнения. Никаких таких идей уехать за границу у нее не существует. Она заинтересована в том, чтобы расследование было произведено глубоко, всесторонне и объективно. А разобраться в этой истории совсем непросто.

— Предъявление обвинения стало для нее неожиданностью?

— Практические ничего нового в постановлении и предъявлении обвинения нет. Все так или иначе звучало и год назад в объявленном постановлении о привлечении ее в качестве подозреваемой. На мой взгляд, предъявленное обвинение неосновательное. Был период времени, когда следствие, получив согласие английских властей и самого ЕБРР, произвело допросы бывших и действующих сотрудников ЕБРР. Может быть, с этим связана активизация следствия. На наш взгляд, по-прежнему видна политическая подоплека этого дела. Считаем, что расследование находится под влиянием в том числе международной политики.

— Что вы имеете в виду?

— Нельзя забывать, что реальным поводом для возбуждения дела послужили претензии Елены Викторовны Котовой занять вакантную на то время должность заместителя президента ЕБРР. Конфликты в ЕБРР, как и в любой солидной и большой организации, имеются, но они еще не получили должного внимания со стороны следствия. На наш взгляд, следователям еще предстоит расследовать целый комплекс вопросов, информации и сообщений о разного рода обстоятельствах, которые прямо влияют на решение вопроса о виновности или невиновности Елены Викторовны.

— На ваш взгляд, доказана ли ее вина?

— С моей точки зрения, она, безусловно, невиновна. Предъявленное обвинение еще предстоит расследовать, чтобы прийти к обоснованному выводу о ее непричастности к каким бы то ни было преступлениям.

— СМИ сообщали, что дело против Котовой и еще четырех российских сотрудников банка в Великобритании было возбуждено Скотленд-Ярдом после служебной проверки, проведенной службой внутреннего контроля ЕБРР.

— Существует два разных уголовных дела, которые, на самом деле, конкурируют между собой. Одно было возбуждено в декабре 2010 года лондонской районной полицией, а второе возбудил в феврале 2011 года на тот момент еще Следственный комитет (ныне Следственный департамент) МВД. И несмотря на утверждение, что стороны расследуют какие-то разные события, они, на самом деле, расследуют одни и те же обстоятельства, один и тот же массив информации. По обе стороны границы допрашиваются одни и те же люди. Эта конкуренция юрисдикции абсолютно незаконна и нарушает права Елены Котовой. В соответствии с действующими международными нормами, расследование уголовного преступления должно проводиться там, где было совершено деяние. А если наше следствие утверждает, что это деяние произошло на территории России, то, стало быть, никаких реальных шансов на законное расследование в Великобритании не существует.

— Для вас это дело является обычным?

— Очень мало преступлений, в которых обвиняют людей со слов других людей. Очень мало. Нужны факты и железные обстоятельства, документы, платежи, квитанции, расчетные или лицевые счета. Ничего такого в этом деле нет.

— Чем сейчас занята ваша доверительница?

— В настоящее время она весьма успешный писатель и публицист. Она никуда не пропала и не потерялась, дает очень толковые интервью о международной экономике и о своей профессиональной деятельности. Кроме того, Котова весьма успешный романист. У нее вышли три романа, которые пользуются успехом. Первые два романа отразили перипетии последнего, кризисного периода ее жизни. Последний роман — «Акционерное общество женщин» — это социальная фантасмагория. На мой взгляд, читается он очень увлекательно. Мне кажется, что она преодолеет все эти трудности, в конце концов выяснится вся подоплека этих обвинений.

— Вы рассчитываете на то, что дело закроют?

— В нынешнем виде дело не имеет судебной перспективы и не может быть рассмотрено в суде всерьез. Маловато улик для этого.

— Что касается второго обвиняемого.

— С моей точки зрения, Игорь Лебедев пострадал только потому, что уголовное дело без второй фигуры расследовать просто невозможно. Он оказался заложником требований Уголовного кодекса к тому, как должно быть расследовано и доказано преступление и вина. На мой взгляд, в отношении него это абсолютно за уши притянутое обвинение. Я очень надеюсь, что ему хватит и сил и разума защитить себя.

— Следствие говорит, что расследование находится на завершающей стадии.

— Очень надеюсь, что это так, хотя срок следствия определен до 2 февраля. На мой взгляд, до конца расследования далековато. Мы хотели бы заявить ряд ходатайств. Некоторые из них уже заявлены. Например, мы будем продолжать настаивать на проведении экспертизы аутентичности и достоверности одной записи, которая лежит в центре обвинения Игоря Лебедева, а значит, и Котовой. Кроме того, мы бы хотели проверить достоверность показаний иностранцев, которые выступили свидетелями по делу и давали показания вне территории России. Также мы бы хотели истребовать ряд международных, очень важных документов.

— Что это за документы?

Касающиеся полномочий моей доверительницы. Обвинение строится на том, что Котова могла воспрепятствовать получению кредита. При этом следователи признают, что истребование кредита не являлось ее прерогативой и компетенцией. То, что написано в сегодняшнем пресс-релизе МВД — это даже не научная фантастика. Так что я надеюсь, что следствие пойдет дальше и будет искать доказательства, а не просто опираться на слова людей, в данном случае — потерпевшего. Кстати, кредит его организация так и не получила. И это было в тот период, когда от Котовой уж точно ничего не зависело.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию