16+
Воскресенье, 20 августа 2017
  • BRENT $ 52.86 / ₽ 3119
  • RTS1027.85
21 мая 2014, 14:08 Компании

Россия и Китай подписали исторический контракт

Лента новостей

О цене на поставку голубого топлива по восточному маршруту в «Газпроме» не сообщили, назвав это коммерческой тайной. Но общая сумма известна - 400 миллиардов долларов

Фото: ИТАР-ТАСС

Российская компания «Газпром» и китайская CNPC подписали сегодня долгожданный договор по газу. Документ был подписан в Шанхае в присутствии президента России Владимира Путина и лидера председателя КНР Си Цзиньпина.

Как сообщил глава «Газпрома» Алексей Миллер, контракт рассчитан на 30 лет, а его стоимость составляет 400 миллиардов долларов. Договор предусматривает поставки газа в Китай по восточному маршруту в объеме 38 миллиардов кубометров. При этом Миллер отказался назвать цену на российский газ для Китая, сославшись на коммерческую тайну.

Меморандум о взаимопонимании по проекту поставок газа в Китай по восточному маршруту, которые планируется осуществлять от газопровода «Сила Сибири», был подписан еще в марте 2013 года. С тех пор сторонам не удавалось окончательно согласовать вопрос цены.

Глава «Газпрома» Алексей Миллер ранее сообщал, что «Газпром» может получить от КНР аванс под поставки газа, которые могут начаться в 2018 году в объеме 38 миллиардов кубометров в год с возможным ростом до 60 миллиардов. Контракт планировалось заключить на 30 лет.

На новостях о подписании контракта на поставку газа в Китай акции «Газпрома» выросли на 1%.

О том, почему не называется цена, и какие составляющие контракта не менее важны, в эфире Business FM рассказал генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Нервно было в последние часы, согласитесь?
Константин Симонов: Действительно. Когда на прошлой неделе меня спрашивали, будет или нет, я говорил, что сейчас как никогда велики шансы на то, что контракт будет подписан. И то, что вчера до поздней ночи именно газовые вопросы обсуждались лидерами двух стран в присутствии руководителей энергетических компаний, показывало, что каждая из сторон пыталась доказать свою правду. Пока делать выводы сложно, потому что возникает вопрос — кто выиграл, кто проиграл, в итоге.
Интересует, конечно, цена, которую не называют…
Константин Симонов: Да. 10 лет обсуждается договор. Возникает вопрос, кто в итоге там оказался в выигрыше. То, что вчера договор был не подписан, означало, что Китай осознал, что для России этот контракт очень важен по политическим мотивам. После введения режима санкций Китай подумал, что он может требовать от России уступок из-за политики, потому что нам кровь из носа этот контракт нужен. На самом деле, Китаю этот контракт нужен еще больше, чем нам. Просто из энергетических соображений. У него не бьется газовый баланс и тот газ, который он контрактует из той же Австралии, дороже, чем российский газ по трубе. Почему-то труба идет туда, куда нужно Китаю. Это не австралийский СПГ, когда ты должен пройти через Южно-Китайское море, где вот-вот начнется война. Мы Китаю излагали, что мы не будем прогибаться. Этот контакт подписывается не на те объемы, которые идут в Европу, это контакт на новые — восточно-сибирские месторождения. То, что вчера не подписали, говорит, что эти аргументы Россия внятно объяснила, и Китай осознал, что сам рискует оказаться в непростой ситуации. Какая цена устроила бы Россию? По моей оценке, ниже 370-380 долларов смысла подписывать не было.
В 6 утра на сайте The Financial Times появляется информация со ссылкой на руководство CNPC, что контракт в ходе шанхайских переговоров подписан не будет. Полчаса назад появляется текст письма Баррозу Путину. Эти две истории никак не могут быть связаны? Есть ли тут подоплека со стороны европейцев?
Константин Симонов: Нет. Европейцы здесь не связаны. Они важные наблюдатели этого процесса, и контракт подписывается, в том числе, и для них, с точки зрения воздействия. Россия показывает — пока вы там мутите воду, у нас тут Китай на подходе. Проблемы были исключительно наши с Китаем. Проблема жадности Китая, и наша неуступчивость с этой жадностью была связана. Письмо Баррозу не при чем. Про слухи, что контракт не будет подписан — журналисты уже вчерашний день проанализировали и подумали, что дело идет к тому. Видимо, стороны просидели вчера до ночи и с утра снова вернулись к этой теме. Сейчас президент с гордо поднятой головой возвращается с контрактом в Россию. Психологически это будет иметь важное значение. Вопрос еще — дали ли они денег? На чьи деньги будет строиться газопровод, войдут ли они в добычу? Детали важны. А все к цене привязались. Цена может сопровождаться другими условиями, которые тоже надо считать. Подписывать контракт на любых условиях только для того, чтобы занять рынок, это глупая идея. Надеюсь, что «Газпром» на это не пошел.

Рекомендуем:

  • Фотоистории