16+
Воскресенье, 23 сентября 2018
  • BRENT $ 78.77 / ₽ 5231
  • RTS1149.53
28 января 2016, 16:46 Право

Как украсть миллиард, или сроки для «клерков» Банка Москвы

Лента новостей

На процессе по делу о хищении 1 млрд рублей из Банка Москвы прокурор запросила 7 и 6 лет лишения свободы соответственно для двух бывших сотрудников кредитного учреждения — 29-летнего Константина Сальникова и 57-летней Аллы Авериной. Подсудимые попросили их оправдать

Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

В Мещанском суде Москвы в четверг, 28 января, прошло заключительное заседание по делу бывших сотрудников Банка Москвы Константина Сальникова и Аллы Авериной, обвиняемых в хищении и пособничестве в хищении из кредитного учреждения более 1 млрд рублей. В прениях сторон представитель гособвинения потребовал приговорить подсудимых к 7 и 6 годам лишения свободы соответственно с крупными штрафами.

В то же время адвокаты просили оправдать их подзащитных. Подсудимые заверили суд в том, что не совершили ничего противозаконного. «Сложно искать черную кошку в черной комнате, особенно если ее там нет», — заявила Алла Аверина. По мнению фигурантов, их посадили на скамью подсудимых, чтобы назначить виновными за совершенное бежавшими в Великобританию четырьмя топ-менеджерами банка. Приговор Сальникову и Авериной суд планирует огласить 9 февраля.

Выступая в прениях, гособвинитель Сергей Котов заявил, что в ходе процесса, который длится с 3 сентября прошлого года, вина подсудимых была полностью доказана. «Она подтверждается показаниями свидетелей, материалами дела и результатами экспертиз», — заявил прокурор.

Штрафы и миллиардный иск

Он просил признать фигурантов виновными в инкриминируемых преступлениях: Константина Сальникова — в присвоении или растрате, совершенными организованной группой в особо крупном размере. (ч. 4 ст. 160 УК РФ ), а Аллу Аверину — в пособничестве в совершении этого преступления (ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 160 УК РФ). При этом Котов просил исключить из обвинения Сальникова квалифицирующий признак о совершении деяния с использованием служебного положения.

В качестве дополнительного наказания прокурор предложил назначить Сальникову штраф в размере 500 тысяч рублей, а с Авериной взыскать 400 тысяч. Заявленный к подсудимым иск в 1 млрд 98 млн рублей прокурор просил удовлетворить в полном объеме.

По версии обвинения, 29-летний бывший старший трейдер дирекции валютных операций Константин Сальников и 57-летняя экс-начальница управления сопровождения банковских операций Банка Москвы Алла Аверина входили в организованную преступную группу, с 2008-го по 2010 год помогая руководству красть деньги. Организаторами и руководителями ОПГ следствие называет бывшего президента Банка Москвы Андрея Бородина и его первого заместителя Дмитрия Акулинина.

Топ-менеджеры банка привлекли к совершению афер вице-президента банка Алексея Сытникова и начальника управления дочерних финансовых институтов Банка Москвы Дмитрия Строганова. Стоит отметить, что все четверо в 2011 году скрылись за границей, а Бородин и Акулинин получили в Англии политическое убежище. В августе 2014 года Тверской суд Москвы санкционировал их заочный арест. Сытников и Строганов втянули в совершение противоправных деяний Сальникова и Аверину.

Схема хищений была довольно проста: Банк Москвы заключал фиктивные договора с 18 подконтрольными фирмами на покупку и продажу иностранной валюты по «заведомо невыгодному для банка курсу». Разница между покупкой и продажей валюты перечислялась на счета подконтрольных банку организаций. Всего с 10 декабря 2008 года по 24 ноября 2010 года было заключено более 228 фиктивных сделок, из которых 171 была признана убыточной для банка. Общую сумму украденных из банка средств следствие оценило в 1 млрд 86 млн рублей. Похищенными деньгами Бородин, Акулинин, Сытников, Строганов, Сальников, Аверина и неустановленные соучастники распорядились по своему усмотрению, утверждает обвинение.

Выступая в прениях сторон, адвокаты подсудимых Алексей Артамошкин и Илья Брык просили оправдать их подзащитных, сняв недоказанное и противоречивое обвинение. Они утверждали, что их подзащитные были лишь техническими специалистами, которые были не в курсе совершаемых руководством афер. Ни один из них не имел отношения к заключению договоров о купле-продаже валюты, они лишь выполняли свои обязанности: Сальников регистрировал сделки во внутренней системе банка, а Аверина оформляла необходимые документы.

Как «технаря» взяли на должность трейдера

По словам авоката Константина Сальникова Алексея Артамошкина, его подзащитного приняли на работу в банк в 2008 году без экономического образования и опыта работы в банковской области. На тот момент Сальникову было лишь 22 года, он заканчивал физический факультет МГУ, учился в аспирантуре и работал в Научном центре волоконной оптики РАН. «В то время банку требовались молодые люди, в совершенстве владеющие IT-технологиями», — пояснил защитник.

По мнению защитника, назначив на должность трейдера, а потом и старшего трейдера молодого парня, его стали использовать в темную. Тот был уверен в законности сделок. Адвокат отметил, что «схема, которая действовала свыше 3 лет, не вызывала подозрения ни у самих сотрудников банка, ни у проверяющих их ЦБ и ФНС». По его словам, за 3 года работы его подзащитный совершил не менее 36 тысяч конверсионных операций и лишь 171 из них была признана убыточной. «Прокурор делает вывод, что раз трейдер их не выявил, то действует из личных корыстных побуждений», — возмутился защитник.

Он отмел доводы обвинения о том, что Сальников действовал из корыстной заинтересованности, желая подняться по карьерной лестнице и выслужиться перед руководством. Юрист обратил внимание суда на то, что в течение 5 лет его подзащитный занимал одну и ту же должность и ушел из банка, не заработав ни на квартиру, ни на машину. «Сальников не был осведомлен о намерениях преступной группы, о которой не знал и в которой не состоял», — заверил адвокат. Его подзащитный подтвердил этот тезис. «Зачем посвящать меня, низшего клерка, в какие-то преступные планы?» — задал он риторический вопрос, отметив, что был просто обязан выполнять указания руководства.

Адвокат Аллы Авериной Брык назвал выдвинутое против его подзащитной обвинение абсурдным, «основанным исключительно на догадках и предположениях». Он обратил внимание суда на то, что, по версии следствия, Аверина давала указание своим подчиненным из управления сопровождения банковских операций на оформление и учет фиктивных сделок и списание денежных средств в бухгалтерии. Однако она всего лишь выполняла должностные обязанности. Защитник отметил, что УСБО было техническим подразделением: решение о купле-продаже валюты принимало руководство, а сами сделки заключали сотрудники казначейства и департамент валютных операций. «Аверина не могла быть причастна к преступлению! Она не обладала полномочиями проверять обоснованность и экономическую целесообразность сделок, выгодность или невыгодность», — указал адвокат.

«Болезни» в нагрузку

Сама Аверина сказала, что за 11 лет работы в банке ничего не заработала, кроме болезней: ревматоидного артрита, глаукомы и опухоли щитовидной железы «Даже премии мы получали изредка. Я уж не говорю о получении «золотых парашютов», — посетовала женщина, которой судья разрешила выступать сидя. Опираясь на инвалидную трость, Аверина сказала, что у нее нет ни дорогой недвижимости, ни автомобилей. «Я живу с семьей сына на окраине Москвы в типовой квартире», — поведала она.

По ее словам, за годы работы в банке Андрей Бородин даже ни разу не обратился к ней по имени и отчеству. Подсудимая не отрицала: да, она хотела получать хорошую зарплату, хотела, чтобы ее ценили, и так же, как и все, боялась оказаться на улице. «Если мир так устроен, разве можно меня единственную в этом обвинять? Такая «корысть» сопровождает всех и всю трудовую деятельность», — заметила фигурантка. «Сложно искать черную кошку в темной комнате, если ее нет. За все годы работы в банке я не имела ни корысти, ни преступных доходов, не давала вредных советов для банка», — сказала Аверина. В последнем слове женщина попросила признать ее невиновной.

Константин Сальников просил о том же. Он заявил, что не совершал ничего предосудительного. «В 2008-2010 годах я был молодым технарем. В силу своего низкого должностного положения я не мог и не использовал его для вывода денег и тем более 1 млрд рублей», — сказал он. Приговор суд планирует огласить 9 февраля.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию