16+
Среда, 23 августа 2017
  • BRENT $ 52.55 / ₽ 3102
  • RTS1044.96
29 января 2014, 12:22 Финансы
Надежда Грошева

Надежда Грошева

Нелишние намеки главы Центробанка

Надя Грошева комментирует первое публичное интервью Эльвиры Набиуллиной в ее новом статусе

«Это не рубль слабел, а дорожали доллар и евро ко всем валютам развивающихся рынков», — заявила председатель Банка России Эльвира Набиуллина в программе Владимира Познера.

Лично я чуть не уснула, пока слушала ответы главы Центробанка. Но выключить не могла — все-таки первое публичное интервью Эльвиры Набиуллиной в ее новом статусе. Получился эдакий ликбез об основах взаимовлияния экономики и валютного курса.

«Основное правило: чем сильнее экономика, тем сильнее национальная валюта». Вот, казалось бы, и намек: ведь от российской экономики ждать рекордов не приходится. Да и сама Эльвира Набиуллина отмечает, что «Замедление экономического роста носит не конъюнктурный, а структурный, институциональный характер». Чтобы ситуацию изменить, нужно проводить достаточно быстрые реформы, и «эти реформы дадут отдачу не сразу, а через год-два».

Казалось бы, в таких условиях, рубль может только слабеть.

Но нет, глава Центробанка считает, что рубль может начать укрепляться, на это указывает ряд факторов. Например, «мы — один из немногих развивающихся рынков, у которого положительный торговый баланс, пояснила она. Мы экспортируем больше, чем импортируем, и это во многом поддерживает наш курс».

При этом категорически опровергла заявления о том, что курс рубля занижается искусственно, так как при таком курсе бюджет получает дополнительные доходы, а также растут прибыли экспортеров сырья.

Ведь это краткосрочная выгода. А если смотреть на перспективу, то бюджет зависит от стабильности доходов всей экономики. В общем, что будет с рублем, зависит от рыночной ситуации.

А может глава Центробанка так и должен отвечать? Без намеков.

Легендарный Алан Гринспен, он возглавлял ФРС 18,5 лет до 2006 года, перед телекамерами умело отделывался туманными фразами. Их можно было трактовать, как угодно. После того, как в прессе несколько раз появились разносторонние интерпретации его слов, он стал заканчивать свое общение с журналистами словами: «Если вам показалось, что я выразился достаточно ясно, вы неверно меня поняли». Вот так, без лишних надежд.

Рекомендуем:

  • Фотоистории