16+
Четверг, 13 мая 2021
  • BRENT $ 68.54 / ₽ 5115
  • RTS1548.02
29 июля 2014, 17:22 Право

Дело «Оборонсервиса»: свидетели рассказали о привычке «не задавать лишних вопросов»

Лента новостей

В Пресненском суде Москвы начался допрос свидетелей обвинения на процессе по скандальному делу «Оборонсервиса». В списке более 200 человек, в том числе экс-министр обороны Анатолий Сердюков

Евгения Васильева.
Евгения Васильева. Фото: ИТАР-ТАСС

На процессе по делу бывшей главы департамента имущественных отношений Минобороны (ДИО) Евгении Васильевой, обвиняемой в хищениях на сумму 3 млрд рублей, сегодня начался допрос свидетелей обвинения. Показания дали двое: директор правового департамента Минобороны Марина Балакирева и бывший руководитель Окружного материального склада Московского округа ВВС и противовоздушной обороны («ОМС») Владимир Караваев.

Первой место на свидетельской трибуне заняла Марина Балакирева. «Я привыкла не задавать лишних вопросов», — призналась она.

Женщина рассказала, что на службу в военное ведомство пришла летом 2009 года. Вначале она была назначена советником министра, а потом возглавила правовое управление Минобороны, впоследствии преобразованное в департамент.

«Вас кто-то порекомендовал или вы по конкурсу были приняты?» — начал допрос гособвинитель Виктор Антипов.

Но Балакирева развеяла подозрения в том, что на работу ее могла привести главная фигурантка. Оказалось, что ее рекомендовал прежний начальник, в то время вице-губернатор Московской области Константин Седов.

По словам Балакиревой, по роду своей службы ее подразделение проводило правовую экспертизу приказов различных департаментов военного ведомства, в том числе и по отчуждению объектов собственности. Только после этого они уходили на подпись теперь уже бывшему министру обороны Анатолию Сердюкову.

«А проведение экспертизы о рыночной стоимости реализуемых объектов в вашу компетенцию входило?» — спросил прокурор.

«Нет, это была не наша компетенция», — заверила Балакирева.

Подпись на доверии

Представителей гособвинения (в деле участвует сразу три прокурора — BFM.ru) интересовали обстоятельства продажи в 2011-2012 годах земельного участка в поселке Пересыпь Темрюкского района Краснодарского края. Согласно фабуле обвинения, участок площадью 3,12 га с 15 объектами недвижимости на нем был продан за 92,1 млн рублей, что было на 4,6 млн рублей меньше его рыночной стоимости. Продажа госсобственности стал возможна после того, как участок передали на баланс «Окружного материального склада Московского округа ВВС и противовоздушной обороны» (ГУП «ОМС»). Затем госпредприятие было приватизировано и превратилось в частное. На участке стал возводиться VIP-комплекс, в котором Васильева планировала отдыхать со своими близкими.

По словам Балакиревой, в ходе правовой экспертизы оказалось, что отсутствует ряд документов на землю, в частности, кадастровый паспорт. «Я сообщила об этом Васильевой. Она мне сказала, что документы будут представлены в кратчайшие сроки. Я приказ отложила», — рассказала начальник правового департамента Минобороны.

Однако через неделю ей вновь позвонила руководитель ДИО. «Она сказала, что приказ срочно требуется на подпись министру, и просила, чтобы я завизировала его под ее ответственность. Сказала, что документы точно будут, — продолжила Балакирева свой рассказ. — Я их еще раз просмотрела. Имущество передавалось унитарному предприятию. Оснований не доверять Васильевой у меня не было. Я приказ завизировала и отдала его исполнителю, то есть в Департамент имущественных отношений».

На вопрос прокурора о том, доводилась ли до сведения министра информация об отсутствии полного пакета документов, свидетель сказала, что ей об этом ничего не известно.

«Я не доводила эту информацию. С Евгенией Николаевной (Васильевой) я этот вопрос не обсуждала», — сказала она.

«А вам было известно, что предыдущему владельцу участок был сдан в аренду на 49 лет?» — задал вопрос прокурор и получил отрицательный ответ.

Балакиревой также не было известно, расторгался ли перед продажей договор аренды.

По словам сотрудницы Минобороны, с Евгенией Васильевой у нее были «нормальные, рабочие отношения».

«Вы сказали, что оснований мне не доверять у вас не было. Это ваше субъективное отношение?» — подключилась к допросу главная фигурантка.

«Я привыкла людям доверять. Я видела, что вас ценит и вам доверяет министр обороны», — ответила Васильевой свидетельница.

«То есть вы до сих пор считаете, что ваша виза была законна?» — спросила подсудимая.

«Было бы странно, если бы я считала иначе», — резонно заметила та.

Марина Балакирева рассказала, что помимо работы в правовом департаменте она была назначена членом совета директоров компании «Оборонсервис». Однако кто ее туда назначил и когда, ей не было известно. Ни надбавок, ни премий за это не выплачивалось. Более того, Балакирева ни разу так и не приняла участия в заседаниях.

«А вас вообще уведомляли, что вы член совета директоров «Оборонсервиса»? Вас когда-нибудь уведомляли о заседаниях?» — спросила судья Татьяна Васюченко.

Выяснилось, что Балакиреву никто о заседаниях не информировал.

Привычка «не задавать лишних вопросов»

«Если честно, у меня это вызывало некое удивление. Но я привыкла не задавать лишних вопросов. Я думала, что там не происходит ничего такого», — заметила начальница из военного ведомства.

Ее подписи обнаружились на двух документах: протоколе совета директоров, на котором решался вопрос о продаже акций «31-го Государственного проектного института специального строительства» («31-й ГПИСС»), а также о назначении центра правовой поддержки «Эксперт» агентом по продаже военного имущества (как считает следствие, владельцем этой организации была Евгения Васильева, она получала незаконные проценты от сделок).

Когда прокурор предъявил свидетельнице документы за ее подписью, Балакирева заявила, что не участвовала в заседаниях.

Отвечая на вопросы участников процесса, она пояснила, что как член совета директоров «Оборонсервиса» она все равно не могла бы голосовать против той или иной сделки. Максимум, что она могла сделать, это воздержаться.

Стоит отметить, что, по версии следствия, Васильева возглавляла преступную группу, в которую вошли представшие вместе с ней перед судом ее знакомые и бывшие однокурсники: Юрий Грехнев, Лариса Егорина, Максим Закутайло и Ирина Егорова.

Доверенных ей лиц она включила в состав «Оборонсервиса», а также назначила руководителями дочерних и зависимых обществ. После этого распродавать государственные активы по «нужным» ей ценам не было проблемой.

Стройка для «первого номера»

Второй свидетель обвинения, Владимир Караваев, косвенно подтвердил эту версию. Ныне пенсионер, он на протяжении 8 лет — с 2003 по 2011 год — возглавлял Окружной материальный склад Московского округа ВВС и противовоздушной обороны (ГУП ОМС).

По словам Караваева, незадолго перед преобразованием ГУП в ЗАО его фактически вынудили взять на работу своим заместителем Максима Закутайло. Распоряжение поступило от подчиненного Васильевой, который руководил в ДИО одним из отделов. «Он позвонил мне по телефону и попросил: «Примите заместителем Закутайло». Я сказал, что такой штатной единицы у меня нет, на что он сказал: «Ввести!» — передал содержание беседы свидетель. Впоследствии Закутайло сам возглавил ОМС, вручив в апреле 2011 года Караваеву приказ о своем назначении и о его увольнении.

Свидетель рассказал, что распоряжение взять на баланс ОМС земельный участок с 15 объектами недвижимости в кубанском поселке Пересыпь также поступило из Департамента имущественных отношений, который возглавляла Евгения Васильева.

В процессе оформления документов он в январе-феврале 2011 года выехал на объект и выяснил, что там «вовсю ведутся строительные работы». «Я спросил Жукова, начальника санатория, кто ведет строительство. Он сказал: «Не лезь, это первый номер».

«Я так понял, что первый номер в Минобороны — это министр», — сообщил Караваев.

Свидетель отметил, что на участке к тому времени уже не было административного здания, внеплощадочных сетей, а также бетонной площадки.

«А как же вы приняли это все на баланс-то?» — удивился прокурор.

«К сожалению, я принял кота в мешке», — пожал плечами бывший начальник ОМС.

Он сообщил, что по прилете в Москву сразу же написал рапорт на имя начальник ДИО Васильевой. В нем он сообщил об отсутствии объектов, поставленных на баланс ОМС.

«И что же потом произошло?» — допытывался прокурор.

«После этого работы по регистрации объектов продолжились. Ну а потом меня сняли», — заключил свидетель.

К рассмотрению дела бывшей главы Департамента имущественных отношений Минобороны Евгении Васильевой Пресненский суд Москвы приступил 10 июля. Ей вменяется 12 преступных эпизодов по ряду статей, в том числе «мошенничество». Васильева вину отрицает. Она утверждает, что стоимость продаваемого имущества не занижалась, а все сделки были законными. Аналогичной позиции придерживаются другие фигуранты.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию