16+
Понедельник, 21 мая 2018
  • BRENT $ 78.72 / ₽ 4907
  • RTS1182.23
19 апреля 2015, 21:08 ОбществоМедицина

Смерть Аминат еще раз напомнила, что обезболивание онкобольных в России — огромная проблема

Лента новостей

Боли у дагестанской школьницы начались в прошлую субботу. Первая возможность обратиться к онкологу появилась только в понедельник утром, а морфин Аминат выдали в среду поздно вечером. В эту субботу ее не стало

Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Скончалась дагестанская школьница, которой пять дней не могли предоставить обезболивающее. 16-летняя Аминат Хайзиева получила морфин только через пять дней после обращения к онкологу.

Центр паллиативной помощи отказался принимать девочку из-за временной регистрации. Следственный комитет начал проверку. Произошедшее заставило снова заговорить о проблеме обезболивания онкобольных. Что сейчас делается, чтобы помочь им?

Чтобы помочь Аминат, пришлось практически дойти до Путина. К «прямой линии» морфин достать уже удалось, но глава фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер не только рассказала президенту про дагестанскую девочку, но и спросила, как помочь всем остальным.

Нюта Федермессерглава фонда помощи хосписам «Вера»«Это потребовало поставить на ноги массу ведомств, десятки чиновников. В общем, многие люди, действительно, раздобывали для маленькой девочки морфин, чтобы ее обезболить в последние недели жизни. На самом деле, эта проблема системная. В России сегодня не существует системы оказания паллиативной помощи и обезболивания для людей, по месту их жительства, а не регистрации».

«Это не вопрос. Вы сформулировали просто проблему, которой надо заниматься. Мы этим займемся. Мы обсудим, даже я заслушаю доклад министра и предложения соответствующие», — ответил Путин.

В комитете Госдумы по охране здоровья «прямую линию», очевидно, слушали невнимательно: глава комитета Сергей Калашников не в курсе того, что случилось с Аминат. Однако ситуацию с обезболивающими прокомментировал: поправки в закон приняли, всё стало проще. Теперь не нужно сдавать упаковку, говорит Калашников.

Сергей Калашниковглава комитета Госдумы по охране здоровья«Дело в том, что одной из проблем было то, что, если, не дай бог, разбили ампулу, то уже переставали выдавать в дальнейшем. А вы же понимаете, что потерять, разбить ампулу это, как говорится, все может быть в этой жизни. Но люди же не должны страдать. Вот сейчас это устранили. Кроме того, Минздрав сейчас выпустил очень хороший приказ по облегчению ситуации доступности наркосодержащих обезболивающих препаратов. Единственное, что мы продолжаем говорить, это то, что эту проблему нужно решать принципиально. Вот я, например, считаю, что наркосодержащие обезболивающие нужно вывести вообще из системы наркоконтроля».

Сразу несколько экспертов заявили Business FM, что основная проблема — врачи, которые или не понимают проблему достаточно глубоко или ведут себя неправильно. Например, могут выписать не то обезболивание. Говорит председатель правления Российской ассоциации паллиативной медицины Георгий Новиков.

Георгий Новиковпредседатель правления Российской ассоциации паллиативной медицины«Любой пациент по документам в полном объеме должен получать противоболевую терапию. Особенно онкологические пациенты. Государство взяло на себя все обязательства по этому поводу. Здесь никаких проблем быть не может. Если посмотреть на нормативно-правовые документы в этой больнице, то 100% там существуют все необходимые допуски, чтобы пациент получил это обезболивание. Но если у врача нет специальных знаний по этому вопросу, естественно очень сложно говорит об адекватной терапии боли».

На Западе устранение боли — это часть решения, а у нас отсутствие лекарств доводит людей до самоубийства. Только в феврале счеты с жизнью в Москве свели 11 онкобольных.

Рекомендуем:

  • Фотоистории