16+
Среда, 19 сентября 2018
  • BRENT $ 79.27 / ₽ 5313
  • RTS1129.58
2 ноября 2015, 18:24 Право

«Терроризм — это онкология, с которой нужно бороться всем миром»

Лента новостей

ИГИЛ взяло на себя ответственность за крушение самолета в Египте. Эксперты не верят. Тем не менее статистика такова: в РФ запрещенной и признанной террористической организации симпатизируют от 400 тысяч до 2 миллионов человек

Фото: Reuters

«Даже самые щадящие методики, проведенные за последний год, показывают, что в России «Исламскому государству» симпатизируют порядка 400 тысяч человек», — такие данные привел сегодня на пресс-конференции в Москве президент Информационно–аналитического центра «Религия и общество», член Общественной палаты РФ Алексей Гришин. По его данным, развернутые методики показывают, что цифра гораздо больше — до 1,5-2 миллионов человек. Большинство сочувствующих террористам — мусульмане. И это, если учитывать только социально активное население, без стариков и детей.

Гришин признается, что он сам вырос в исламской среде, 40 лет занимается исламом, почти десять лет курирует взаимодействие с исламскими организациями. И часто власти не хотят вникать в их деятельность, а когда случается непоправимое, пытаются уйти от ответа, чтобы их самих не обвинили в бездействии, говорит эксперт.

«Она до сих пор не понимает, что она сделала»

Среди проникнувшихся идеями радикального ислама — арестованная 28 октября студентка второго курса МГУ Варвара Караулова. Ее подозревают в попытке участия в деятельности террористической организации (ч.1 ст. 30 и ч. 2-я ст. 205.5 УК РФ). Защищающий ее адвокат Александр Карабанов говорит, что решившая присоединиться к ИГИЛ 19-летняя девушка до сих пор не знает, что она сделала не так. «Она находилась в сложном эмоциональном состоянии — она до сих пор не понимает, что она сделала противозаконного. Где грань между общением и участием в незаконной организации?», — задается он вопросом. По словам адвоката, закон предусматривает ответственность только за активные действия в работе запрещенной организации. «Даже если ты вступил в переписку и получил «билет» активного участника, это не образует состав преступления», — подчеркивает защитник. Он полагает, что девушку нужно подвергнуть психолого-психиатрической экспертизе, дабы убедиться, что она отдавала отчет своим действиям. Говорят, она просто влюбилась в своего вербовщика. А ведь все они профессиональные психологи.

Теперь Карабанов совместно с родителями девушки пытается восстановить картину последних четырех месяцев ее жизни, вплоть до задержания Вари 4 июня этого года, когда она в составе группы из еще 14 россиян пыталась перейти границу Турции с Сирией. «Мы пытаемся разобраться, что она совершила, чтобы ее действия могли квалифицировать по этой статье. Нужно разбираться, создать правильную практику, а не наказать, чтобы сделать из нее пугало для других», — убежден юрист. Он уже подал ходатайство следователю ФСБ о встрече со своей подзащитной, а также об ознакомлении с протоколами следственных действий, которые провели в его отсутствие, с участием нового адвоката Вари. Последняя после того, как ее история получила огласку, сменила имя и стала Александрой Ивановой. Ранее СКР заявлял, что у него нет претензий к девушке. Возможно, ей просто дали время, чтобы посмотреть, не выйдет ли она с кем-то на связь. Варвара же так и не изменила взгляды. 10 ноября Мосгорсуд рассмотрит жалобу ее нового защитника Алексея Носкова на арест. Однако шансов на освобождение девушки мало.

Объекты вербовки

По данным председателя комиссии по развитию общественной дипломатии и поддержке соотечественников за рубежом Общественной палаты РФ Елены Суторминой, сейчас все больше объектами вербовки террористов становятся студенты различных вузов. «Наибольший интерес у них вызывают учащиеся факультетов иностранных языков, будущие специалисты в области IT-технологий, психологи, спортсмены, врачи, молодые люди в возрасте от 19 до 23 лет, проживающие в Поволжье, городах центральной России, а также в Санкт-Петербурге и в Москве. Множество новообращенных поменяли веру или до этого были атеистами», — сказала она. По словам Суторминой, сейчас вербовщики ИГИЛ говорят на 24 языках мира, они заняты в торговле нефтью, а в прошлом году заработали 200 млн долларов на продаже зерновых.

Для того чтобы защитить российских студентов, в Общественной палате намерены разработать методические рекомендации ректорам вузов, а также памятку, которая будет размещена в Интернете и на сайте Общественной палаты.

С 1 августа в Общественной палате открыта «горячая линия». На нее могут позвонить по телефону или оставить сообщение на сайте ОП родственники людей, заподозривших своих близких в том, что им «промыли мозги» террористы.

35 звонков

По сведениям Суторминой, за три месяца существования на «горячую линию» поступило более 35 обращений. Все их тщательно изучают, и, если нужно, обращаются за проверкой информации в МВД и ФСБ.

Специалисты убеждены, что победить терроризм можно лишь «всем миром». Они призывают глубже разрабатывать мониторинг социальных сетей, вести работы в сфере образования, а также повышать авторитет духовенства среди мусульманской молодежи. «Люди, которые с ней работают, должны быть круче и лучше образованы, чем идеологи ислама», — сказал член комитета Госдумы по международным делам Адальби Шхагошев.

С ним согласен и Алексей Гришин. «Ситуация с Варей Карауловой, когда мы на нее обратили внимание, — это как обратить внимание на маленький прыщик, не признавая, что организм атаковала тяжелая болезнь. Терроризм — это онкология, с которой нужно бороться всем миром», — убежден эксперт.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию