16+
Вторник, 23 января 2018
  • BRENT $ 69.78 / ₽ 3940
  • RTS1283.75
16 декабря 2014, 17:16 ФинансыВалюта

«Ситуация критическая». Евро доходил до 100, доллар — до 80 рублей

Лента новостей

Первый зампред Банка России Сергей Швецов назвал ситуацию с российской валютой критической. Ранее ЦБ повысил ключевую ставку до 17%, однако это практически не повлияло на падение рубля

Фото: Григорий Собченко/BFM.ru

Официальный курс Центрального банка России на 17 декабря: 61,15 рубля за доллар, 76,15 — за евро. Между тем в некоторых обменниках столицы евро можно было купить сегодня уже за 100 рублей и выше.

На 15:00 по Москве доллар и евро снова обновили максимумы. Доллар в моменте с 15:00 до 16:00 во время торгов на Московской бирже подходил к отметке 80 рублей, евро — к отметке 100 рублей. За несколько часов торгов падение рубля превышало 10%.

Однако к 16 часам российская валюта немного отыграла позиции: доллар — 73,4, евро — 92,1.

«Ситуация критическая. Даже в страшном сне мы не могли себе год назад представить, что такое возможно», — заявил сегодня первый зампред Банка России Сергей Швецов. Он отметил, что ситуация в российской экономике и финансовой системе в ближайшие дни будет сравнима с самым тяжелым периодом 2008 года. При этом Швецов подчеркнул, что ЦБ не остановится на решении о ключевой ставке.

Ранее, сегодня ночью, Центральный банк России повысил ключевую ставку. Глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина заявила, что повышение ключевой ставки до 17% приведет к снижению инфляционных ожиданий и позволит смягчить отрицательный эффект ослабления курса рубля. Она убеждена, что ослабление рубля происходит в первую очередь под воздействием внешних факторов: снижение цены на нефть (Brent опускалась сегодня ниже 60 рублей за баррель, обновив минимум с июля 2009 года), ограничения российских банков в доступе к международным рынкам.

Эльвира Набиуллинаглава Центрального банка России«И это значимое ослабление курса национальной валюты имеет разнонаправленные эффекты на российскую экономику, в том числе, дает шанс для импортозамещения. Но для того, чтобы ограничить негативные эффекты от такого ослабления курса национальной валюты на российскую экономику, прежде всего, на инфляцию, мы приняли решение о том, чтобы повысить ключевую ставку».

Глава ЦБ также сказала, что «мы должны научиться жить в новой зоне, ориентироваться в большей степени на собственные источники финансирования, проекты и дать шансы для импортозамещения».

Ночное резкое повышение ключевой ставки ЦБ, а также заявления главы регулятора в интервью Business FM прокомментировал главный экономист АФК «Система» Евгений Надоршин.

На открытии торгов сегодня произошло резкое укрепление рубля, однако это длилось буквально 11 минут, а следом началось падение.
Евгений Надоршин: Есть спрос на валюту, на рынке паника. Я думаю, что едва ли меня стоит спрашивать по поводу того, как протекает ход торгов. Я не могу дать информацию с поля боя. На рынке очевидная паника. Получается, поначалу был некий эффект шока, но он очень быстро рассосался, и у нас есть продолжающееся давление на рубль. В моем понимании оно скорее опирается на иррациональные основания, нежели чем рациональные, но что поделать, если не сумели вовремя взять под контроль ожидания, то приходится расхлебывать такую некомфортную ситуацию.
ЦБ ночью сделал этот шаг — повысил ключевую ставку серьезно, рассчитывал остановить падение, но этого не произошло. Почему?
Евгений Надоршин: В пределах получаса это имело эффект, более того, на предторгах тоже произвело впечатление на участников. Просто основная сила, которая сейчас толкает рубль вниз, находится за пределами финансового сектора, поэтому, конечно, можно существенно осложнить положение участников финансового сектора, но, к сожалению, это гораздо слабее или почти не воздействует на тех, кто за пределами финансового сектора находится. И тот эффект, который мог ЦБ оказать быстро на финансовый сектор повышением ставки, не смог преодолеть давление, спрос на валюту с сектора нефинансового. В чистом виде паника в настоящий момент. Она связана с тем, что просто потерян контроль над ожиданиями экономических агентов. Достаточно долго не давали вырасти ставкам по депозитам, до сих пор этот рост не соответствует рискам сбережений в рублях. Вместе с тем были сформированы помимо этого еще дополнительные условия, в том числе внешними факторами. Я не скажу, что они главные, но они действительно запустили сам механизм, как бы ускорили движение, и дела сейчас как бы толкают людей покупать валюту, несмотря ни на что, вопреки тому, насколько это рационально или не рационально. Обычно паника долго не живет, это хорошая сторона дела. Вопрос в том, где мы остановимся.
А кто или что может остановить эту панику, взять под контроль хотя бы ее?

Евгений Надоршин: ЦБ, что радует, пытается принимать усилия, поэтому в идеале, в моем понимании, это в силах ЦБ, просто нужно действовать оперативнее, решительнее.

Интервенции вы имеете в виду?
Евгений Надоршин: Я не имею в виду ничего конкретного. Можно проводить интервенции, вопрос в том, что это должен быть связанный комплекс внятных мер. Я думаю, что ЦБ интервенции проводит. Очень важно не просто сделать, а донести. Когда вы в час ночи меняете ставку, что-то мне подсказывает, что к утру едва ли большое количество экономических агентов четко информированы о том, на что и каким образом вы именно нацелились. Всегда есть версии, предположения, но вовсе не факт, что эти версии у всех одинаковые — это самая большая проблема. Информационная коммуникация сейчас гораздо более важна, чем когда бы то ни было. Сам комплекс мер для успокоения вовсе не всегда должен включать какие-то конкретные сильные масштабные действия. Это как в психологии — если вам нужно успокоить запаниковавшего человека, возможно, нужно просто успокоить его. Второй момент совершенно простой: паника через какое-то время, если все будет удачно, и внешние, и внутренние факторы не будут ее подогревать, уляжется сама собой. Другое дело, что то, что уляжется само собой, может быть совсем на некомфортных для экономики России уровнях, например, 100 рублей за доллар. Не хотелось бы их увидеть, если честно.
Какую роль сыграло падение нефти?
Евгений Надоршин: Падение нефти, если вы посмотрите за последние несколько дней, от предыдущего минимума это буквально 2-3%, поэтому это не существенно. Можно, конечно, сколь угодно тыкать в уровень 60 долларов за баррель, называть его психологическим, но я вас уверяю, такую истерику это может вызывать только, если все к этому заранее подготовлено. Не нефть сейчас определяет, не внешние факторы, внутренние факторы — потеря контроля над ожиданиями.

Рекомендуем:

  • Фотоистории