16+
Среда, 19 сентября 2018
  • BRENT $ 78.90 / ₽ 5315
  • RTS1123.03
7 августа 2014, 10:00
Кира Альтман

Кира Альтман

Что такое хорошо и что такое плохо. О пользе «утечки мозгов»

Специалисты, уехавшие работать в другую страну, сохраняют связь с родиной и, добившись результатов, скорее, откроют предприятие на родине, чем на другом конце света, уверен предприниматель Ратмир Тимашев

Ратмир Тимашев, президент компании Veeam, между делом объяснял, почему «утечка мозгов» – это хорошо.

«Все считают, что утечка мозгов – это плохо. А я считаю, что это хорошо. Потому что, если мозги не могут найти приложение себе здесь, то, чтобы они не умерли, чтобы они существовали и приносили пользу, они должны перетечь в то место, где они могут принести пользу. После того, как они пересекают, они все равно, поскольку у них есть связь – дружественная, культурная, языковая с Россией, они все равно так или иначе начинают вести проекты с Россией и приносят пользу России именно в этом. Некоторые из них возвращаются. Во-вторых, даже если они не возвращаются, то ведут проекты в России. Например, наш проект.

Когда мы в Америке начали свою первую компанию. Мы же организовали R&D центр, то центр по разработке программ, не в Китае, не в Индии, не в Канаде. Хотя это тоже хорошие места для организации производства программных продуктов. А мы организовали в Санкт-Петербурге, потому что у нас есть связи. Если бы мы не «утекли» как «мозги» в 1992 году, то мы бы, наверное, не организовали здесь и не создали программное производство. Поэтому вот хороший пример».

Ратмир Тимашев уехал из России в 1992 году, на секунду мы вернулись в то время.

«Сейчас поколение Z, и это поколение Интернета и мобильных приложений. С точки зрения культурной, у все, конечно, есть доступ к информации, к данным. Поэтому, конечно, мир стал глобальным, и молодежь так и воспринимает, понимает.

Конечно, когда мы уезжали, все было в диковинку, все было странно. Мы тогда везли с собой и одеяла, и подушки, потому что денег не было. Но когда приехали, мы поняли, что это очень хорошее место. Я помню свое первое чувство – это чувство свободы, когда я вышел с самолета, первое чувство было чувство свободы. Я не знаю, оно в воздухе, мне кажется».

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию