16+
Понедельник, 18 февраля 2019
  • BRENT $ 66.60 / ₽ 4411
  • RTS1180.11
24 ноября 2015, 16:57 Право

Олег Сенцов не захотел участвовать в «скучной телепередаче»

Лента новостей

Верховный суд РФ сегодня рассмотрел апелляционные жалобы защиты украинского режиссера Олега Сенцова и антифашиста Александра Кольченко, осужденных на 20 и 10 лет заключения за теракты в Крыму. Приговор остался в силе

Украинский режиссер Олег Сенцов и его подельник Александр Кольченко (слева направо).
Украинский режиссер Олег Сенцов и его подельник Александр Кольченко (слева направо). Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

Верховный суд России сегодня оставил без изменений приговор Северо-Кавказского окружного военного суда, вынесенный украинскому режиссеру Олегу Сенцову и антифашисту Александру Кольченко за теракты в Крыму. Адвокатам осужденных на 20 и 10 лет лишения свободы соответственно фигурантов не удалось убедить высшую судебную инстанцию страны в невиновности своих подзащитных. Сами осужденные слушание фактически проигнорировали.

В заседании Верховного суда Олег Сенцов и Александр Кольченко участвовали по видеосвязи, установленной между СИЗО №1 Ростова-на-Дону и судом. Всем своим видом они показывали безразличие к происходящему, а когда судьи попросили их встать (согласно процедуре, участники обращаются к суду стоя — Business FM), демонстративно отказались это делать. «Я, когда смотрю телевизор, не встаю», — с вызовом сказал режиссер.

Адвокаты осужденных просили отменить приговор и оправдать их подзащитных. 25 августа этого года Северо-Кавказский окружной военный суд (по закону дела террористической направленности теперь рассматривают окружные военные суды) признал Сенцова виновным в создании террористического сообщества, совершении двух террористических актов, приготовлении к совершению еще двух терактов, а также в незаконном приобретении взрывных устройств (часть 1 статьи 205.4, часть 2 статьи 205, часть 1 статьи 30, пункт «а» части 2 статьи 205 и часть 3 статьи 222 УК РФ). Кольченко был осужден за участие в террористической группе и совершение одного теракта (статья 205.4 и часть 2 статьи 205 УК РФ).

Суд пришел к выводу, что Олег Сенцов создал на территории Крыма террористическое сообщество, которое было структурным подразделением запрещенной в России украинской экстремистской организации «Правый сектор». Его участники в апреле 2014 года подожгли дверь здания «Русской общины Крыма» в Симферополе и помещение симферопольского отделения «Единой России». Накануне 9 мая злоумышленники также планировали взорвать памятник Ленину на привокзальной площади Симферополя и мемориал «Вечный огонь» в парке имени Гагарина.

«Незаконный и несправедливый»

Адвокат Александра Кольченко Светлана Сидоркина назвала приговор суда незаконным, несправедливым и немотивированным. Она утверждала, что выводы суда «не соответствуют фактическим обстоятельствам дела». «Ни в ходе следствия, ни на суде не было доказано, что на территории полуострова Крым действовало террористическое сообщество под руководством Сенцова», — сказала она. Юрист отметила, что совершенные преступной группой поджоги не имели общественного резонанса и не вызвали панику у населения. Кроме того, они произошли уже после референдума по вопросу независимости полуострова. В этой связи утверждение следствия о том, что теракты были совершены для устрашения населения и оказания воздействия на органы власти для принятия ими решения о выходе Крыма из состава России, не выдерживает критики, указала она.

Сидоркина была не согласна и с квалификацией действий своего подзащитного. По ее словам, Кольченко не отрицал, что причастен к поджогу офиса симферопольского отделения «Единой России» «Однако его участие в единичном поджоге не может рассматриваться как участие в организованном террористическом сообществе», — полагала адвокат. По ее мнению, акцию, в ходе которой обгорела одна лишь дверь, нельзя рассматривать как теракт, а ущерб в 200 тысяч рублей не был доказан. Кроме того, отделение «Единой России» было незаконно признано потерпевшим, так как на момент инцидента такая организация юридически еще не существовала.

Сидоркина рассказала, что ее подзащитный действительно был анархистом и антифашистом, вел активную социальную жизнь, однако не был участником «Правого сектора». По ее словам, весной 2015 года Кольченко участвовал в разных собраниях, когда жители полуострова бурно обсуждали вхождение Крыма в состав России. «Собрания были везде: в каждом дворе, в местах публичных мероприятий и даже в общественных банях», — сказал защитница. Юрист заявила, что знакомство Кольченко с Сенцовым было кратковременным и не носило «устойчивый характер». «Прошу признать Кольченко по всем пунктам невиновным и оправдать за отсутствием в его действиях состава преступления», — призвала она суд.

Про пытки и «Правый сектор»

В свою очередь, защитники Олега Сенцова Владимир Самохин и Дмитрий Динзе сосредоточились на других нарушениях, которые, на их взгляд, имели место быть. Владимир Самохин утверждал, что «доводы о несправедливости приговора не являются надуманными — они реальны и существуют». Юрист обратил внимание суда на то, что обвинительное заключение содержит явные противоречия. По словам адвоката, описывая преступные действия Сенцова, следователь на одной странице перечислил людей, которые входили в состав преступной группы. В другом же месте обвинительного заключения он описал совсем другой состав. «Так образом из обвинительного заключения следует, что существовало два преступных сообщества. Не много ли это?» — задал защитник риторический вопрос.

Самохин заявил, что Сенцов не создавал террористическое сообщество и не руководил им. Более того, все признаки такового отсутствуют: группа существовала в течение месяца, ее состав был неустойчив, а участники не придерживались дисциплины, лично решая, участвовать им в той или иной акции или нет. Кроме того, каждый руководствовался своими мотивами. «Сенцов должен быть оправдан в связи с отсутствием события преступления», — настаивал адвокат. Также он обратил внимание суда на то, что в приговоре отсутствуют подписи и фамилии двух из трех судей. «Данные обстоятельства влекут безусловную отмену приговора», — заявил Самохин.

Его коллега Дмитрий Динзе апеллировал к тому, что и Кольченко, и Сенцов на следствии подвергались пыткам, а в основу судебного акта легли оперативные справки ФСБ, которые суд необоснованно признал доказательствами. В последних говорилось, что обвиняемые являлись участниками «Правого сектора». «Нам до сих пор непонятно, откуда взялись эти оперативные справки», — сказал адвокат. При этом он высказал предположение, что уголовное дело Сенцова появилось как раз для того, чтобы запретить в России деятельность «Правого сектора», ведь на момент совершения поджогов эта организация «нигде не действовала на территории РФ».

Адвокат отметил, что следствие не провело очные ставки фигурантов с двумя другими «участниками террористического сообщества»: Геннадием Афанасьевым и Алексеем Чирнием. Они признали вину, заключили сделку со следствием и получили по 7 лет лишения свободы каждый. «Я представлял суду справку о том, что Афанасьев подвергался пыткам, — сообщил Динзе. — Он говорил, что на него надевали противогаз, впрыскивали туда жидкость, он захлебывался собственной рвотой, его держали в одиночной камере, не давая средств личной гигиены. Что он должен был сказать?» Юрист добавил, что сам Сенцов никогда не признавал вину, хотя и утверждал, что его тоже пытали сотрудники ФСБ. «Правоохранительные органы сначала написали, что мой подзащитный был садомазохистом, что у него нашли плетки и наручники, а потом все переиграли и указали, что следы на спине образовались у него от того, что при задержании его сильно прижали спиной к стене», — сказал защитник.

Динзе предложил суд отменить приговор и направить дело на доследование для того, чтобы следствие «либо смогло представить факты, изобличающие» его подзащитного, «либо прекратило уголовное дело».

Обмен или высылка?

Ни Александр Кольченко, ни Олег Сенцов не захотели выступать. Первый заявил, что «в прошлый раз уже все сказал», судя по всему, имея в виду суд первой инстанции. Второй сообщил, что ему сказать нечего. «У вас очень скучная телепередача», — заметил режиссер.

Представитель Главной военной прокуратуры Юзеф Мацкевич просил оставить приговор без изменения. Он был краток. «Проверив доводы апелляционных жалоб, ГВП пришла к выводу о том, что, вопреки утверждению защиты, фактические обстоятельства виновности Сенцова и Кольченко установлены судом первой инстанции правильно, — сказал он. — Назначенное осужденным наказание является справедливым, и считать его излишне суровым оснований не имеется».

В совещательной комнате судьи провели около часа. Они не стали отменять приговор или вносить в него коррективы, согласившись с мнением прокуратуры. Была оглашена лишь резолютивная часть судебного акта. Она потонула в криках нескольких старушек. Пришедшие поддержать осужденных гражданские активистки прокричали «Позор», «Слава Украине, героям слава!» и пообещали, что «37-й год не пройдет», а «Лубянка будет разрушена». Их вежливо проводили приставы.

Адвокаты осужденных признались, что результат был ожидаем. По их мнению, уголовное дело было возбуждено «в угоду нынешней политической ситуации взаимоотношений между Россией и Украиной». Теперь защитники собираются готовить кассационную жалобу в Верховный суд для пересмотра дела в порядке надзора. Поскольку приговор вступил в силу, уже можно поставить вопрос об обмене осужденных. Правда, на кого их могут обменять, защитники затруднились ответить. Впрочем, это вариант «политический», а не юридический. Что же касается юридической стороны, адвокаты планируют подготовить ходатайство для отбытия осужденными срока на родине. «Для этого есть все основания», — полагает Светлана Сидоркина.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию