16+
Воскресенье, 22 октября 2017
  • BRENT $ 57.94 / ₽ 3330
  • RTS1134.45
18 апреля 2014, 17:13
Александр Аничкин

Александр Аничкин

Starbucks и санкции

Нет-нет, я не о том, что московские хипстеры лишатся кофе Starbucks из-за украинских событий. Еще неясно, сработают ли женевские договоренности. Ясно, что новых санкций более жесткого, «третьего уровня» пока не будет.

Я о другом. Вообще, работают ли санкции? Или даже не сами санкции, а их вероятность? Или, скажем, просто когда знаешь, что кто-то другой считает, что ты делаешь что-то не то и не так? Можно в ответ настаивать на своем, можно отмахнуться и проигнорировать, можно обругать критикующего и все свалить на него же. Или вообще проигнорировать.

Вот частный пример, который меня заставил об этом задуматься. Даже не из политической, а экономической жизни. Кофейный гигант Starbucks объявил на этой неделе, что свою европейскую штаб-квартиру переведет до конца этого года из Амстердама в Лондон.

Это решение, во-первых, уступка политическому и общественному давлению на Starbucks, усиливавшемуся в течение последних двух лет. В 2012 году Reuters выяснил, что за 14 лет операций в Англии компания уплатила лишь 8,6 млн фунтов корпоративного налога при объеме продаж за этот же период в 3 млрд фунтов. А в течение трех лет, предшествовавших расследованию Reuters, налог вообще не выплачивался. При том что продажи составили 1,3 млрд фунтов. В Великобритании у Starbucks почти тысяча кафе.

Главного финансового директора Starbucks вызвали для объяснений в парламентский комитет. На слушаниях выяснилось, что компания избавлялась от подлежащей налогообложению прибыли в Англии через выплату роялти своему подразделению в Голландии и оптовых наценок на кофе — подразделению в Швейцарии. В Нидерландах у Starbucks оговорен особый льготный налоговый режим, а в Швейцарии корпоративный налог составляет 12%, тогда как в Великобритании базовая ставка этого же налога была на то время в два раза выше — 24%. Нарушения законов не было, но пахло явным стремлением уйти от уплаты налогов в самой Англии.

Эта история получила широкую огласку. Слушания стали хитом в Интернете. В тонкости налогового законодательства публика, в том числе и основная, хипстерская, клиентура Starbucks, вдаваться не стала, просто возмутилась: как же так, несправедливо. Бренду Starbucks, как быстро установили социологические обследования, был нанесен серьезный ущерб. А это уже было серьезно. Даже без санкций.

И есть еще одна важная сторона у новости о переезде Starbucks в Лондон. В коридорах власти ищут не только способы прижать уклоняющихся от налогов, но и найти технологии стимулирования роста. Британская экономика, собственно, уже на подъеме, в нынешнем году уверенно прогнозируется рост почти в два процента. Но как сделать страну привлекательной для бизнеса?

Одно из недавних решений — снизить корпоративный налог. В то же время, когда Starbucks и другие транснациональные компании подвергались жесткому давлению, налоговые специалисты в корне переписали правила. С января 2013 года ставка корпоративного налога снизилась до 21%, а с учетом особых правил для так называемых контролируемых иностранных компаний (controlled foreign companies — CFC) на практике она падает до 5,5%.

В результате в Лондон потянулись корпорации со всего света, включая нефтегазовое подразделение General Electric, китайского девелопера ABP Holdings, издательскую фирму Informa (владельца Lloyd’s List). По сообщению консалтинговой компании PwC, около 100 крупных международных фирм планируют переезд в Лондон. Starbucks лишь последний пример. Кроме того, Starbucks выплатит 10 млн фунтов корпоративного налога за прошлый год и столько же планирует на нынешний. А еще собирается открыть более 100 новых кафе.

Какое это имеет отношение к санкциям? Да никакого. Международная жизнь — материя тонкая. Санкции — когда эту материю рвать приходится, а тут же без этого обошлось.

Рекомендуем:

  • Фотоистории