16+
Суббота, 21 октября 2017
  • BRENT $ 57.94 / ₽ 3330
  • RTS1134.45
6 октября 2015, 20:20 ФинансыМакроэкономика

МЭР: судьба «Трансаэро» еще не решена, но рассчитывать лучше на себя

Лента новостей

Поможет ли государство «Трансаэро», какими будут цены на нефть и что ждет проекты «Роснефти» и скоростную магистраль Москва — Казань, в интервью Business FM рассказал замглавы Минэкономразвития

Фото: Maxim Shemetov/Reuters

Минэкономразвития внесло в правительство прогноз с индексацией цен на газ в 2%, но цифра еще не окончательная, заявил глава министерства Алексей Улюкаев.

Правительство сейчас ищет дополнительные источники пополнения бюджета и, кроме того, работает над стратегией развития страны в условиях низких цен на нефть. Об этом обозреватель Business FM Дмитрий Дризе поговорил с замминистра экономического развития Николаем Подгузовым в рамках инвестиционного форума в Сочи.

Зам главы МЭР также прояснил судьбу «Трансаэро», скоростной магистрали Москва — Казань и возможное повышение НДПИ для нефтянки.

Сейчас много говорят о том, что нужна новая стратегия развития в условиях низких цен на нефть. Есть мнение, что у правительства нет такой стратегии. Оно верное?

Николай Подгузов: Повышение эффективности — в целом такой ответ. Есть плюсы. Раньше мы говорили слово «эффективность» и предлагали компаниям с государственным участием активно этим заниматься. Наши призывы не до конца доходили до менеджмента компаний, а сейчас они вынуждены этим заниматься в первую очередь, это приносит уже свои результаты. И инвестиционные программы можно сделать приоритетом, с точки зрения подхода cost — benefit (затраты — выгоды, примечание Business FM), подходы к тарифообразованию могут быть в связи с этим гораздо более консервативными, а не способствовать разгону инфляции. То есть экономика сама начинает вставать на более эффективные рельсы. Но, в общем-то, цены на нефть не такие низкие — 50 долларов за баррель.

Все говорят, что будет 20 долларов за баррель. А, к примеру, вице-президент «Лукойла» Леонид Федун говорил, что 100 долларов. Какие у вас прогнозы?

Николай Подгузов: Это крайности, на мой взгляд. Под 100 долларов можно подвести теоретическую базу, и под 20.

Вам не кажется, что нефтяники лоббируют? Они говорят, что будет 100 долларов за баррель в следующем году, все будет хорошо с бюджетом, только чтобы им не повышали НДПИ?

Николай Подгузов: Мне кажется, что здесь определенное понимание позиции нефтяников тоже может быть. Потому что нефтяная отрасль, с точки зрения налоговой отдачи, — это самая жирная корова. Но нужно все-таки брать налоги с нефтянки таким образом, чтобы эта корова не умерла. И здесь нужно употребить взвешенный подход.

Перейдем к теме «Трансаэро». Этот вопрос решенный: компанию будут банкротить — пациент скорее мертв?

Николай Подгузов: По поводу «Трансаэро» окончательного решения пока не принято, с социальной точки зрения, важно, чтобы все пассажироперевозки, которые запланированы, были осуществлены. И в этом есть полное понимание у Министерства транспорта и Росавиации, что такая задача будет выполнена. Что касается дальнейшей судьбы компании, то это сейчас является предметом активных консультаций и обсуждений. Мне пока сложно тут что-то прокомментировать.

Вообще, подход такой — помогать тем, кто попал в трудное положение, или уже нет денег в бюджете, чтобы спасать убыточные компании?

Николай Подгузов: Вы знаете, это очень хороший вопрос. И этот вопрос тянет тематику банкротства или финансовое оздоровление. И здесь мы должны понимать, что, с одной стороны, банкротство — это такой достаточно жесткий способ урегулирования ситуации с компанией, с должником, и чаще всего бизнес после того, как началась процедура банкротства, вряд ли продолжает свое существование в том виде, в котором он происходил. И это очищение экономики от неэффективных предприятий. С другой стороны, есть компании, которые, может быть, испытывают временные сложности, которые попали в трудную ситуацию не в связи со своей не до конца продуманной или агрессивной политикой, а в связи с резко изменившейся конъюнктурой, к которой компания на коротком участке времени не будет готова, но готова приспособиться в долгосрочном периоде. В этом плане, возможна процедура финансового оздоровления компаний, так называемый аналог главы 11-й законодательства о банкротстве США в России. Минэкономики такие подходы разрабатывает, закон о финансовом оздоровлении, проект этого закона предлагается. Конечно, он должен пройти максимальные обсуждения с банками, с корпорациями, с другими заинтересованными участниками таких процессов, но это цивилизованный путь восстановления платежеспособности, финансового выздоровления. Я думаю, что такие подходы должны применяться.

История «Трансаэро» показывает, что это сигнал компаниям не рассчитывать особо на помощь, государство в этот раз, как в 2008-м, спасать не будет.

Николай Подгузов: Возможности по поддержке уже не настолько обширные, как это было несколько лет назад. Если говорить о «Трансаэро», государственная поддержка ей оказывалась регулярно и, возможно, будет оказываться и в дальнейшем, решение окончательное еще не принято, но просто действительно менеджмент компании должен проводить ответственную политику и в первую очередь рассчитывать на свои знания и умения при управлении компанией, и во вторую очередь на государственную поддержку, даже если это крупное предприятие, и ее устойчивость имеет серьезный социальный эффект.

Говоря о таких вещах, как поддержка запроса крупных компаний на средства ФНБ, вспоминается знаменитый проект «Москва — Казань», скоростной магистрали. На какой стадии находится этот проект? Его многие критиковали, в том числе ваше министерство.

Николай Подгузов: Мы достаточно давно смотрим на этот проект. Проект эволюционирует. Я считаю, что любой проект должен вызревать. Вы не представляете себе, насколько активными были губернаторы тех областей, через которые этот проект проходит. Для них это в некотором роде дорога жизни, и они видят эти агломерационные эффекты и очень заинтересованы в реализации этого проекта. Они готовы предоставлять региональные льготы на реализацию проекта. Но в настоящий момент разговоры о том, что будут выделены крупные суммы средств на реализацию этого проекта, пока все-таки не идут с максимальной интенсивностью. Мы пока выделяем средства на разработку проекта сметной документации, которая должна быть разработана в следующем году, и по результатам этой работы и переговоров с потенциальными инвесторами, в том числе китайскими, наверно, РФ примет решение об участие в этом проекте. Я думаю, что этот проект нужный и важный.
А что будут делать китайские инвесторы? Это все-таки стратегическое направление, железные дороги.
Николай Подгузов: Китайские инвесторы высказывают достаточно серьезную заинтересованность в реализации этого проекта в рамках большого железнодорожного проекта «Москва — Пекин». Соответственно, они готовы достаточно быстро сооружать свою часть дорог и предлагать помочь в реализации проекта «Москва — Казань». Темпы и опыт сооружения скоростных магистралей в Китае заслуживают особого внимания.

А что происходит с проектами, которые активно лоббирует «Роснефть»?

Николай Подгузов: Нам поступило довольно много проектов — 28. Понятно, что объем средств ФНБ может быть даже меньше, чем объем проектов «Роснефти». Компания крупная, системно значимая и имеет соответствующие масштабные проекты. Мы для себя выделили четыре проекта, наши предложения направили в правительство, пока какой-то ясности по этому вопросу я дать не могу.

Рекомендуем:

  • Фотоистории