16+
Пятница, 22 сентября 2017
  • BRENT $ 56.48 / ₽ 3252
  • RTS1122.78
1 октября 2015, 10:45 Политика

«Россия проявила тактическую хитрость и полностью перехватила инициативу в Сирии»

Лента новостей

Российский министр иностранных дел заявил, что Россия «отвечает за свои цели». По итогам встречи было решено, что российские и американские военные будут совместно координировать свои действия в Сирии

Фото: Алаа Аль-Факир/Reuters

Лавров и Керри экстренно обсудили бомбардировки в Сирии

Россия и США договорятся о координации бомбардировок в Сирии после того, как Россия нанесла первые авиаудары. Российские военные в ближайшее время начнут консультации с американскими коллегами, чтобы избежать «ненамеренных инцидентов» в Сирии. Так было объявлено на совместной пресс-конференции министра иностранных дел России Сергея Лаврова и госсекретаря США Джона Керри. Они встретились накануне в Нью-Йорке. СМИ назвали встречу экстренной. Министры вместе вышли к прессе.

Сергей Лавров рассказал, что Москва попросила Вашингтон предъявить доказательства слов о том, что якобы удары российских ВВС в Сирии наносятся не по позициям «Исламского государства», запрещенного в России. Как сказал Лавров, «мы за свои цели отвечаем»:

«Наши военно-воздушные силы работают в Сирии исключительно по целям, которые связаны с ИГИЛ. Я обратил внимание государственного секретаря в ответ на некоторые его озабоченности, что целями этих ударов являлись не позиция ИГИЛ, ни на чем не основаны».

Ранее сирийская оппозиция заявила, что удары были нанесены по ее формированиям. В Пентагоне также выразили мнение, что авиаудары могли быть нанесены по территориям, где нет позиций боевиков «Исламского государства».


Госсекретарь США Керри сказал, что надеется, что консультации с российской стороной начнутся уже в четверг:

«Сергей сказал про встречу, это была конструктивная встреча. Я еще раз высказал обеспокоенность, которая уже поднималась на заседании Совета безопасности по поводу того, против каких целей наносятся авиаудары. Естественно, одно дело, когда наносятся удары по «Исламскому государству», но, по-моему, происходит сейчас не совсем это. Как Сергей сказал, мы договорились, что как только возможно, нужно установить контакт между нашими военными, чтобы они обсудили между собой, каким образом исключить всякую вероятность каких-то накладок и инцидентов».

Глава российского МИД Лавров заявил, что главная угроза для России в Сирии — это возвращение домой россиян, примкнувших к террористам. По словам Лаврова, количество россиян, которые воюют на стороне исламистов, исчисляется тысячами, передает ТАСС. Ранее в МВД говорили о двух тысячах. «Исламское государство» признано в России экстремистской организацией и официально запрещено.

«Россия проявила тактическую хитрость и полностью перехватила инициативу в Сирии»

Накануне министерство обороны России подтвердило информацию о том, что российские военные нанесли первые авиаудары по позициям боевиков экстремистской группировки «Исламское государство» (деятельность которой запрещена в России) в Сирии, совершив около 20 вылетов. На сайте Минобороны выложено видео воздушных ударов по объектам террористической группировки ИГИЛ. «Все цели поражены. КП боевиков и штаб управления террористов ИГИЛ уничтожены полностью», — сообщается в Twitter-аккаунте Минобороны.

Ситуацию в эфире Business FM прокомментировал директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта Юрий Рогулев.

Прошли сутки с момента, когда все началось. Каковы первые итоги? Насколько оказалась неожиданной реакция Запада, насколько эта новость стала для Запада болезненной?
Юрий Рогулев: Вы сами ответили частично на свой вопрос. Она, конечно, оказалась и неожиданной, хотя подготовка велась порядка двух месяцев, но, тем не менее, решительные шаги, которые Россия предприняла с началом военной операции, оказались неожиданными. В этой связи, мы видим, реакция тоже очень неопределенная. Можно говорить о том, что западные страны нехотя соглашаются, потому что им довольно трудно предъявить какие-то претензии с точки зрения того, что Россия собирается предпринять активные шаги по борьбе с ИГИЛ.
Можно ли сказать, что Россия сейчас полностью перехватила инициативу в регионе?
Юрий Рогулев: Это, безусловно так. Тем более, что политика США и коалиции, которую они возглавляют, зашла в тупик. Полностью в тупике находится ситуация в Ираке. Там никаких реальных подвижек нет, никаких успехов. Поэтому мы видим, что иракское правительство с готовностью согласилось на участие России в этой операции, пропускало самолеты и полностью поддержало координационный центр.
Это наше лидерство нам боком не выйдет? Потому что первое недовольство уже прозвучало.
Юрий Рогулев: Конечно, наши отношения с Западом, с США находятся на таком уровне, когда любые шаги России могут вызывать недовольство. Наверное, на это Россия вряд ли должна ориентироваться. Россия должна все-таки ориентироваться на свои собственные интересы. Но, конечно, риск, как в любой военной операции, есть. Риск заключается в том, что планы, которые Россия построила, могут не реализоваться по разным причинам.
Все-таки на ближайшую перспективу: есть ли риск дополнительного ухудшения отношений, потому что все ждали, что если Россия подключается, то, наоборот, будет потепление. А не случится ли наоборот?

Юрий Рогулев: Из того, что мы видим, во-первых, Россия очень четко рассчитала время начала всех шагов. Это произошло в ходе сессии Генеральной Ассамблеи ООН, где находились все ведущие представители всех стран. И президент имел возможность со всеми это обговорить. Сейчас, как мы видим, Сергей Лавров проводит специальные заседания Совета безопасности, там присутствуют министры иностранных дел. То есть в этом смысле есть возможность скорректировать что-то, учесть те мнения, которые там могут проявляться. Более того, мы видим, что активизировались отношения между Россией и США. Установлена прямая связь. Этого не было давно, поэтому такое взаимодействие, пусть и не по доброй воле Запада, а из-за активности России, России на руку. В общем, это положительный момент.

Насчет эффекта неожиданности — вопрос, состоящий из двух частей. Во-первых, когда все-таки Москва приняла решение подключиться к операции? И второе, как получилось, что для Запада переброска войск в Сирию оказалась сюрпризом?
Юрий Рогулев: Когда Москва решилась на это, мне трудно сказать, но по косвенным признакам, высказываниям президента Путина во время встреч, скажем, с Нетаньяху и другими лидерами, можно было понять, что ситуация в Сирии критическая. И, конечно, риск того, что и режим падет, и ИГИЛ продвинется, есть. Я думаю, что западные страны это тоже понимают. Поэтому, мне кажется, что решение было принято относительно недавно, но исходя из ситуации в самой Сирии, что там может начаться распад и неконтролируемое развитие событий. А когда группировка начала создаваться, Россия тут проявила тактическую хитрость. Мы проводили много учений, последние учения были войск Центрального округа, они проводились на юге. Там была сосредоточена гигантская группировка военно-воздушных сил. Вот под прикрытием этих учений была переброшена часть этих сил и средств в Сирию.

Рекомендуем:

  • Фотоистории