16+
Воскресенье, 23 сентября 2018
  • BRENT $ 78.77 / ₽ 5231
  • RTS1149.53
7 августа 2014, 15:23
Александр Аничкин

Александр Аничкин

Контрлинии европейского разрыва. О чем напоминают санкции

Что показывает нынешний разрыв между Европой и Россией? Что можем обойтись друг без друга? Или показывает, как много умеем делать вместе? Что лучше и дальше вместе, чем порознь?

Последние секторные санкции Европейского Союза и США и скорое решение Всемирного банка о прекращении проектов в России — это серьезно. Это уже не смешные проскрипционные списки марта. Это разрыв тканей, связующих мировые экономики.

Ткани эти ткутся годами, иногда десятилетиями. Совместные проекты не возникают вдруг, их долго планируют и не рассчитывают, что сразу окупятся. Рассчитывают на десятилетия стабильности.

Одна из контрлиний России состоит в аргументе: и что же, и к лучшему, без западных технологий и денег научимся обходиться, давно пора. В общем виде аргумент, конечно, верный. Хотя получится ли и, главное, как быстро, еще спорят.

А еще интересно посмотреть на эту же контрлинию с точки зрения Запада. Взять, например, товарооборот. ЕС — крупнейший торговый партнер России, более 400 млрд долларов. Но если посмотреть на доли в экспорте, то придется задуматься. Более 45% российского экспорта идет в Европейский Союз, а Европа отправляет в Россию лишь 3% своего экспорта.

Так как на это смотреть? Что Европа, вопреки разговорам, не так уж и пострадает от снижения экспорта в Россию? А как же «газовый кран»? Если перекрыть? Те 45%, которые идут в Европу, они же не просто так, они ей нужны. В первую очередь для производства электричества и отопления.

Говоря про российскую экономику, пользуются иногда вульгарным выражением «подсела на иглу» углеводородов, живет на нефтегазе. Но ведь и Европа «подсела» на широкомасштабные поставки газа и нефти из России. Давно идут разговоры, что «слезать с иглы» пора. Грузинская война и газовая война с Украиной пять лет назад ускорила эти поиски, а украинский кризис превратил их в бурный поток.

Речь идет не только о диверсификации импорта. Ускорились поиски альтернативных источников энергии. Франция уже на 90% обеспечивает себя электричеством за счет АЭС и возобновляемых источников — солнечной, ветровой, гидроэлектрической энергии. И в Германию поставляет электричество.

Франция в этом лидер, это давний стратегический курс. А вот в Англии только в последние годы стали разворачиваться. И быстро. Только на днях сообщили: за последние четыре года производство электричества из альтернативных источников выросло более чем вдвое и сейчас составляет 15% в общем объеме. Вновь стали развивать атомную энергетику. Французская EDF будет строить в Англии пять новых объектов атомной энергетики. Со сланцевым газом вопреки многочисленным публикациям специалисты больших ожиданий не связывают, но тут тоже продолжаются работы по всей Европе.

С финансовыми и военно-техническими санкциями тоже не все так ясно. Даже парадоксально может получиться. По американским оценкам, санкции затрагивают примерно 30% российского банковского сектора. Но, по мнению некоторых специалистов, богатства «русских олигархов» с инвестициями в лондонском Сити могут от санкций только возрасти. Об этом я еще расскажу.

И все-таки, что показывает нынешний разрыв? Что можем обойтись друг без друга? Или показывает, как много умеем делать вместе? Что лучше и дальше вместе, чем порознь? Вопросы задавать труднее бывает, чем на них отвечать.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию