16+
Среда, 28 июля 2021
  • BRENT $ 74.98 / ₽ 5531
  • RTS1607.20
30 сентября 2009, 18:29 ФинансыБанки, вклады и кредиты

«Инвесторы не чувствуют политической воли»

Лента новостей

На форуме «Россия зовет!» президент—председатель правления банка ВТБ 24 Михаил Задорнов в интервью радиостанции Business FM изложил свой взгляд на усилия правительства по выходу из кризиса

Михаил Задорнов. Фото: РИА Новости
Михаил Задорнов. Фото: РИА Новости

На форуме «Россия зовет!» президент—председатель правления банка ВТБ 24 Михаил Задорнов в интервью радиостанции Business FM изложил свой взгляд на усилия правительства по выходу из кризиса и прокомментировал его план действий на ближайший год.

— Многие выступавшие на форуме предупредили, что выход из кризиса будет достаточно долгим. Не слишком ли поторопились организаторы форума представить все, что может быть интересно инвестору в России?

— Инвестор — это такое существо, с которым нужно общаться на всех стадиях кризиса. Страна должна разъяснять, какие меры она собирается предпринимать. Именно это сделали министр финансов, премьер-министр, первый зампред ЦБ, рассказывая, что именно собираются делать крупнейшие компании, в том числе банки.

Когда человек, который думает о размещении своих денег, четко понимает стратегию страны, тех или иных предприятий или отраслей, он может принимать решения. Если человек находится в ситуации неопределенности, он решение об инвестировании не примет. С этой точки зрения сейчас очень удачное время, потому что сама процедура принятия решения — это не один месяц.

— Объявление о снижении процентной ставки в день открытия форума — это совпадение?

— Это совпадение, но это и подарок. Поскольку здесь выступал Владимир Путин, возможно, ЦБ решил превентивно пойти на эту меру. Но если серьезно, то есть конкретно 7-8 недель, когда инфляция была на нуле. И ЦБ давно объявлял о том, что будет снижать ставки, так что были все основания для такого шага.

— Каковы практические последствия снижения ставки для реального сектора экономики?

— Сразу ничего не меняется. Но поскольку это уже седьмое снижение за последнее время, то можно говорить о переломе тенденции. Раньше деньги росли в цене, а теперь снижаются, что, безусловно, скажется на стоимости заимствований, причем не только банковского кредитования, где ставки по кредитам также будут снижаться, но, прежде всего, на рынке облигаций. Такие вещи не происходят за неделю, день или месяц, но стоимость денег в России сейчас будет снижаться.

— Еще одна проблема, которую обозначил премьер, — это тотальное недофинансирование экономики и нехватка «длинных денег». Что в этом направлении может сделать правительство или банковское сообщество?

— Банковское сообщество может привлекать депозиты к длительному размещению. Средний срок по депозитам в ВТБ-24 —около двух лет, и по российским масштабам это достаточно «длинные деньги», хотя, по сути — это среднесрочные пассивы.

Что еще может сделать не только правительство и ЦБ, но и все экономические агенты? Мы можем более грамотно распорядиться потенциальными ресурсами «длинных денег» — пенсионных накоплений, страховых резервов страховых компаний. И то и другое в ближайшее время будет измеряться сотнями миллиардов или даже триллионами рублей. Поскольку эти деньги и есть долгосрочные накопления, которые сейчас практически не используются в банковской системе, то они должны быть грамотно инвестированы через управляющие компании.

— С другой стороны, премьер-министр привел пример такого, как он сказал, квазиэкономического решения — выделение субординированного кредита на одиннадцать лет. Ведь это и есть легкий путь получения «длинных денег».

— Эти деньги выделяются в капитал и не могут быть источником инвестирования, потому что государство не может все время вкладывать деньги в капитал банков. Это можно сделать в кризис, но это не долгосрочная ликвидность.

— Сейчас заговорили о постепенном выходе из кризиса. Какой стратегии, на ваш взгляд, будет придерживаться государство?

— Алексей Улюкаев в этой связи говорил, что, с одной стороны, важно не торопиться, с другой — не опоздать. ЦБ и Минфин будут внимательно смотреть, что происходит в западных экономиках, и следить за тем, что происходит в России, а также стараться снижением процентных ставок, снижением инфляции подтолкнуть экономический рост. Параллельно с оживлением экономики они будут внимательно менять свою политику, сокращая объемы закачанной государством ликвидности в системе.

— Алексей Улюкаев также говорил, что у России не так много «плохих» долгов. С другой стороны, Алексей Кудрин назвал интересную цифру — 4 трлн списания по всему миру, и на данный момент списана всего треть. В какой мере Россию может коснуться эта проблема?

— Во-первых, почти ничего еще не списано. Под «плохие» долги созданы резервы, объем которых на сегодня в банковской системе достиг примерно 8—8,5% от кредитных портфелей. И я, и Андрей Костин, и Герман Греф, и другие руководители банков говорили еще год назад, что к концу 2009 года мы ожидаем примерно 10% резервов от объема кредитных портфелей. Так и произошло: уровень резервов на конец года будет 10%.

Какую часть из этого банкам удастся вернуть через год, два или три — будет зависеть от качества залогов и от темпов оживления экономики. Потому что когда падают цены на недвижимость, в том числе коммерческую, трудно реализовать объекты, которые находятся в залоге на таком рынке. Рынок пойдет вверх, проще будет восстановить резервы. Я ожидаю, что к середине следующего года уровень резервов в российской экономике может достичь 13-15% от кредитного портфеля, потому что кредитные портфели будут расти очень медленно, если вообще будут расти. Поэтому просрочка будет продолжать давить на банки. Но резервы уже созданы достаточно большие, их объем будет увеличиваться, и они позволят эту просрочку достаточно эффективно закрыть.

— Как вы относитесь к вынашиваемой Ассоциацией российских банков идее о создании системы страхования банковских активов?

— Я не понимаю эту идею и не готов ее обсуждать.

— Премьер-министр и министр финансов независимо друг от друга заявили, что государство намерено снижать свое участие в экономике — в частности, Алексей Кудрин не исключил выхода государства из ВТБ. Как вы к этому относитесь?

— Вице-премьер не исключил не только выход государства из ВТБ (государство все равно оставит за собой еще надолго контрольный пакет ВТБ, как ЦБ в Сбербанке), он сказал также о том, что сейчас, после допэмиссии, доля государства в капитале банка увеличилась с 77,5% до 85%. Эта доля слишком велика. Она вынужденно увеличилась для того, чтобы поддержать капитализацию группы ВТБ. Соответственно, дальше более эффективным способом закрытия дефицита бюджета для государства является именно приватизация, а не внешние заимствования, о которых тоже говорил Алексей Кудрин. По его словам, государство в следующем году займет 17-18 млрд долларов на внешних рынках и столько же на внутренних.

Мне кажется, что более правильным способом пополнения государственной казны в трудный период является приватизация, в том числе крупных компаний — таких, как ВТБ, «Роснефть», «Газпром нефть», РЖД, «Связьинвест», поскольку это способно дать гораздо больше денег, чем внешние заимствования. Естественно, приватизация должна проводиться прозрачно и по ясным правилам, с участием иностранных инвесторов.

— Интересные темы были подняты в вопросах Алексею Кудрину и Алексею Улюкаеву, заданных иностранными участниками форума: возможная девальвация рубля, коррупция, забюрократизированность госаппарата…

— К сожалению, эти проблемы только увеличиваются в масштабах, и, несмотря на многие слова, реальной политической воли не наблюдается. Вопросы инвесторов были связаны с тем, что они хотят увидеть именно в дефиците политической воли. Если политическое руководство страны поставило бы эту проблему в центр своего внимания, то она бы решалась. Но, к сожалению, она, видимо, не является приоритетом. Пока есть законодательные действия, программы — но политической воли, видимо, иностранные инвесторы не чувствуют.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию