16+
Среда, 22 ноября 2017
  • BRENT $ 63.33 / ₽ 3704
  • RTS1159.11
25 апреля 2013, 21:47 ОбществоПолитика

«Прямая линия»: политологи об изменении тона и неизменности курса

Лента новостей

Неожиданно мягкий тон — сигнал элитам. Политологи отмечают новую тональность «Прямой линии» общения президента со страной. Возможная причина — это, возможно, необходимость наладить новый диалог с интеллигенцией

Владимир Путин во время прямой линии. Фото: Reuters
Владимир Путин во время прямой линии. Фото: Reuters

Владимир Путин ответил на все острые вопросы от Березовского, Навального и Pussy Riot до Сталина и Чубайса, а также про зимнее время и ноль промилле. Новацией стала полемика в прямом эфире с Алексеем Кудриным.

Комментирует глава фонда Национальной энергетической безопасности Константин Симонов: «Месседж Путина очень прост, он показывает элите, что, вот, вы видите, что народ-то хочет вас всех растерзать, крови вашей просит, спрашивает: «Когда вы их всех посадите?». Только я вас способен защитить. И в этом плане выступления самого Путина были более мягкие: закон един для всех, надо сначала доказать, никого мы сажать без суда и следствия не будем. Поэтому здесь, я думаю, что вот это главный сигнал для элиты. Кудрин — это сигнал больше Медведеву. По большому счету, Кудрин выступил как готовый кандидат в премьеры, и он прямо сказал: «Я не хочу работать на подачках, я только готов, если мне дадут на откуп всю экономическую политику в стране».

Мягкий и даже интеллигентный тон президента свидетельствует о необходимости перемен, выпуска пара. Но реальных изменений курса ждать не стоит, отмечает политолог Владимир Слатинов: «Не только был другой тон, но и обратите внимание, насколько вообще эта «Прямая линия» отличалась от всех остальных. Не было пафосности, не было елейности. Первый час-полтора «Линии» вообще были жесткими, и Путин демонстрировал новый стиль. Когда Песков вчера и позавчера говорил о том, что будет новый формат, скажу честно, я относился скептически к этому, но мы действительно увидели новый формат. Такой жесткой и взыскательной «Прямой линии» еще не было. Это означает, что власть понимает нарастание напряжения в обществе подспудно. И вообще, отчасти, эта «Прямая линия» — это такое выпускание пара, и стилистика Путина в этом отношении тоже показательна. Но, кстати, обратите внимание, что к исходу «Прямой линии», когда Владимир Владимирович заговорил об оппозиции, внесистемной оппозиции и так далее, зазвучали привычные нотки, привычные оценки, стандартные фразы. Однако к серьезным изменениям, особенно в политической части, власть абсолютно не готова».

Алексей Кудрин полемизирует с президентом, говорит о политической реформе. Но Владимир Путин оставляет вопрос без ответа. Это свидетельствует о продолжение взятого курса, продолжает тему глава Фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов: «Накануне «Прямой линии» не исключалось некого кадрового решения, наблюдатели обсуждали судьбу министра образования и науки Дмитрия Ливанова. Но ничего похожего на отставку не случилось — тон президента был подчеркнуто спокойный. Можно говорить о продолжении курса на сохранение консервативного сценария развития страны. Путин не настроен агрессивно по отношению к элитам, не идет на поводу у тех, кто говорит, что давайте всех уволим. Рейтинг снова отрастет. В целом, проходит достаточно спокойно мероприятие, каких-то принципиально новых политических месседжей мы не видим. Да, с одной стороны приподнимает статус Кудрина, с другой стороны, Кудрин подчеркнуто уклоняется от разговоров о политической составляющей, хотя, казалось бы, последний год-полтора ни о чем другом Кудрин не говорил. То есть, в целом, показывается, скорее, приверженность Путина к консервативному, нежели к реакционному».

Рекомендуем:

  • Фотоистории