16+
Среда, 20 сентября 2017
  • BRENT $ 55.72 / ₽ 3223
  • RTS1114.85
5 сентября 2014, 09:00 ТехнологииНаука

Марк Шмулевич: бизнес-составляющая в науке должна заметно вырасти

Лента новостей

Экс-замминистра связи в интервью BFM.ru рассказал о том, как нужно реформировать российскую науку и чему ученые могут научиться у предпринимателей

Марк Шмулевич на заседании наблюдательного совета НГУ.
Марк Шмулевич на заседании наблюдательного совета НГУ. Фото: пресс-служба НГУ

Доля прикладной науки, результаты которой можно быстро превратить в рыночные продукты, в российских университетах должна сильно вырасти. Такое мнение в интервью BFM.ru выразил Марк Шмулевич. В 2012-2014 гг. он курировал развитие ИТ-отрасли в правительстве России в должности заместителя министра связи. А сейчас Шмулевич отвечает за сотрудничество с ведущими университетами и исследовательскими центрами в компании Acronis и участвует в рабочей группе, которая помогает в реформировании Новосибирского государственного университета. Цель реформы — добиться повышения рейтинга НГУ. Университет стал одним из участников программы «5-100-2020» — к 2020 году не менее пяти российских вузов должны войти в первую сотню ведущих мировых университетов согласно QS World University Rankings.

Масштабная программа по повышению конкурентоспособности российских вузов в качестве конечной цели ставит вхождение в топы международных рейтингов. А что нам это дает?
Марк Шмулевич: Я считаю, что рейтинг это не самоцель. По-моему, нужно делать сильный университет, который будет работать в плотной связке с исследовательскими институтами с богатой международной традицией, привлекать людей, интегрироваться в мировое научное сообщество и не забывать о бизнес-составляющей.
Изменений нужно провести много, в том числе кардинальные. Прежде всего, это реформа системы управления и интеграция. Акцент нужно делать на повышении качества и объема исследований высокого уровня. НГУ должен стать центром большого конгломерата, который такими исследованиями занимается.
Общаясь с учеными, мы часто слышим жалобы, мол изобретений и идей много, но в России нет спроса на инновации. Отечественные компании интерес к науке проявляют редко, большая часть результатов исследований уходит за границу. Что нужно делать, чтобы изменить ситуацию?
Марк Шмулевич: Есть две проблемы. Первая — недостаточно большой запрос. Но это проблема скорее системная и реформой внутри новосибирского кластера ее не решишь.

При этом, какой-то спрос, конечно, есть. Но вторая проблема в том, что система не выстроена так, чтобы этот спрос эффективно находил предложение.

Мы по разным направлениям плотно сотрудничаем с Сингапуром. Там научные проекты разбиты на две части. Есть институты, которые находятся в государственном научно-образовательном контуре, как большинство институтов в России. Они либо под министерством образования и науки, либо работают по каким-то грантам, но также под правительством. А есть отдельное агентство «Эй-Стар» (Национальное агентство на науке, технологиям и исследованиям Сингапура — прим. ред.), которое занимается развитием научных исследований именно в интересах бизнеса. Институты, которые находятся там, устроены по-другому. У них есть советы, в которые входят представители бизнеса.

Давайте рассмотрим такую ситуацию. Есть две схожих научных лаборатории. Но у одной основные заказчики государство и структуры, заинтересованные в научных результатах. В ситуации выбора, исследователи этой лаборатории будут думать только о чисто научных результатах. Во второй лаборатории ученые поставлены в такую ситуацию, что главный смысл и показатель эффективности их работы — создание технологии, которая коммерциализируется. Когда есть наблюдательный совет, в котором есть бизнес, исследователи будут по-другому думать. Мы хотим часть такой модели реализовать здесь.

Да, спрос пока небольшой. Но чтобы он эффективно находил предложение, нужно чтобы люди с этим спросом имели доступ к исследовательским группам и тому, что происходит. Создание наблюдательного совета (Наблюдательный совет НГУ сформирован в рамках программы повышения конкурентоспособности — прим. ред.), который сейчас функционирует и в котором есть представители бизнеса — это правильный шаг. Дальше в структуре корпоративного управления тоже должны появиться такие люди — это второй шаг. И в-третьих, нужно осуществлять стыковку с самими заказчиками и интересантами из бизнеса.

В конечной точке, то есть к 2020 году, каково, по-вашему, должно быть соотношение фундаментальной науки и прикладной?
Марк Шмулевич: Фундаментальная часть уже есть. Сегодня она основная и она должна оставаться сильной. Но постепенно роль прикладных исследований должна расти и их количество увеличиваться. Я думаю, что в устойчивом состоянии, не знаю будет ли оно достигнуто к 20-му году, прикладная часть должна занимать большую долю в общем объеме исследований. Наверное, 35%-40% должна быть стабильная, сильная фундаментальная часть, а все остальное должно работать в интересах экономики.
Уже сегодня, а через 10 лет это будет еще более явно выражено, процесс создания технологий и их внедрения в экономику становится все быстрее и быстрее. Исследование — создание новой технологии — создание продукта — экономика — прибыль. Если раньше этот процесс мог занимать 20 лет, сегодня есть уже масса примеров, когда это занимает около пяти лет.
Подобные проекты возникали и раньше. Почему только сейчас дошло дело до их реализации?
Марк Шмулевич: Так часто получается, что с одной стороны ничего вроде бы не мешает. Но это же большое количество людей должно быть поднято и мотивировано на то, чтобы собраться эти изменения проводить. Сейчас программа «5-100» подстегнула эти изменения.
Я как раз «5-100» и имел ввиду. Почему она только сейчас начала работать? Почему, например, не 5 лет назад?
Марк Шмулевич: Я бы сформулировал по-другому: хорошо, что она вообще начала работать. Нужно чтобы она принесла результаты. И очень важно, чтобы результаты были не на бумаге. Расти в рейтингах нужно, но в дополнение к тому, чтобы университет развивал науку и образование. Если рейтинг растет, а уровень исследований остается тем же — это не результат. Тогда можно просто платить разным ученым, чтобы они в своих исследованиях указывали аффилированность с НГУ. Никто этого не хочет.
Нужно развивать исследовательскую работу. Но программа, как стимул, должна быть. И хорошо, что она есть.

Рекомендуем:

  • Фотоистории