16+
Суббота, 23 июня 2018
  • BRENT $ 75.53 / ₽ 4751
  • RTS1125.41
2 октября 2014, 13:47 ФинансыМакроэкономика

Алексей Улюкаев: Свобода движения капитала и налоговая система — незыблемые принципы

Лента новостей

Эксклюзивное интервью министра экономического развития России Алексея Улюкаева

Глава Минэкономразвития России Алексей Улюкаев.
Глава Минэкономразвития России Алексей Улюкаев. Фото: Александр Астафьев/ТАСС

У правительства есть два базовых принципа, которые не должны подлежать пересмотру, — это свобода движения капитала и нынешняя налоговая система. Об этом в эксклюзивном интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу заявил министр экономического развития России Алексей Улюкаев на инвестфоруме ВТБ Капитал «Россия зовет!».

Алексей Валентинович, вы свое выступление начали с темы последовательности, и я именно про это в начале вас хотел спросить, именно на примере позавчерашнем, когда вдруг появились сообщения о том, что рассматривается вариант ограничения свободы движения капитала. Я лично не поверил, но рынок поверил. Поэтому, может быть, сейчас самый главный вопрос — какие-то базовые принципы, которые, по крайней мере, нынешний состав экономического блока правительства и Центробанка считает не нужным менять, несмотря на новую обстановку?
Алексей Улюкаев: Я бы сказал, что у нас есть, по меньшей мере, две принципиальных вещи, два принципиальных достижения нашей экономической политики — это довольно качественная налоговая система с невысоким обременением налогоплательщиков, понятными правилами, понятными ставками и режим свободного движения по капитальному и по текущему счету. Еще раз хочу сказать, конечно, ни в Банке России, ни в правительстве не рассматривается вопрос каких-то ограничений. Я считаю, что это дорога с односторонним движением. Можно было в свое время принимать более плавные решения по выходу на режим свободного движения капитального счета. Я напомню, мы по закону имели право на более долгий горизонт сохранение административных экономических ограничений. Мы пошли по пути ускоренного снятия этих ограничений. После этого наши обязательства перед бизнесом — не трогать это правило. Точно так же, я считаю, и в налоговой сфере. Долгосрочность, понятность и предсказуемость налоговых не только ставок, но и правил, и процедур, это залог того, что бизнес будет вкладывать в инвестиционные проекты, и рассчитывать на долгие инвестиционные горизонты.
Тогда сразу все-таки про ситуацию с налогами, потому что, по оценке даже таких экспертов, как Алексей Кудрин, хорошо вам знакомый, в перспективе нескольких лет какое-то повышение налогов, он говорит, будет неизбежным. Согласны?
Алексей Улюкаев: Я так не считаю. Я считаю, что и в перспективе краткосрочной, и среднесрочной у нас есть все шансы не повышать налоги. Более того, я считаю, что у нас есть возможность даже несколько снизить налоговое бремя. Я имею в виду не только, может быть, ставки самих налогов, но и большое количество квазиналоговых платежей, которые у нас есть, разные экологические платежи, платежи за особо опасные условия производства, универсальный сбор операторов и так далее. Реальное налоговое бремя, конечно, выше, чем то, которое исчисляется только по налоговым ставкам. Вопрос налогов — это вопрос доходов бюджета, какой объем расходов мы хотим профинансировать. Но сейчас у нас есть правительственная комиссия по эффективности бюджетных расходов, конечно, у кого-то это вызовет улыбку… Вы знаете, как лучший способ решить проблему — создали комиссию, туда проблему сгрузили и забыли про нее, но, я надеюсь, что мы способны навести порядок в структуре бюджетных расходов, сократить долю непроизводительных расходов, которые никак не влияют на экономический рост, увеличить долю производительных экономических расходов, в том числе вложения и инвестиции в человеческий капитал. Это первое и главное. Второе, на какие-то короткие промежутки времени, я считаю, возможно использовать и долговые финансирования бюджета, при этом не трогая, категорически не трогая, налоговую систему в сторону увеличения.
Тем не менее, в это не все верят, потому что наблюдается масса попыток найти дополнительные источники то или иное дополнительное налогообложение ввести. Сначала шла речь о налоге с продаж, сейчас рассматривается, Антон Силуанов, в частности, предлагал увеличить налог не на бизнес, а на работников с тем, чтобы ослабить давление со стороны пенсионной системы. Со стороны кажется, что все-таки поиск каких-то дополнительных источников для бюджета идет, но, вроде бы, правительство хотя бы старается основное бремя перенести с бизнеса на, как это принято говорить, домохозяйства. Это правильное впечатление?
Алексей Улюкаев: Первое, всякое налогообложение — это перераспределение ресурсов от более эффективных к менее эффективным. Налоги платят прибыльные предприятия, убыточные их не платят. Это всегда не позитивно, с точки зрения экономического роста, поэтому здесь максимальная сдержанность необходима с целью развития. Второе, структура налогов может, конечно, подвергаться сомнению. Например, то, что говорит Силуанов, это не увеличение налогообложения, а это сдвижка, это уменьшение той доли страховых платежей в социальную сферу, которую платит работодатель, и передвижение ее непосредственно на работника. Понимаете, с точки зрения работника, на самом деле история будет примерно такая же. Ведь понятно, что для работодателя то, что он выплачивает работнику, и то, что он выплачивает в социальные фонды, это сообщающиеся сосуды. Поэтому я думаю, что для населения это будет примерно то же самое. Мы сейчас с вами НДФЛ как платим? Никак не платим, у нас у кассы удерживается. Поэтому, как рассуждают люди, есть какая-то «грязная» зарплата, есть «чистая» зарплата… Сколько ты «чистыми» получаешь? А вот если бы вам выплатили всю эту грязную зарплату, а потом вы пошли бы и заплатили отдельно свои 13% налоговым инспекторам, мы бы совсем по-другому относились к тому, как муниципальные органы или субъекты Федерации используют наши деньги. Это демократия налогоплательщика. С этого началась, между прочим, история Соединенных Штатов: no taxation without representation — нет налога без представительства. А у нас должно быть наоборот — no representation without taxation. Только тот, кто заплатил свой налог, имеет право на принятие государственных решений.
Это форум, прежде всего, бизнеса, и несколько просто актуальных вопросов, как вы на них ответите. Я его не слышал здесь, этого вопроса, но от людей, мне знакомых, занимающихся бизнесом, я слышу о том, что жутко прямо за последние несколько недель ухудшились условия предоставления кредита. То есть то, что раньше кредитовалось, теперь либо не предоставляется кредит вообще, либо ставка взмыла не просто на уровне инфляции, по кредиту где-то до 19 поднимается. Насколько вы считаете эту проблему актуальной, и может ли правительство что-либо предпринимать и в какую сторону, чтобы как-то эту ощутимую проблему снять?

Алексей Улюкаев: Это, безусловно, актуальная проблема. Она связана двумя вещами. С одной стороны, она связана с ростом ключевой ставки Банка России, которая увеличилась на 2,5%, соответственно с ценой фондирования для банков, которые перекладывают все это фондирование на заемщиков.

Но в прогрессии для клиентов все выросло.
Алексей Улюкаев: С другой стороны, это связано с увеличением рисков на конечных заемщиков. Банки увеличивают провизию, резервы, которые создают под те риски, которые считают большими. Это риски по кредитам для домашних хозяйств, это риски по кредитам для бизнеса, потому что увеличивается невозврат, ухудшается ситуация. Вот это два фактора, которые вместе работают на увеличение ставки для конечного заемщика. И здесь быстрых, коротких решений нет и быть не может, потому что Банк России свою политику ключевой ставки выстраивает в соответствии с инфляцией, прогнозом ее. Вот сегодня вы были свидетелем нашей сегодняшней дискуссии. Я глубоко убежден, что инфляция в наших условиях является такой же структурной проблемой, как экономический рост. И решать ее с помощью простого арифметического повышения ключевой ставки неправильно, но это сложный диалог, который мы ведем, и будем вести.
В реальности примеры, о которых я знаю, то есть проекты, которые были запланированы (я с одним из строителей говорил), останавливаются. То есть риск такого серьезного сворачивания бизнес-активности есть или нет, потому что все понятно об инфляции?
Алексей Улюкаев: Безусловно, такой риск существует. Именно для того, чтобы решать проблему таких рисков для инвестиционных проектов, мы сейчас внедряем систему проектного финансирования, при котором банки, которые нашли качественного заемщика под качественный инвестиционный проект, получают а) бюджетную гарантию и б) особые условия фондирования со стороны Банка России.
Это о крупном бизнесе пока речь идет только.
Алексей Улюкаев: Это скорее средне-крупный бизнес. Речь идет об инвестиционных проектах стоимостью от 1 миллиарда до 20 миллиардов рублей. Самые большие проекты сюда не попадают, самые маленькие тоже, это такой средняк.
Спасибо.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию