16+
Воскресенье, 24 сентября 2017
  • BRENT $ 56.90 / ₽ 3272
  • RTS1123.24
25 ноября 2014, 18:15
Александр Аничкин

Александр Аничкин

«Мистрали» задерживаются: точка ли?

История с поставками французских «Мистралей» России провоцирует все больше и больше дискуссий. По последним данным, президент Франции объявил, что передача первого корабля откладывается, однако даже в этой ситуации можно найти положительную сторону

Президент Франции Франсуа Олланд объявил сегодня, 25 ноября, что передача России первого «Мистраля» откладывается, как говорится в сообщении Елисейского дворца, «до новых распоряжений».

Точка ли это в затянувшейся саге, или, как сейчас чаще говорят, водевиль с судьбой уникального проекта? Конечно, нет.

Отложен — не значит отменен. Тут сразу возникает множество вопросов юридического и практического характера. Если дело отложено, то можно ли и когда требовать неустойку? Насколько сильны обязательства французской стороны, заложенные в контракт? И насколько хитры оговорки, позволяющие волынить или вовсе уйти от выполнения условий? Что будет с уже выплаченными Россией деньгами? Как быть с российской матчастью, заложенной в корабли? Как ситуация затронет третьи страны, например, Финляндию, поставившую силовые установки для «Мистралей»?

Ответы на эти вопросы постепенно появятся.

Сейчас стоит отметить, отвлекаясь от «украинского аспекта», что в российско-французской затее с «Мистралями» безусловно есть и позитивная сторона.

Это первый подобного рода гигантский проект после окончания холодной войны, самый крупный, стоимостью в 1,2 млрд евро. И, несмотря на отложенную сегодня передачу «ключей» от корабля, проект доведен до успешного результата.

Посмотрим: первый корабль построен, второй достраивается. Причем кормовая часть, чуть не половина корабля с доком и подъемником, модифицированным под российские вертолеты, построены для обоих «Мистралей» в Петербурге, построены успешно, опыт получен. Половинки «Мистралей» были отбуксированы затем в Сен-Назер — тоже уникальный опыт в логистике. Если подумать, сколько проблем пришлось решить на стадии проработки проекта, модификации систем, стыковки французских и российских особенностей, — то уже это можно считать успехом. Сколько людей разных специальностей, возрастов и характеров вместе работали несколько лет — этого тоже дорогого стоит.

Кроме того, наши моряки и специалисты, в общей сложности 550 человек, успешно прошли во Франции обучение по управлению системами новых для российского флота кораблей. Это включает два экипажа для двух огромных кораблей. Такой опыт, в том числе и опыт работы плечом к плечу с натовскими военнослужащими, он никуда не денется. Тоже крупное достижение, и в любом случае найдет применение в России.

Задержка с «Мистралями» не означает приостановку сотрудничества Франции и России в областях, смежных с военными. В него, так или иначе, вовлечены сотни французских корпораций — в космической, авиационной и других высокотехнологичных отраслях.

Поддался ли Олланд нажиму извне? Сам он говорит, что решение принимает без оглядки на какое-либо давление с какой-либо стороны. Извне может показаться, что на Париж давят в основном США. Тем не менее «Мистрали» вызвали критику и в самой Европе, особенно со стороны восточноевропейских стран — в Польше и республиках Прибалтики. А Франция борется за огромный военный контракт в Польше. Там речь идет о суммах, в несколько раз превышающих проект с «Мистралями».

Если уж говорить о давлении, то самая сильная критика нерешительности Олланда раздается в самой Франции. Причем со стороны всех трех основных оппозиционных сил: правоцентристской партии UMP, крайне правого Национального фронта Марин Ле Пен и Левой партии Жан-Люка Меланшона. И еще — все они за передачу «Мистралей» России! Ле Пен обвиняет Олланда в том, что он превратился в «американского пуделя». UMP, чей лидер Николя Саркози, будучи президентом, и начал дело с «Мистралями», поддерживает проект с позиций его экономической значимости и поддержки репутации Франции как надежного делового партнера. А Левая партия требует завершения сделки, исходя из интересов профсоюзов и сохранения рабочих мест.

Таким образом, в самой Франции с давлением обратная ситуация выходит.

Что будет с кораблями, если они все-таки не попадут в Россию? Об этом строят много предположений.

Среди прочего, заговорили о возможности продажи кораблей Канаде. Канада осуществляет большую программу по модернизации своих вооруженных сил, пытаясь снизить военно-техническую зависимость от США. Недавно Олланд посетил с визитом эту страну, где, кстати, самая большая после России и политически активная зарубежная диаспора украинцев — свыше миллиона человек. В поездке французского президента сопровождал глава корпорации DCNS — генподрядчика в проекте с «Мистралями».

Другой вариант — передача кораблей в лизинг ЕС, то есть Европейскому оборонному агентству, в задачи которого входит координация оборонных усилий стран-членов ЕС (кроме Дании, но включая Норвегию). Некоторым аналитикам этот вариант кажется перспективным еще и потому, что в концепцию «Мистралей» как раз и заложено их многоцелевое назначение. Они могут выполнять боевые функции, а могут быть ядром гуманитарных операций.

Пока же все эти варианты из области предположений в прессе или аналитических записок экспертов.

Рекомендуем:

  • Фотоистории