16+
Воскресенье, 24 марта 2019
  • BRENT $ 67.08 / ₽ 4337
  • RTS1213.40
27 октября 2015, 12:30 Компании

Глава «Ингосстраха»: Рынок стагнирует, но узкие направления развиваются

Лента новостей

Гендиректор компании «Ингосстрах» Михаил Волков рассказал о рынке перестрахования в сегодняшней экономической ситуации, недостатках проекта национальной перестраховочной компании и о перспективах развития этой сферы

Генеральный директор СПАО «Ингосстрах» Михаил Волков.
Генеральный директор СПАО «Ингосстрах» Михаил Волков. Фото: Пресс-служба «Ингосстрах»

Генеральный директор СПАО «Ингосстрах» Михаил Волков ответил на вопросы обозревателя Business FM Ивана Медведева о российском рынке перестрахования — о рисках, суммах и о сотрудничестве с иностранными партнерами в условиях санкций. Он также раскритиковал условия, на которых планируется деятельность национальной перестраховочной компании, и поделился надеждой на улучшение макроэкономической ситуации и, соответственно, рынка страхования. По его словам, «Ингосстрах» — надежная компания, и это позволяет ей расти в некоторых направлениях, в которых показатели остальных компаний в кризисных условиях снижаются.

Тема сегодняшней беседы — рынок перестрахования. Для начала — в двух словах о самом этом рынке. Какие риски, как правило, чаще всего идут на перестрахование?
Михаил Волков: Чем крупнее риск, тем правильнее его перестраховать. В этом заключается вся суть корпоративного страхования. Любая страховая компания никогда весь крупный риск на себе не удерживает. Есть такое понятие — собственное удержание. В зависимости от финансового состояния, от валюты баланса, компании рассчитывают, сколько они могут удержать от каждого индивидуального риска на своем балансе, и какие суммы передавать дальше в перестрахование.
Есть какой-то конкретный порог, например, сумма, выше которой дальше точно должно быть перестрахование?
Михаил Волков: Формула очень сложная. Это комплексный расчет, актуарная оценка. Если очень грубо говорить, то в примерно 10% от капитала — это то, что максимально может быть оставлено на собственное удержание. Обычно эта цифра даже меньше.
Как повлияла на рынок перестрахования ситуация политическая, экономическая, санкции и так далее?
Михаил Волков: Сейчас на фоне санкций мы вынуждены были примерно оценить, какая емкость есть на российском рынке. Если говорить очень примерные цифры, то около 10 млрд рублей — это то, что может по одному риску удерживать на себе вообще весь российский страховой рынок. У нас есть индивидуальные риски, которые существенно это превышают. У нас есть риски порядка миллиарда долларов. По текущему курсу это может быть 60-70 млрд рублей. Обычно это касается каких-то спецвидов страхования — морских, космических, авиационных. Они исторически всегда распределяются между разными странами, между разными емкостями разных страховых компаний.
Сложнее стало сотрудничать с партнерами за рубежом?
Михаил Волков: Раньше у нас никогда не было проблем, особенно если мы говорим про «Ингосстрах». Нас помнят в «Ллойде» — лондонском центре мирового перестрахования — еще со времен Советского Союза, относятся к нам с большим уважением. У нас никогда не было никаких проблем с перестрахованием за рубежом. А сейчас, конечно, проблемы существуют. Они касаются только напрямую тех клиентов, которые находятся под прямыми санкциями. По всем остальным вопросам у нас как не было проблем, так и нет.
А у вас много таких клиентов, которые находятся непосредственно в санкционных списках?
Михаил Волков: Да, такие клиенты в России есть, и как раз именно поэтому в случае, если все остается как сейчас, нам нужно создавать какие-то дополнительные емкости. Очень много сейчас говорится о создании национальной перестраховочной компании. Мы занимаем немного другую позицию. Если честно, мы не поддерживаем ее в том формате, который сейчас обсуждается.
Правильно ли я понимаю, что речь идет о предложении передавать 10% всех подлежащих перестрахованию рисков в России вот этой национальной перестраховочной компании?
Михаил Волков: Да, и мы против этой «десятины». Декларируется, что она создается для решения вопросов с санкционными рисками, а теперь вроде бы как надо передавать 10% от всего перестрахования. Сегодня 10, завтра скажут 20 или 30, и мы дойдем до белорусского варианта, где все 100% рисков страны сходятся в одной перестраховочной компании и только частично потом перестраховываются на международном рынке. Мы считаем, что это неправильный путь, он не решает тех задач, которые декларируются, а отрицательных потенциальных эффектов может быть много.
В эту национальную перестраховочную компанию нужно передавать в обязательном порядке, или страховая компания может выбирать, где ей перестраховываться — в нашем общем котле или за рубежом?
Михаил Волков: В том все и дело, что ответов на эти вопросы нет. Пока что, наверное, это на уровне спекуляций. Если это будет обязательная передача 10%, мы считаем, что это неправильно. Путь монополизации, огосударствления данной сферы всегда ведет к снижению конкуренции, а мы за конкуренцию, за рыночные механизмы. На наш взгляд, единственное решение данного вопроса — использование системы гарантий правительства.
Подводя промежуточные итоги 2015 года, что вы можете выделить, какие знаковые события уже успели произойти в этом году для рынка и для компании «Ингосстрах» в частности?
Михаил Волков: Год очень непростой, очень разнонаправленные движения по разным видам страхования. В целом пока что мы видим только результаты за полгода по рынку: рынок вырос на 2% — это, по сути, стагнация, около нуля. Два года назад мы росли примерно на 10%, 3-4 года рынок рос ежегодно примерно на 20%. Сейчас идет стагнация, и это понятно: экономический спад, грузов меньше, машин продается меньше, экономической активности меньше, объектов для страхования естественным образом меньше. При этом для крупных компаний, для профессиональных компаний мы видим активную стадию консолидации рынка. Если один из важнейших рынков для нас, например, КАСКО, в целом сужается на фоне снижения в 30 с лишним процентов объема продаж автомобилей, «Ингосстрах» в этом виде растет. А это значит, что наши потенциальные страхователи начинают выбирать более надежные компании, к которым мы себя относим. Рынок ОСАГО вырос естественным путем. Мы все прекрасно понимаем, что были повышены тарифы. В штуках он практически не растет, но повышение тарифов, которое произошло в конце прошлого — начале этого года, спасло систему ОСАГО. Сейчас, конечно, решены далеко не все вопросы, но мы понимаем, что работать в этой системе можно.
Компании по крайней мере стали выдавать полисы, потому что в регионах с этим действительно были большие проблемы.
Михаил Волков: Вы абсолютно правы. И мы очень внимательно за этим следим. Количество жалоб, поступающих в Центральный банк на страховые компании, по статистике существенным образом сейчас уменьшается. Компании понимают, что в этом виде страхования работать можно. Еще раз говорю, далеко не все вопросы решены. Мы на заседании Российского союза автостраховщиков обсуждали 21 вопрос, связанный с работой системы ОСАГО. Но они все не носят того накала, который был год назад. Сейчас это вопросы тонкой настройки, решения технических вопросов.
Видите ли вы точки роста?
Михаил Волков: К сожалению, не смогу оптимистично закончить. Нет точек роста на сегодняшний день. В каком-то обозримом периоде времени, пока экономика пребывает в том состоянии, в котором она сейчас находится, к сожалению, ожидать развития страховой отрасли тоже невозможно, хотя есть какие-то узкие направления, в которых мы надеемся на развитие. Это и страхование жилья, будет меняться рынок моторного страхования, КАСКО и ОСАГО будут видоизменяться. Изменений много. В целом большого позитива не вижу, но очень надеемся, что макроэкономика будет улучшаться, тогда и у нас все будет получше.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию