16+
Четверг, 17 августа 2017
  • BRENT $ 50.18 / ₽ 2981
  • RTS1032.92
12 марта 2014, 11:50 ОбществоПолитика
Актуальная тема: Украинский кризис

К.Коктыш: Заявления об «аннексии» отсылают к плохим историческим ассоциациям

Лента новостей

ОБСЕ отказалась направить наблюдателей, чтобы следить за ходом референдума в Крыму 16 марта: голосование назвали нелегитимным. Германия и США ужесточают риторику в отношении РФ

Митинг в Ставрополе в поддержку населения Крыма 7 марта 2014 года. Фото: Reuters
Митинг в Ставрополе в поддержку населения Крыма 7 марта 2014 года. Фото: Reuters

В ОБСЕ считают проведение референдума в Крыму нелегитимным. Наблюдатели от организации не поедут на полуостров, чтобы следить за ходом намеченного на 16 марта голосования. Такое заявление распространила пресс-служба ОБСЕ. В начале недели крымские власти отправили приглашение в Швейцарию, но, как видно, получили отказ.

Канцлер Германии Ангела Меркель впервые назвала действия России в Крыму «аннексией» и призвала своих коллег предотвратить нарушение целостности украинского государства. Как пишет журнал Stern, на заседании парламентской группы консерваторов Меркель заявила: «Мы уже можем говорить об аннексии, поскольку Россия отбирает Крым у Украины, мы не должны позволить этому осуществиться».

Конгресс США также осудил действия России в отношении Украины и потребовал от президента Обамы ввести санкции — как политические, так и экономические.

В беседе с BusinessFM международную реакцию прокомментировал политолог Кирилл Коктыш, доцент кафедры политической теории МГИМО МИДа России.

Как расценивать отказ ОБСЕ? Означает ли он предварительный отказ международного сообщества признать возможные изменения статуса Крыма — возможную его независимость, возможное вхождение в состав РФ?
Кирилл Коктыш: Я думаю, да, в любом случае это неготовность участвовать в легитимации того, что будет там происходить, и это будет тактика выжидания с тем, какую международную реакцию оформить. Ведь проблема достаточно большая у Европы и у Запада: ввести достаточно мощные санкции против России — это ввести санкции против самих себя. Поэтому я думаю, что ближайшее время будет потрачено на поиск формул, каким образом можно было бы, сохраняя лицо, из этой ситуации более или менее достойно выйти.
Почему были приняты декларации независимости? Не сделает ли это процедуру вхождения Крыма более легитимной с точки зрения международного законодательства?
Кирилл Коктыш: Нет, это было принято исключительно потому, что Рада накануне выдвинула ультиматум Верховному Совету Крыма, потребовав, чтобы он остановил референдум, либо отменил его, в противном случае обещая сегодня утром Верховный Совет Крыма распустить. Чтобы этот роспуск был нелегитимен и парламент Крыма поспешил выйти из-под юрисдикции Киева. Поэтому декларация независимости имела в первую очередь цель подстраховаться от угрозы роспуска со стороны Киева.
Меркель меняет риторику, слово «аннексия» прозвучало. Насколько этот факт для нас серьезен?
Кирилл Коктыш: Он неприятен, потому что всегда возникает вопрос: опираясь на какие прецеденты страны будут интерпретировать то, что с Крымом, похоже, произойдет с вероятностью 95%? Можно брать за образец ситуацию с Южной Осетией и Абхазией, можно брать за возможный образец воссоединение Германии, он тоже может интерпретироваться как возможный прецедент. Можно, соответственно, смотреть на тот референдум, который будет в Шотландии по поводу выхода из Соединенного Королевства. То есть всегда есть некий набор прецедентов, опираясь на который, будут определяться в отношении как к юридически законному, незаконному, как к справедливому или несправедливому. И в этом плане слово «аннексия» как раз отсылает нас к 1939 году и достаточно плохим историческим ассоциациям. Если это станет официальной позицией Германии, то, конечно, это создаст дополнительные проблемы.
А если говорить о прецедентах, то какой из них ближе к ситуации в Крыму?
Кирилл Коктыш: На сегодня мы можем опираться, наверное, на два. Во-первых, это Южная Осетия — Абхазия. Мы можем опираться на прецедент Северного Кипра, наверное, будет даже все-таки ближе, чем Южная Осетия и Абхазия. И в определенной степени мы можем интерпретировать процесс воссоединения Германии путем референдума как применимый к описанию крымского случая, поскольку речь может идти о воссоединении исторически общих территорий. На самом деле спектр прецедентов достаточно широк, как комплиментарных, так и некомплиментарных в отношении России.

Рекомендуем:

  • Фотоистории