16+
Воскресенье, 23 июня 2024
  • BRENT $ 85.02 / ₽ 7478
  • RTS1115.39
27 мая 2015, 19:11 Общество

Боль, помноженная на бюрократию. В Москве вновь самоубийства онкобольных

Лента новостей

Сразу два случая. Покончили с собой 37-летняя Наталья Чижикова и 65-летний физик-ядерщик Алексей Калагин

Фото: ТАСС

Девушка предсмертной записки не оставила, однако ее муж заявил, что она страдала онкологией с 2012 года. Следственный комитет проверяет факты неоказания медпомощи больной. В случае с 65-летним ученым, СМИ сообщают, что он написал две предсмертные записки, в одной из которых Калагин признался, что решился на самоубийство из-за сильных болей. Со слов вдовы, в прошлом году физик лечился в Европе. Вернувшись в Россию, он опоздал с заявкой на получение необходимого для онкобольных курса лечения. Следственный комитет также уже задействован.

Сообщения о суициде среди онкобольных поступают несколько раз в месяц. И это только по Москве. На критику со стороны прессы отвечать приходится представителям власти практически на всех уровнях.

Справка Business FM

О необходимости срочно решать проблему говорили уже и столичные чиновники, и Росздравнадзор, и министр здравоохранения России Вероника Скворцова. С апреля работает горячая линия для приема обращений о нарушении порядка назначения и выписки обезболивающих препаратов. За месяц поступило около 300 жалоб.

Принят новый закон об обезболивании. Он вступит в силу летом. Согласно документу рецепт на обезболивающее будет действовать не 5, а 15 дней, ампулы и пластыри не надо будет сдавать обратно, чтобы получить новые обезболивающие, а пациента с болевым синдромом не смогут выписать из стационара, не обеспечив его всем необходимым для лечения на дому.

Волну возмущения в СМИ подняло громкое самоубийство контр-адмирала Вячеслава Апанасенко. Это был февраль 2014-го. Спустя почти полтора года и десятки суицидов реакция от власти действительно пошла, говорит заведующий отделением обезболивания Российского онкологического научного центра им. Блохина Сергей Теодорович, но больные этого еще не почувствовали.

Сергей Теодоровичзаведующий отделением обезболивания Российского онкологического научного центра им. Блохина«Есть уже и приказы Минздрава, которые облегчают процедуру и выписывания, и получения наркотических анальгетиков, это все уже есть, это все уже действует. Но очень велик момент инерции, который все еще живет в сознании медицинских работников и врачей главным образом, когда все было настолько зарегулировано и настолько жесткие меры ответственности были предусмотрены за несущественные организационные нарушения в этой сфере, что просто не готовы вот так в один момент взять и тут же перестроиться и работать в духе новых приказов Минздрава».

Эксперты не раз говорили, что онкобольным нужны не только лекарства. Им нужна психологическая помощь, продолжает адвокат Лиги защиты прав пациентов Дмитрий Айвазян.

Дмитрий Айвазянадвокат Лиги защиты прав пациентов«Такой психологической помощи онкологическим больным у нас, к огромному сожалению, нет. Почему нет? Наверное, потому, что это стоит денег, причем, немалых денег. Это вам не соцработник, который принес сумку, заплатил за телефон, свет и забыл, это совсем другое. Это стоит недешево, а раз так, то зачем лишние траты. Нашему государству такие траты не нужны, нашему государству лучше списать человека. К сожалению, стоимость жизни, если уж говорить так утилитарно, в нашей стране приближается к нулю, чего нельзя сказать о других странах, если так обобщать. Поэтому решать локально вопросы — там подлатать, здесь, вот, онкобольным приставить в Москве. Выделят деньги, службу психологическую организуют и что? Да ничего. Ничего не изменится, систему нужно менять. Этого не будет, ничего не случится».

В случае с самоубийством физика-ядерщика Калагина, заммэра столицы по вопросам социального развития Леонид Печатников заявил агентству «Москва», что по данным оперативной проверки, ученый был обеспечен обезболивающими лекарствами в полной мере.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию