16+
Суббота, 19 августа 2017
  • BRENT $ 52.86 / ₽ 3119
  • RTS1027.85
12 марта 2014, 17:35 ОбществоПраво

«Мы хотели сделать «микромайдан»

Лента новостей

На процессе по делу Удальцова и Развозжаева показания дал главный свидетель обвинения Константин Лебедев

Константин Лебедев, осужденный по делу о беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года. Фото: РИА Новости
Константин Лебедев, осужденный по делу о беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года. Фото: РИА Новости

В Мосгорсуде на процессе оппозиционеров Сергея Удальцова и Константина Развозжаева, обвиняемых в организации беспорядков на Болотной площади, сегодня показания дал их бывший соратник Константин Лебедев, согласившийся сотрудничать со следствием. Получивший двухлетний срок, он стал главным свидетелем обвинения. В суде Лебедев заявил, что оппозиция хотела устроить на Болотной «микромайдан». Однако то, что произошло, не совпало с задуманным.

Для допроса Константина Лебедева в суде выделили отдельную «клетку-аквариум». Именно оттуда, а не со свидетельской трибуны, он на протяжении нескольких часов давал показания.

Между тем против этого возражала защита: адвокат Развозжаева Дмитрий Аграновский настаивал, что допрос свидетеля стоит отложить, а судьям нужно направить запрос в Конституционный суд для того, чтобы выяснить: можно ли судить людей, заключивших сделку со следствием, до допроса людей, против которых они дают показания. Однако суд просьбу отклонил.

Лебедев заверил, что оснований для оговора его бывших товарищей у него нет, а потом рассказал, как он вместе с ними готовил массовые беспорядки на Болотной площади столицы при финансовой поддержке бывшего главы парламентского комитета Грузии по обороне Гиви Таргамадзе.

По словам Лебедева, политик ежемесячно передавал оппозиционерам через своих людей на эти цели по 30 тысяч долларов. Деньги шли на обеспечение работы движения «Левый фронт» (его координатором был Сергей Удальцов — BFM.ru), печать агитационных материалов, поездки по регионам, аренду конспиративной квартиры, покупку машин, и лишь малая часть выделялась на ежемесячную зарплату организаторам.

«Таргамадзе преследовал свои цели на территории РФ», — рассказывал Лебедев. «Какие именно?» — уточнил прокурор. «Я не могу просканировать чужой мозг, — отвечал тот. — Таргамадзе хотел ликвидировать действующий режим и попросил встретиться с человеком, наиболее подходящим на эту должность». Выбор Лебедева пал на Удальцова.

«Я тогда лично не был знаком с Удальцовым и попросил других людей поговорить с ним, — продолжил он. — В марте я встретился с Удальцовым в трактире «Елки-палки». Мы договорились примерно на 30 тысяч долларов в месяц».

Лебедев рассказал, что 6 мая 2012 года во время шествия оппозиции, посвященного протестам против злоупотреблений и фальсификации на выборах в Госдуму и на президентских выборах, решено было устроить «микромайдан».

«Безответственные действия либеральной хунты»

«Мы с грузинской стороной сошлись на таком сценарии, что пройдем на Болотную площадь, поставим палаточный лагерь и будем его растить», — продолжил бывший соратник подсудимых.

«Но у нас это не получилось. Все, что произошло, не совпало с нашими планами и проектами», — сокрушался свидетель.

Лебедев заявил, что «беспорядки случились из-за безответственных действий либеральной хунты». «Нас не устраивал Путин. Нам надо было завоевать авторитет и не дать режиму возможности выйти сухим из воды после всех тех фальсификаций, которые были на выборах», — пытался придать своим действиям оттенок «геройства» он.

Лебедев заверил, что бутылки с зажигательной смесью, которые летели в полицейских, «покупали не грузины». «И камни они нам не присылали. Мы покупали палатки, но не кидались ими в полицию. И группу прорыва не готовили», — настаивал он. Лебедев попытался выгородить и своего бывшего товарища Удальцова. Он утверждал, что не слышал, как тот призывал к прорыву полицейского оцепления и видел лишь, как Удальцов сел на асфальт.

По его словам, тем временем Леонид Развозжаев, поговорив с депутатом Госдумы Ильей Пономаревым, собрал колонну анархистов и повел их вперед. «Все было стихийно, в полном хаосе...» — убеждал он судью.

Лебедев заверил, что в планы оппозиции не входила драка с полицейскими. «Нам был нужен «Оккупай Абай», но из этого ничего не вышло», — посетовал он.

Попытка выудить деньги

Свидетель сообщил, что Гиви Таргамадзе был доволен событиями 6 мая. «Он начал говорить про возможное финансирование из Лондона. Но наша задача была другая — нужно было выудить денег на создание партии», — признался Лебедев.

При этом он вновь попытался оправдать Удальцова, который, по его словам, не призывал к насильственным действиям. «Столкновения с полицией не исключались, но сказать, что в России готовились боевики, как на Украине, я не могу. Такого не было, мы ничего не готовили, у нас цели были другие», — настаивал оппозиционер. Он сознался, что не доверял Гиви Таргамадзе, которого считал крайним националистом, и поэтому записывал все свои разговоры с ним.

Между тем, по версии следствия, подсудимые также готовили массовые беспорядки в российских регионах. Для этого они обсуждали организацию тренировочного лагеря в Румынии, а также выезжали в тренировочные лагеря и вербовали участников планируемых беспорядков в Иваново, Ярославле, Нижнем Новгороде, Волгограде, Казани, а так же в Литве. Агитаторы призывали бойкотировать выборы практически на всех уровнях власти.

Помощник депутата Госдумы Ильи Пономарева Леонид Развозжаев находится под стражей, а координатор движения «Левый фронт» Сергей Удальцов — под домашним арестом. В ходе судебного процесса, который начался 18 февраля, они свою вину не признали. Тогда Сергей Удальцов назвал уголовное дело результатом политического заказа, направленного на нейтрализацию активных представителей оппозиции.

Тем временем 24 февраля был вынесен приговор активным участникам массовых беспорядков на Болотной площади, в ходе которых полиция задержала 400 человек. Восемь фигурантов получили от 3 лет и 3 месяцев лишения свободы условно до 4-х реальных лет.

Что же касается Константина Лебедева, то он уже отсидел больше половины назначенного срока и подал ходатайство об условно-досрочном освобождении, так что на свободе он может оказаться уже этой весной. Заседание по этому вопросу Лефортовский суд Москвы проведет 20 марта.

Рекомендуем:

  • Фотоистории