16+
Среда, 20 сентября 2017
  • BRENT $ 56.19 / ₽ 3246
  • RTS1122.43
18 июня 2014, 19:48 Финансы

Бизнес хочет отложить деофшоризацию

Лента новостей

У предпринимателей остаются вопросы. Речь идет о поправках в Налоговый кодекс, которые подготовил Минфин

В старом порту Кирения, Кипр.
В старом порту Кирения, Кипр. Фото: ИТАР-ТАСС

Глава РСПП Александр Шохин попросил премьер-министра Дмитрия Медведева перенести рассмотрение законопроекта о деофшоризации на осень. Речь идет о поправках в Налоговый кодекс, которые подготовил Минфин.

По словам Шохина, у предпринимателей остаются вопросы к документу. Например, не очень понятна его конечная цель. А также неясно, кто попадет под действие закона и не слишком ли широкий круг бизнеса затрагивают новые правила.

Дмитрий Медведев в свою очередь заявил, что закон должен быть понятным и исполнимым. Законопроект Business FM обсудила с участником совещания в правительстве, вице-президентом РСПП Давидом Якобашвили.

Какова позиция бизнеса? Почему рассмотрение закона надо перенести на осень? Какие пункты наиболее спорны?
Давид Якобашвили: Надо очень осторожно к этому подходить. Потому, что закон нужный и, конечно, надо стремиться к полной открытости, тем более, что мы подписываем определенные международные документы. Спешить в данном деле нужно очень осторожно. Америка, к примеру, начала этот процесс в 1962 году и только сейчас она достигла определенных результатов, то есть, за 52 года. Нам сделать это за два месяца было бы опрометчиво, потому, что мы могли бы сделать кучу ошибок.
И премьер-министр внял этому, за что спасибо ему огромное. Нас и Минэкономразвития поддерживает и Минфин. Вопрос очень чувствительный. Если шаг за шагом все делать, то можно к этому прийти и достичь определенных результатов. Мы будем сейчас работать не покладая рук совместно с Минфином и кабинетом министров. Надеюсь, достигнем определенных результатов. А вообще опасаться надо многого.
По поводу офшорной регистрации — многие используют ее не для того, чтобы уходить от налогов, а для того, чтобы удобнее было использовать юрисдикцию. В том виде, в каком сейчас находится закон Минфина — он это позволяет делать или нет?
Давид Якобашвили: У нас есть определенная таблица, в которой указано, кого это касается. Это касается, может, 150 совершенно прозрачных компаний, которые прошли IPO. В основном же, это физические лица — их может быть несколько сотен тысяч. Вот где основные деньги хранятся. И когда налоговая сможет администрировать и собирать налог именно с этих физических лиц-компаний, тогда другое дело. Тогда это и будет достижением. К этому надо стремиться.
Здесь надо отработать ситуацию, надо понимать, как ее отработать, на каких языках это будет представляться, нужны ли будут изначальные документы для представления. Хватит ли персонала у налоговой и финансирования для того, чтобы достичь этих результатов. Много всяких мелких моментов, нельзя рубить с плеча и решить проблему в течение двух недель и принять закон. Примем закон, а потом мы остановим тот поток инвестиций, который идет в основном с компаний, принадлежащих нашим же гражданам, живущим в России, которые хотят с офшорных этих компаний завозить сюда деньги. Мы остановим этот поток, если мы примем закон, не продумав его.

Напомним, о деофшоризации уже несколько лет говорят российские власти. Несколько месяцев назад стало известно о законопроекте Минфина. Один из обсуждаемых пунктов: деньги, которые компании переводят в офшор, намерены обложить налогом 20%.

По итогам совещания в среду первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил журналистам, что Кабмин попросит президента отложить рассмотрение документа о деофшоризации. И сказал, что закон будет вводиться в действие в течение 3-5 лет.

Рекомендуем:

  • Фотоистории