16+
Пятница, 22 февраля 2019
  • BRENT $ 67.03 / ₽ 4395
  • RTS1188.60
25 февраля 2015, 17:59 Технологии

Финтех-индустрия подводит итоги года

Лента новостей

О самых интересных событиях, тенденциях и достижениях в области финансовых инноваций BFM.ru рассказал управляющий партнер фонда Life.SREDA Владислав Солодкий

Владислав Солодкий.
Владислав Солодкий. Фото: пресс-служба венчурного фонда Life.SREDA
Чуть больше недели назад в Лондоне завершилась открывающая финансовый год конференция Finovate — главное событие в области финансовых инноваций. С управляющим партнером фонда Life.SREDA мы обсудим подробности конференции, а также итоги прошедшего финансового года. Слава, так что интересное рассказали в Лондоне?
Владислав Солодкий: Для меня, наверное, два главных события, которые состоялись на Finovate, — это презентация компании LifePay Global, но мы об этом поговорим во второй части этой передачи, и презентация ежегодного исследования в области финтеха — Money Of The Future, которую мы презентуем каждый год. За первые полтора дня исследование скачали более 2,5 тысячи раз, и если кто-то из наших слушателей хочет с ним ознакомиться, он может зайти на сайт lifesreda.com. Если говорить об основных итогах этого года, я бы выделил несколько моментов, первый из которых: ни одна отрасль не может считаться инновационно состоявшейся, пока в ней не состоится первое IPO. Долгое время все думали, что в финтехе первой компанией, вышедшей на биржу, будет Square, но в итоге, первым, причем блестящим, размещением оказалось размещение компании Lending Club, занимающейся P2P-кредитованием. И буквально через неделю после этого состоялось второе, не менее блестящее, IPO сервиса OnDeck, который занимается кредитованием малого и среднего бизнеса. Вторым значимым событием года является то, что в данном направлении прибавилось семь новых компаний с капитализацией выше миллиарда долларов. Если до этого в клуб миллиардеров входили только три стартапа (Lending Club, Stripe и Square), то сейчас прибавились еще семь, и в итоге стало десять. Life.SREDA прогнозирует, что за этот год, за 2015-й, в клубе миллиардеров прибавится еще минимум десять компаний.
Если говорить про сделки на рынке высоких технологий вообще, то, наверное, самая громкая покупка прошлого года — это приобретение Facebook мессенджера WhatsApp за 20 млрд. Есть ли в этом слиянии место финансовым технологиям?
Владислав Солодкий: Действительно, Марк Цукерберг не только блестяще управляет компанией Facebook, но и обозначил новую веху, новый тренд в развитии финансовых инноваций на 2015 год. Она заключается в том, что платежи и все, что с ними связано, с платежами и переводами, будет постепенно мигрировать не в область отдельных приложений, а в область мессенджеров. Хотя он первым об этом сказал, но первым запустил переводы и платежи через мессенджеры Snapchat на базе технологии Square, потом к нему присоединились три очень популярных в Азии мессенджера: Wine, VChat и Kakao. Все теперь ждут, когда все-таки покажет свои мускулы WhatsApp, и что скажет по этому поводу Павел Дуров с его Telegramm.
Ты упомянул PayPal, давай остановимся на этой компании, наверно, пионере в области современного финтеха. Что сейчас происходит с ней?
Владислав Солодкий: Весь прошлый год миноритарный инвестор Карл Айкон боролся с этой компанией, упрашивая ее разделиться на две части: отдельно на Ebay, отдельно на PayPal, который принадлежал долгое время Ebay как внутренний, просто платежный кошелек, мотивируя это тем, что компания после разделения будет стоить как две отдельные компании дороже, чем одна, единая. На выходе ему все-таки удалось в конце года разделить компанию на две. Они действительно стоят дороже, чем по отдельности, и, что приятно лично мне, динамика роста котировок PayPal обгоняет динамику роста котировок Ebay, что говорит о том, что эпоха e-commerce постепенно достигает пика, и динамика роста спускается к нулю, и финтех наоборот только-только набирает оборот, и все еще впереди.
Прошлый год во многом был и годом мобильных банков и мобильного банкинга. Что происходит с этой технологией, насколько она сейчас зрелая, нашла ли она своих клиентов и покупателей?
Владислав Солодкий: Долгое время огромное количество людей видело бурный рост мобильных банков, но при этом скептики со стороны традиционных банков и ряд инвесторов задавали логичный вопрос: «А где деньги?» Потому что мобильный банкинг показал, что он умеет эффективно и дешево привлекать клиентов, вызывать внимание прессы, качественно обслуживать клиентов, но это низкомаржинальный транзакционный продукт, и чистая прибыль, которую показывали эти проекты, точнее говоря, чистый убыток, который показывали эти проекты, немного смущал всех игроков. И был вопрос, в чем будет монетизация, как эти компании будут выходить в плюс? В итоге сделка, которую сделала испанская финансовая группа BVA с американским мобильным банком Simple, купив его за 117 млн долларов, показала, что эффективна парная игра, когда большой традиционный банк покупает более молодого и быстро развивающегося игрока, таким образом, по факту он покупает продукт-пылесос, продукт-крючок, который быстро позволяет агрегировать новых клиентов, привлекать их, удовлетворять их лучшим способом, и уже к нему присоединяет свои существующие высокомаржинальные продукты. На выходе первым не надо думать о том, где искать и зарабатывать деньги, а вторым не нужно пытаться гнаться за стартапами. На выходе этот тренд достаточно здравый и показательный, потому что все зачем-то сталкивали мобильные банки и традиционные банки лбами. И BVA, и Simple показали, что у таких игроков, как Rocketbank, Instabank и прочих конкурентов по всему миру может быть идеальное сосуществование за счет покупки первых со стороны традиционных банков, сотовых операторов или крупных ритейлеров.
Пока в разговоре ты в основном оперируешь американскими компаниями и американским рынком. Значит ли это, что за пределами США финтех в меньшей степени развит?
Владислав Солодкий: Абсолютно нет. Во-первых, сейчас столица финтеха по объемам находится в Азии, точнее в Китае, но об этом я расскажу во второй части программы. Еще можно упомянуть грандиозное размещение на бирже немецкой компании Rocket Internet, которая мало того, что растет на NASDAQ с каждым днем, так еще и привлекла в последний раунд пред-IPO 330 млн евро только под инвестиции этих денег в финтех. И сама по себе собирается в дальнейшем фокусироваться на развитии этого направления.
Если суммировать достижения и события прошлого года, что самое главное произошло в мире финансовых технологий, чем этот год запомнится?
Владислав Солодкий: Три года назад в своем первом исследовании Money Of The Future мы сделали прогноз на пять лет вперед, что каждый год финтех будет минимум удваиваться. В этом году наш прогноз не сбылся, инвестиции в финтех утроились. Из 2,2 млрд долларов новых денег, пришедших в прошлом году, они превратились в 6,8 млрд долларов новых денег в этом году. И я пожелаю себе и всем остальным игрокам в области финтеха, чтобы мой прогноз и дальше не сбывался, только, желательно, в повышающую сторону.
Азиатские рынки, и особенно Китай, становятся одним из самых горячих мест на карте новых финансовых технологий, это деньги будущего. Можно сказать, что Китай становится или уже стал одним из главных центров финтеха в мире?
Владислав Солодкий: Да, действительно, если Китай до этого привлекал внимание только в области своего e-commerce, и самое громкое IPO прошлого года приходилось на размещение гиганта Alibaba, то финтехи Китая и всей Юго-Восточной Азии не были такими яркими и заметными игроками. Но за прошлый год они резко вырвались, причем не в лидеры, а я бы даже сказал, на первое место по привлечению к себе внимания. Во-первых, все ждут размещения в этом году «дочки» Alibaba — платежной системы AliPay, и по любому показателю эта платежная система превосходит ApplePay минимум в сто раз. И по влиянию не на продвинутую часть населения, а на широкие массы, повышение финансовой и технологической грамотности, тот же самый AliPay — это просто такой game changer. Если говорить о новых инвестициях, то за этот год только Юрий Мильнер и его легендарный фонд DST сделал три знаковые сделки в области финтеха в Китае. Также несколько недель назад правительство Китая объявило о создании государственного венчурного фонда на 6,5 млрд долларов, и — бинго! — две фокусные темы, в которые собирается вкладывать этот венчурный фонд — это финтех и биотех.
Если говорить про финтех не в целом, а в деталях, какие именно направления новых финансовых технологий наиболее успешно развиваются в Юго-Восточной Азии?
Владислав Солодкий: Что в Юго-Восточной Азии, что по всему миру, если год назад мы в своем исследовании Money Of The Future указывали, что из 23 направлений финтеха больше всего развиваются семь, то в этом году есть один самый быстро растущий игрок, причем он самый быстро растущий игрок как в Китае, так и в Юго-Восточной Азии, так и по всему миру, он показал свою колоссальную масштабированность в самых разных странах. Это мобильный эквайринг, или, говоря простым языком, прием платежей по картам через планшеты и смартфоны.
Очевидно, мобильный эквайринг растет по миру неравномерно от региона к региону. В каких странах, регионах мобильный эквайринг наиболее быстро растет, где для него наиболее привлекательные условия, с чем они связаны?
Владислав Солодкий: Он растет везде одинаково быстро, просто где-то растет он сверхбыстро. И если посмотреть почему, то это связано с удельной долей малого и среднего бизнеса в ВВП страны. То есть те страны, в которых большое количество малых и средних предпринимателей, и это направление бурно развивается, поддерживается со стороны государства в налоговом режиме, в количестве документов и скорости открытия юрлиц, во всевозможных программах поддержки малого и среднего бизнеса, то как раз в такого рода странах, это Бразилия, Юго-Восточная Азия, Китай, те страны, в которых прием платежей по картам через смартфоны и планшеты растет опережающими темпами.
Я читал в ваших пресс-релизах о том, что Life.SREDA приобрела компанию в Юго-Восточной Азии и планирует большую экспансию в этом регионе. Расскажи об этом подробнее.
Владислав Солодкий: Мы несколько месяцев смотрели на то, что происходит, с одной стороны, с нашим рынком, в России, с другой стороны, какие рынки в мире. Мы — международный фонд, мы и до этого инвестировали по всему миру и всегда держим руку на пульсе во всех странах: какие, во-первых, направления растут быстрее всего (я уже сказал о том, что это мобильный эквайринг), и, второе, в каких странах, с одной стороны, нет большого количества особенно глобальных игроков, с другой стороны, нет человеческого ресурса, интеллектуального ресурса, чтобы создавать большое количество местных игроков. Для примера: в Китае всего четыре игрока в области мобильного эквайринга, тогда как в России сейчас около десяти. Но лидер китайского mPOS делает оборот в день такой же, как лидер российского mPOS в год. В их году 365 наших лет. И это поражает. При этом они считают, что они только-только стартовали, у них все впереди, они не считают свои показатели колоссальными, потому что они не знают других показателей в других странах, китайский рынок очень закрытый. Мы смотрели очень пристально на рынок Юго-Восточной Азии и Китая, и пока мы на него смотрели, видимо, мы посылали правильные аффирмации в космос, к нам пришел местный очень сильный игрок под названием iBox с очень сильной интернациональной командой, там есть и русские, и немцы, и американцы, и представители стран из этого региона. И в итоге мы очень быстро договорились с ними об их покупке. В итоге на базе двух объединенных компаний — iBox и LifePay Russia — мы строим LifePay Global, глобальную компанию, которая собирается в этом году выйти еще на рынок Китая и Филиппин. Очень интересны нам рынки Малайзии, Южной Кореи, не говоря уже о том, что текущие рынки, на которых работает iBox: это Индонезия, четвертый по размеру рынок в мире; Таиланд, который всего по населению в два раза меньше, чем Россия; Вьетнам, который сейчас PricewaterhouseCoopers включил в список четырех самых быстро растущих экономик, там есть колоссальный потенциал для роста. И я завидую сам себе, что ближайший минимум год, а то и два я буду вникать во все эти детали и помогать развиваться этим проектам.
Мы говорили про азиатские рынки. Качественно, не мог бы дать каких-то цифр, чтобы представить масштаб того явления, с которым мы имеем дело?
Владислав Солодкий: Я бы тут привел несколько цифр, с точки зрения емкости, к примеру, китайского рынка для мобильных платежей через смартфоны и планшеты. Мы его оцениваем в 7 млрд долларов, если говорить о том, какие мы сейчас сами показываем цифры, то суммарный оборот iBox и LifePay, то есть LifePay Global сейчас, это 4 млн долларов в месяц. Мы собираемся к концу 2015 года вырасти в десять раз и минимум выйти на оборот 40 млн долларов в месяц.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию