16+
Вторник, 19 сентября 2017
  • BRENT $ 54.95 / ₽ 3207
  • RTS1108.71
4 июня 2015, 17:27 Право

Право на защиту. Инструкция для судей

Лента новостей

В Верховном суде России сегодня обсудили проект постановления Пленума по применению законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве. Последний такой документ был принят почти 40 лет назад

Фото: Георгий Андреев/ТАСС

Можно ли отменять приговор из-за нарушения права на защиту? Что делать, если адвокат недобросовестно ведет себя в уголовном процессе, рассказывать или нет обвиняемому то, что происходило в зале суда в его отсутствие, если до этого он был удален? Все эти и другие вопросы сегодня обсуждались на заседании Пленума Верховного суда России.

Представители судейского и адвокатского сообществ, Минюста и Генпрокуратуры обсудили проект постановления, который должен стать своеобразной инструкцией служителям Фемиды по применению законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве.

С момента принятия последнего постановления Пленума ВС по данной теме (16 июня 1978 года) прошло почти 40 лет, за которые прекратил свое существование СССР, а Россия, выступившая правопреемницей Союза, подписала множество международных договоров и признала над собой юрисдикцию Европейского суда по правам человека.

О злоупотреблении правом на защиту

Проект документа, состоящий из 23 пунктов, озвучил перед собравшимися судья Верховного суда Игорь Таратута. Он отметил, что право на защиту от уголовного преследования является одним из главных прав человека, закрепленных Конституцией России, и обеспечение такого права является «обязанностью государства и необходимым условием справедливого правосудия».

Вместе с тем это не должно нарушать права других лиц. В одном из пунктов проекта говорится, что судам «не стоит оставлять без внимания недобросовестное осуществление обвиняемым и его защитником их правомочий в уголовном судопроизводстве (злоупотребление правом)».

Позже в беседе с журналистами Игорь Таратута отнес к таким злоупотреблениям затягивание процедуры ознакомления с материалами дела. «Когда дело поступает в суд, достаточно часто заявляется такое ходатайство. При этом обвиняемый просит предоставить ему столько же времени, сколько он тратил на ознакомление с делом по окончании следствия, что невозможно», — сказал судья. Он добавил, что часто просьба об ознакомлении с делом поступает от осужденного и его адвоката уже после вынесения приговора. Процедура может растянуться на несколько месяцев. «Вот это и является злоупотреблением», — отметил судья. Он признал, что у служителей Фемиды фактически нет инструментов для воздействия на адвокатов, они могут лишь вынести в их адрес частное определение.

В проекте постановления разъясняется, что дела о преступлениях небольшой и средней тяжести могут быть рассмотрены по ходатайству подсудимого и в его отсутствие. Однако суд должен проверить причины неявки фигуранта на заседание. Изучив их, суд вправе признать заявленное ходатайство вынужденным, отклонить просьбу и назначить заседание с участием самого обвиняемого. Разработчики документа предусмотрели и другой вариант: когда суд отклоняет ходатайство о заочном процессе и приостанавливает производство по делу.

Жаркую дискуссию вызвала норма, в которой говорилось, что суд может и не уведомлять обвиняемого о том, что происходило без него в процессе и какие исследовались доказательства. Это касалось тех, кто был удален из зала за нарушение порядка судебного заседания.

Про сквернословие и адвокатов-дублеров

Заместитель генерального прокурора Сабир Кехлеров выразил сомнения по поводу формулировки этого положения. Он заметил, что удаление обвиняемого из зала — обычное дело. Но в каком случае информировать его о состоявшихся судебных действиях в его отсутствие, а в каком нет? «Если он сквернословил, то давайте ознакомим, а если хамил и оскорблял судью, то не будем знакомить. Насколько это правильно?», — задал вопрос представитель надзорного ведомства. По мнению Кехлерова, подсудимый должен быть максимально информирован о процессе с тем, чтобы иметь возможность подготовиться к выступлению в прениях и с последним словом.

При обсуждении проекта предлагалось рекомендовать судам в случае неявки адвоката по соглашению назначать так называемого дублера из числа защитников по назначению. Участники дискуссии пришли к выводу, что данная практика не может быть признана правильной, хотя и широко распространена в настоящее время в судах. В частности, против этого категорически высказался президент Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко, назвавший такое предложение недопустимым.

«Неотъемлемая, гармоничная часть правосудия»

Он выступил за то, чтобы скорректировать еще один пункт постановления, в котором говорилось, что для заключения соглашения с адвокатом подсудимому отводится пять дней или «иной разумный срок со дня заявления такого ходатайства». Пилипенко полагает, что эту формулировку можно «неоднозначно понять».

Давая оценку проекту постановления, адвокат сказал, что нынешний текст существенно отличается от первоначального варианта, который обсуждался в недрах российской адвокатуры. «Он претерпел изменения в лучшую сторону с учетом позиции, которую высказывала адвокатура», — заметил глава ФПА.

При этом он посетовал на то, что права адвокатов часто нарушаются судами. «Адвокат — это неотъемлемая, гармоничная часть правосудия. Однако мы нередко сталкиваемся с тревожной тенденцией, когда адвокатов расценивают как недоразумение, помеху вершить закон, — сказал Пилипенко. — Нам бы не хотелось, чтобы предварительное следствие становилось окончательным».

В обсуждаемом проекте постановления Пленума ВС также была прописана необходимость отвода из процесса адвоката, если возникает конфликт интересов. О наличии такой проблемы в маленьких городках говорил заместитель председателя Вологодского областного суда Игорь Трофимов. По его словам, нередко адвокаты там защищают сначала обвиняемых, потом потерпевших.

«Может ли адвокат, защищавший человека, в отношении которого были сфальсифицированы доказательства, стать защитником полицейского, который это сделал? На наш взгляд, конечно же, нет», — выступал судья. При этом он заметил, что формально речь идет о разных уголовных делах.

Еще одно положение проекта Пленума гласило, что оправдательный приговор не может быть отменен из-за нарушения прав обвиняемого на защиту.

После того, как участники процесса обсудили проект документа, они передали его на доработку редакционной комиссии, состоящей из представителей различных ведомств. Ожидается, что затем текст постановления будет вновь вынесен на обсуждение Пленума.

По мнению управляющего партнера адвокатского бюро «Коблев и партнеры» Руслана Коблева, появление свежих разъяснений Пленума ВС для судей давно назрело, поскольку работники правосудия стали все чаще по надуманным основаниям ограничивать права обвиняемых на защиту.

«Судьи удаляют адвокатов из судебных заседаний. Дошло до того, что рассматривался проект Пленума, в котором собирались дать судьям решать, надлежащим ли образом адвокат осуществляет право на защиту или нет. Совершенно абсурдные предложения были. И самое главное они исходили от судей. Поэтому для адвокатов сейчас главное, чтобы в постановлении пленума четко прописали и довели до нижестоящих судов: нельзя ограничивать защитников в представлении доказательств, иначе мы дойдем до инквизиционного процесса, который будет прописан уже законодательно», — резюмировал Коблев.

Рекомендуем:

  • Фотоистории