16+
Вторник, 28 января 2020
  • BRENT $ 59.09 / ₽ 3695
  • RTS1572.23
24 июля 2013, 19:49 ОбществоПравоПолитика

Защита возложила вину за убийство Политковской на сотрудников ГУВД

Лента новостей

Мосгорсуд приступил к рассмотрению громкого дела об убийстве в 2006 году обозревателя «Новой газеты»

Обвиняемые в убийстве Политковской бывший майор УБОП Сергей Хаджикурбанов (на фото слева) и предполагаемый киллер Рустам Махмудов отрицают причастность к расправе над журналисткой. Фото: РИА Новости
Обвиняемые в убийстве Политковской бывший майор УБОП Сергей Хаджикурбанов (на фото слева) и предполагаемый киллер Рустам Махмудов отрицают причастность к расправе над журналисткой. Фото: РИА Новости

Мосгорсуд приступил к рассмотрению громкого дела об убийстве в 2006 году обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской. Процесс начался в отсутствие потерпевших, которыми признаны дети погибшей — Илья и Вера Политковские. Пятеро подсудимых не признали вину. А их адвокаты возложили ответственность за случившееся на сотрудников оперативно-поискового управления ГУВД Москвы. Они утверждают, что Политковскую «устранили» в результате «оперативной комбинации».

Сегодняшнее заседание началось с задержкой на полтора часа из-за того, что в пробке застрял находящийся под подпиской подсудимый Ибрагим Махмудов.

Адвокаты сразу же потребовали отложить процесс до следующего понедельника из-за отсутствия потерпевших. Адвокат подсудимого Джабраила Махмудова Мурад Мусаев настаивал, что в деле об убийстве их «участие крайне желательно, если не обязательно». Он напомнил, что «еще месяц назад потерпевшие сообщили, что смогут участвовать в процессе только после 27 июля». Дело в том, что представляющая интересы пострадавших адвокат Анна Ставицкая до этой даты находится в отпуске.

Читайте также: Дети Политковской расценивают суд по делу об убийстве их матери как нелегитимный

Защитника поддержали остальные адвокаты. Они уверяли, что отсутствие потерпевших может «повлиять на законность решения по уголовному делу». Однако судью Павла Мелехина этот довод не убедил, и он решил слушать дело без потерпевших. Свое решение он обосновал тем, что те были уведомлены о начале судебного разбирательства.

Мелехин пояснил, что Илья Политковский в своем письменном ходатайстве сообщил, что будет в командировке с 10 по 17 июля, а Вера Политковская проинформировала суд, что будет находиться за пределами московского региона по 21 июля.

После этого адвокаты вновь попытались отсрочить процесс. Так, защитник предполагаемого киллера Рустама Махмудова Владимир Фурманов попросил суд вручить его клиенту копию обвинительного заключения. Он сообщил, что предыдущий документ Махмудов порвал, из-за того, что документ был составлен с нарушением закона.

Предполагаемый киллер порвал обвинительное заключение

«Как порвал? Четыре тома?!», — удивился судья.

«Когда оно мне вручалось, я узнал, что на нем нет подписи главного человека — прокурора. Ни подписи, ни печати. Меня пихнули в карцер и кинули туда обвинительное заключение. Я три-четыре часа стоял и демонстративно рвал его на мелкие кусочки. Мне сокамерники сказали, что должна быть подпись и печать», — объяснил свой поступок подсудимый.

После чего Махмудов-старший пожаловался на здоровье. Подсудимый, одетый в длинную майку и тренировочные штаны, утверждал, что из-за болезни почек он не может сосредоточиться на процессе и осуществлять свою защиту. «В СИЗО №1 мне не оказано действенной медицинской помощи», — сообщил он судье. Подсудимый попросил прервать процесс и запросить в «Матросской тишине» его медицинскую карту, чтобы назначить медобследование и выяснить, попадают ли его заболевания под перечень, с которыми люди не могут содержаться под стражей.

Однако откладывать слушания судья и на этот раз не стал. Павел Мелехин сообщил, что в суд уже поступила справка из СИЗО о том, что Махмудов нуждается в стационарном лечении и суд намерен послать в изолятор дополнительный запрос о возможности участия подсудимого в судебном разбирательстве. Копию же обвинительного заключения судья посоветовал сделать подсудимому за свой счет через адвокатов.

Преступная группа

После этого в зал, наконец, пригласили присяжных. О рассмотрении дела с их участием ходатайствовали все подсудимые. Прокуроры Борис Локтионов и Мария Семененко выступили перед жюри со вступительным словом, изложив версию обвинения. Она фактически прозвучала дважды.

Сначала Борис Локтионов сообщил фабулу обвинения в сжатой форме, после чего его коллега акцентировала внимание присяжных на роли каждого из пяти фигурантов: чеченского авторитета Лом-Али Гайтукаева, его трех племянников — жителей Чечни Джабраила, Ибрагима и Рустама Махмудовых и бывшего сотрудника столичного УБОП, майора Сергея Хаджикурбанова. Гайтукаев, Хаджикурбанов и Рустам Махмудов находятся по стражей, а Ибрагим и Джабраил Махмудовы — под подпиской о невыезде.

Стоит отметить, что это уже вторая попытка прокуратуры добиться вынесения обвинительного приговора по делу. В феврале 2009 года присяжные в Московском окружном военном суде оправдали троих подсудимых: братьев Джабраила и Ибрагима Махмудовых, а также Сергея Хаджикурбанова. Впоследствии оправдательный приговор был отменен, а дело направлено на доследование, в ходе которого число фигурантов увеличилось вдвое.

Из выступления прокуроров следовало, что в июне-июле 1996 года к Лом-Али Гайтукаеву обратился неустановленный следствием заказчик. Этот человек был недоволен «изобличающими» публикациями журналистки «Новой газеты». Приняв заказ на убийство Политковской, Гайтукаев создал преступную группу, в которую вошли его племянники, а также начальник отдела оперативно-поискового управления (ОПУ) ГУВД Москвы полковник Дмитрий Павлюченков, который впоследствии признал вину и в декабре 2012 года был осужден на 11 лет лишения свободы. «Гайтукаев пообещал соучастникам за убийство денежное вознаграждение», — сказал Борис Локтионов.

Читайте также: Сын Политковской: «Справедливость случилась, но не в полном объеме»

По его словам, получив от Гайтукаева информацию об Анне Политковской и 150 тысяч долларов на расходы, Павлюченков должен был установить место жительства журналистки, маршруты ее передвижения и передать сведения исполнителю убийства — Рустаму Махмудову.

К слежке за корреспондентом «Новой газеты» Павлюченков привлек своих подчиненных — сотрудников ОПУ. Они, как гласит обвинение, ничего не знали о готовящемся убийстве, и получали за «халтуру» по 100-150 долларов в день.

Павлюченков также снабдил киллера пистолетом с глушителем, который приобрел у своего знакомого — сотрудника ЧОП.

Когда в августе Гайтукаева арестовали за организацию покушения на бизнесмена Геннадия Корбана (впоследствии за это преступление «авторитет» был осужден на 15 лет — BFM.ru ), он не отказался от задуманного. «Находясь в СИЗО, он позвонил своему знакомому сотруднику ФСБ Павлу Рягузову и просил, чтобы тот передал Павлюченкову, чтобы тот продолжил работу, о которой они договаривались», — рассказала Мария Семененко.

Она отметила, что в сентябре 2006 года Гайтукаев перепоручил организацию убийства своему знакомому, Сергею Хаджикурбанову. Тот только освободился из тюрьмы, отсидев два года за превышение служебных полномочий.

«Известная журналюга»

«Гайтукаев связался с Хаджикурбановым и поставил его в известность о готовящемся убийстве», — продолжила прокурор. По ее словам, организатор не называл фамилию жертвы, сказав Хаджикурбанову, что цель — «известная журналюга». После этого Хаджикурбанову из рук Павлюченкова перекочевали оставшиеся 137 из 150 тыс. долларов.

7 октября 2006 года примерно в четыре часа дня Анна Политковская была убита в подъезде дома № 8/12 по Лесной улице, в котором она снимала квартиру. По версии обвинения, киллера Рустама Махмудова привез к месту убийства на зеленых жигулях его брат Джабраил. Другой его брат — Ибрагим расположился на пути следования Политковской домой. Он стоял на пересечении улицы Фадеева и Оружейного переулка и когда увидел, как серебристая «десятка» Политковской сворачивает во двор, «отзвонился» Джабраилу. Тот сообщил об этом Рустаму, который сидел с ним в машине на улице Александра Невского, неподалеку от дома жертвы. Киллер зашел в подъезд, дождался, когда Политковская вошла в лифт и произвел в нее пять выстрелов. Женщина скончалась на месте.

Всем пятерым подсудимым вменили в вину совершение умышленного убийства (ч. 2 ст. 105 УК РФ). А Гайтукаеву, Джабраилу и Рустаму Махмудовым инкриминировали еще незаконное приобретение, перевозку и хранение оружия (ч.3 ст. 222 УК РФ).

Помимо этого, следствие вменило предполагаемому киллеру еще один эпизод. По версии следствия, осенью 1996 года Рустам Махмудов вместе с двумя приятелями похитил гражданина Армении Оганеса Авеляна, за освобождение которого он и его подельники требовали 150 тыс. долларов. Махмудову-старшему добавили похищение человека и вымогательство (ч.2 ст. 125.1 и ч.3 ст. 148 УК).

Свою вину никто из подсудимых не признал. А их адвокаты заявили присяжным, что намерены доказать невиновность своих подзащитных. Эмоции в зале суда били ключом. Не обошлось без словесной перепалки, которая уже не в первый раз произошла между судьей Павлом Мелехиным и адвокатом Мурадом Мусаевым. Председательствующий сделал несколько замечаний в адрес защитника за то, что адвокат весьма эмоционально выступал, намекая присяжным на то, что несколько подсудимых уже были оправданы ранее.

«Убита в результате оперативной комбинации»

«То, что будет происходить в зале, вы будете помнить всю жизнь, — обратился Мусаев к членам коллегии. — Произошло убийство женщины, журналиста, правозащитника, убийство безоружного человека». Адвокат заверил коллегию, что если бы его подзащитный Джабраил Махмудов совершил то, в чем его обвиняют, то он не только не стал бы его защищать, но даже сидеть с ним вместе в одной комнате. «Первое, что я сделал, когда его увидел, то спросил его: «Имеешь ли ты отношение к убийству?». Он сказал: «Нет, я ее не убивал, не знал, что ее убивают». И я ему поверил. А следующие пять лет меня убедили, что он не солгал», — сказал защитник.

Мусаев утверждал, что все уголовное дело состоит из «компиляции правды с вымыслом». При этом юрист высказал мнение, что преступление было совершено Дмитрием Павлюченковым и его подчиненными.

Он отметил, что Рустам Махмудов, в отличии от своих братьев, был знаком с Павлюченковым и находился «под его непосредственным патронажем». «Именно поэтому они (правоохранительные органы) смогли выстроить такую комбинацию, чтобы потом все так говорили — что вот они, убийцы, и указать на чеченский след», — сказал адвокат.

«На наш взгляд, Анна Политковская была убита в результате оперативной комбинации. Это преступление было совершено сотрудниками оперативно-поискового управления. Организатором убийства являлся Павлюченков, а исполнителями — его подчиненные», — заявил Мусаев, после чего «заработал» еще одно замечание от судьи, который был вынужден прервать процесс и удалить присяжных.

В их отсутствие он разъяснил адвокату, что тот не может выходить за рамки обвинения, это недопустимо. Но тот не сдавался. «Защитник имеет право рассказать, кто совершил убийство и почему, — настаивал Мусаев. — Председательствующий не тиран и не узурпатор закона. Вы не только перебиваете меня и сбиваете с мысли, вы создаете у присяжных предубеждение обо мне как участнике процесса. Это нечестно».

Завершая свое выступление перед присяжными, Мусаев заявил, что представители правоохранительных органов, замешанные в убийстве, специально создали «чеченский след, чтобы самим избежать наказания». «Надеюсь, что с вашей помощью, а я уверен, что вы докопаетесь до правды, эта легенда рассыпается», — подытожил Мусаев.

Процесс продолжится завтра. Ожидается, что этот день будет посвящен обсуждению процессуальных вопросов. А в понедельник начнется допрос потерпевших, которые, наконец, приедут на процесс.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию