16+
Вторник, 24 ноября 2020
  • BRENT $ 46.45 / ₽ 3522
  • RTS1287.12
3 апреля 2014, 12:21 ФинансыБанки, вклады и кредиты

Банк Траст после IPO: куда двигаться дальше?

Лента новостей

Эксклюзивное интервью президента банка Траст Николая Фетисова о ключевых направлениях и планах развития в условиях закредитованности населения

Президент банка «Траст» Николай Фетисов. Фото: пресс-служба
Президент банка «Траст» Николай Фетисов. Фото: пресс-служба
Недавно банк «Траст» провел допэмиссию. На что пойдут привлеченные средства, какова была цель допэмиссии?
Николай Фетисов, президент банка «Траст»: Средства, привлеченные по итогам допэмиссию, идут на увеличение капитала. Это очевидная вещь, в связи с новыми требованиями по достаточности капитала, внедрением «Базеля III», в связи с повышением капитальных требований и резервов по розничным кредитам. «Траст», как и многие другие банки на рынке, испытывал потребность в привлечении нового капитала. Эта потребность рассчитана, исходя из среднесрочных планов. Банки никогда не оперируют двумя-тремя месячными планами. Потребность в банковском капитале обычно просчитывается вперед на пару лет - год-два, в каких-то случаях даже на больший период времени. Очевидно, те капитальные требования, которые банк «Траст» к себе предъявлял, исходили из горизонта развития примерно на 2-3 года, поэтому можно сказать, что средства будут направлены и на развитие бизнеса. Если бы капитал не был привлечен, то банк не смог бы выдавать кредиты теми же темпами, которыми мы сейчас выдаем, или привлекать депозиты теми же темпами. Пришлось бы притормаживать бизнес, чтобы ограничить рост активов и пассивов. С новым капиталом, который пришел в банк после допэмиссии, темпы выдачи кредитов, кредитных карт, темпы привлечения депозитов останутся теми, которые мы планируем в текущем рынке. Поэтому, да, на развитие бизнеса тоже в своем роде этот капитал идет.
Кто выкупил акции? Насколько я знаю, у вас появился новый акционер.
Николай Фетисов: Основную долю допэмиссии выкупил новый акционер - Пьотр Пьека, лондонский банкир. Я его лично знаю. Он работал в целой череде разных западных банков. Сейчас он независимый инвестор. Он работал какую-то часть времени в «Трасте», знает банк непонаслышке. Когда происходила допэмиссия - появился интерес и , соответственно, он поучаствовал. Сейчас его доля порядка 8,5%.
С 1 января вступили в силу новые требования регуляторам - «Базель III». Ваше мнение об этих требованиях?
Николай Фетисов: Возможно, его введение произошло ранее, чем того требовала реальность рынка. Россия одна из первых стран в Европе, вводящая «Базель III». Когда он будет введен в Европе – непонятно, потому что банки просят регуляторов перенести сроки внедрения на год-полтора-два года. Это происходит на европейских рынках, где банковские IPO или довыпуск, вторичное размещение акций - это совершенно обычное, ординарное явление. Там существует большой класс инвесторов - частных, публичных, пенсионных, иных. И тем не менее европейские банки, понимая, что с введением «Базеля III» им понадобится существенно больше капитала, просят регуляторов отложить применение новых требований. Между тем в России ситуация такова, что инвесторы в банковский капитал не выстраиваются в длинную очередь, их число весьма ограничено. Каждый банк будет решать проблемы с капиталом по-своему, у каждого банка есть свои инвесторы и свои акционеры.
У первой десятки проблем не возникнет. У первой сотни - более-менее справятся. А что делать остальным?
Николай Фетисов:У многих банков все равно есть дополнительные потребности в капитале, и они будут так или иначе их решать. В каких-то случаях консолидация будет помогать, потому что капитал в банковской системе распределен неравномерно. Есть банки с очень высокой достаточностью капитала, есть банки с низкой достаточностью капитала. Соединяя два банка, получаешь, условно, банк со средней достаточностью капитала. Это явление пропагандируется Центральным банком и экономическим блоком правительства РФ, и безусловно, внедрение "Базеля III" будет подстегивать банки сливаться, соединяться и становиться крупнее.

Более крупному игроку проще в некоторых случаях привлечь дополнительных инвесторов в капитал, проще выпустить капитал второго уровня, субординированные облигации или займы, что практически невозможно для маленьких банков. Если мы говорим о банках в рейтингах ниже сотни-двух сотен, то это уже небольшие игроки. И, наверно, каждый конкретный случай надо рассматривать конкретно, потому что речь идет об относительно небольших деньгах, доступных для небольших частных инвесторов. И тут каждый банк будет решать свою задачу по-своему: где ему найти дополнительных 50-100-150 млн рублей капитала. Это деньги, которые, в принципе, можно привлечь на рынке частных инвестиций.

Сейчас какие у банка «Траст» приоритеты в бизнесе?
Николай Фетисов: Приоритеты не менялись последние три года - банк розничный, работает во всех классических секторах розницы: кэш-кредитование, кредитные карты, кредитование в точках продаж, кредитование через интернет-каналы и другие мобильные каналы, а также остальные розничные услуги в пакете. Мы планируем дальнейшее развития этого бизнеса по всем направлениям, рост с рынком, или немного опережая рынок. Мы не ставим себе цель, что, если рынок растет где-то на 15-20%, то мы здесь хотим вырасти на 80%. У нас в этом смысле достаточно сбалансированные подходы. Мы считаем это абсолютно оправданно, учитывая, что рынок сжимается и число хороших клиентов в рознице не увеличивается, а, скорее, уменьшается в силу экономических реальностей. Такие разумно консервативные подходы оправдают себя в течение ближайших года-трех. У нас нет больших планов по расширению офисной сетки. Есть план открытия до 100 новых мини-офисов в городах с численностью около 50 тыс. человек, где банк недопредставлен. Речь идет о мини-офисах на двух-трех сотрудников банка с услугами по кредитованию, простыми операциями. Сетка у нас достаточно обширная, поэтому нет нужды ее масштабно увеличивать. Тем более что банк существенно перестроил свою работу с клиентами в плане большего фокуса на дистанционные каналы - и продаж, и общения с клиентами.
Один из трендов прошлого года – большая закредитованность населения. Последняя цифра - 10 трлн рублей. В свете этого, на Ваш взгляд, каков потенциал розничного рынка?
Николай Фетисов: Потенциал все равно большой, поскольку даже 10 трлн рублей - это уже сам по себе гигантский рынок, внутри которого существуют различные течения. Закредитованность населения нельзя оценивать простым методом деления количества всего населения на весь объем выданных кредитов. Потому что по последним цифрам, которые есть в нашем распоряжении, примерно половина экономически активного населения России вообще никакими кредитами не пользовалась и не пользуется. Вторая половина - порядка 45-50 млн человек - пользуется кредитами, но только определенная часть из общего сегмента сильно закредитована и имеет кредиты по высоким ставкам. Общую закредитованность нельзя рассматривать без отрыва от ставки: одно дело - иметь кредит со ставкой 15 или 19%, другое дело - пользоваться кредитной картой со ставкой 60% или 160% (есть разные примеры на рынке). Кредитная нагрузка, которую люди и семьи могут обслуживать ежемесячно, от этого очень сильно зависит. Таким образом мы подходим к тому, что рынок необходимо сегментировать и работать с правильными сегментами. При таком подходе возможности безграничны. Один из таких рынков – рефинансирование. По-прежнему есть десятки миллионов людей, у которых кредиты взяты в различных банках под весьма высокие ставки (выше 40%) – и это предоставляет возможность предлагать рефинансирование тем клиентам, которые аккуратно оплачивали кредит и у которых хорошая кредитная история. Такие клиенты могут взять кредит в другом банке по более низкой ставке - закрыть старый кредит и в итоге иметь дополнительные деньги на жизнь и на расходы. Другой рынок связан с кредитными картами. Банки активно продвигают грейс-периоды, с одной стороны, предоставляя клиенту возможность пользоваться деньгами по нулевой ставке или по льготной ставке (обычно, до трех месяцев). С другой стороны, банки таким образом стимулируют клиентов чаще пользоваться кредитной картой как расчетным средством, зарабатывая при этом на комиссиях. В определенных группах клиентов такие направления работы могут показывать динамику роста намного выше, чем в целом рост огромного рынка, в котором все «замешано»: и ипотека, и кредитные карты, и кредитование в сетях, и просто кэш-кредиты, и овердрафты, зарплатные проекты, корпоративные программы и прочее. Поэтому «Траст» старается понять те сегменты, в которых мы хотим приложить свои усилия, предлагая клиентам выгодные для них и для нас сервис, ставку, деньги, уровень комиссий, и в этих сегментах нарастить свое присутствие.
Чтобы реализовать то, что вы сейчас сказали, нужно снижать ставки, чтобы привлекать более хороших заемщиков.
Николай Фетисов: Ставки банк снижал и в 2013 году, и на 2014-2015гг. заложено снижение ставок в целом по всем нашим продуктам. У банка всегда существует корзинка предложений. Мы часто видим банковскую рекламу – кредиты от 12%-15%. Это не значит, что данный конкретный банк всем клиентам предлагает ставку 12%-15%, но она существует для лучших клиентов, потому что уровень риска или размер размещенных средств, позволяют банку получить свою небольшую, но норму прибыли. Для клиентов, которые имеют испорченную кредитную историю или какие-то другие проблемы, возникает другая ставка. Банк всегда смотрит на корзинку, некую усредненную ставку, которую он своим клиентам предоставляет - и у «Траста» по ней наблюдается снижение. Мы двигались и движемся в сторону работы не с премиальным сегментом клиентов, но с клиентами, которые более уверенно и стабильно себя чувствуют по жизни, и по продуктам для таких клиентов ставка снижается. В этом году в бизнес-плане банка заложено общее снижение ставок по всем продуктам около 5%.
Раньше у "Траста" был упор на корпоративные и инвестиционные направления бизнеса. Почему они стали менее интересными?
Николай Фетисов: Здесь несколько изменений. «Траст» образовался из слияния двух банков, которое произошло в 2008 году. К Национальному банку «Траст», который всегда занимался розницей, присоединился Инвестиционный банк «Траст», который имел корпоративную и инвестиционную направленность. После 2008 года рыночная ситуация сильно поменялась и наша стратегия явилась отражением этой новой рыночной реальности. Многие инвестиционные бизнесы (и по выпуску облигаций, и по структурным продуктам), существовавшие на рынке до 2008 года, сильно «сжались», либо картина существенно поменялась. Поэтому мы не видели больше рыночных возможностей заниматься этими бизнесами и были приняты решения о сворачивании инвестиционного направления. Что касается корпоративного кредитования, то банк «Траст» объективно никогда не был крупным игроком на этом рынке, всегда работал с небольшим кругом клиентов. После кризисных 2008-2009 годов конкуренция в этой сфере усилилась, маржа сжалась, а риски, не думаю, что уменьшились, мне кажется, они стали еще выше. Участие в конкурентной борьбе с госбанками, иностранными банками, крупными коммерческими банками экономически оставляет для нас мало смысла.
Недавно из структуры акционеров банковской группы "Траст" вышел американский Merryll Lynch. Хотелось бы услышать комментарии по поводу этой сделки. Связана ли она с событиями, которые сейчас происходят на Украине, с новыми отношениями нашей станы и США?
Николай Фетисов: Действительно, структура Bank of America Merrill Lynch больше не является акционером в банке «Траст». Их пакет был выкуплен существующими акционерами. Переговоры об этом велись задолго до тех явлений, которые мы сейчас наблюдали во взаимоотношениях между Россией и Украиной, Россией и США. Даже сама сделка случилась ранее. Поэтому это никак не связано.

Что касается причины, по которой Bank of America Merrill Lynch решил продать, а мы решили выкупить их долю. Когда в 2007 году Merrill Lynch приходил в банк «Траст» на рынке была совсем другая, докризисная ситуация. Сделка закрылась в конце 2007 года. Merrill Lynch не был тогда частью Bank of America, а был самостоятельным и одним из крупнейших инвестиционных банков в мире. У них была своя стратегия в отношении России. Но это все, естественно, драматически поменялось после 2008-2009 годов. Merrill Lynch был продан. По сути дела, тогда все инвестиционные банки оказались на грани банкротства. Lehman обанкротился, BearStearns обанкротился, остальным была оказана массивная помощь правительствами различных стран. Естественно в таких условиях у Merrill Lynch сильно поменялась стратегия в отношении всего, в частности, в отношении России, и совсем в частности, в отношении банка «Траст». Стало понятно, что ни им, ни нам это не нужно. В их стратегию никак не вписывается обладание 10% в банке «Траст». Банк «Траст» от наличия такого акционера тоже получал очень мало либо вообще ничего. Поэтому были проведены переговоры, согласились о цене. Они продали, мы выкупили, просто, чтобы эту страницу в нашей истории закрыть.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию