16+
Пятница, 20 октября 2017
  • BRENT $ 57.56 / ₽ 3311
  • RTS1134.45
7 октября 2009, 16:07 Наука

Мазуренко: Занимаясь наукой, можно стать хорошим бизнесменом

Лента новостей

Руководитель Федерального агентства по науке и инновациям, кандидат физико-математических наук, профессор Сергей Николаевич Мазуренко в интервью радиостанции Business FM рассказал о том, как, по его мнению, должно взаимодействовать государство, наука и би

Руководитель Федерального агентства по науке и инновациям, кандидат физико-математических наук, профессор Сергей Николаевич Мазуренко в интервью радиостанции Business FM рассказал о том, как, по его мнению, должно взаимодействовать государство, наука и бизнес.

— Сергей Николаевич, вы наверняка были в прошлом году на первом форуме по нанотехнологиям, и вот сейчас второй форум. Главное отличие от предыдущего — присутствие президента, что явилось неким знаком для участников форума, в том числе и иностранных. В частности, здесь выступал вице-президент Hewlett-Packard — это показывает, что страна идет в правильном направлении. В то же время, Дмитрий Медведев отметил и очень серьезные проблемы. В первую очередь, это и неготовность частного бизнеса идти и заниматься инновациями. Как можно переломить эту тенденцию?

— Эту ситуацию можно переломить двумя путями. Первое — использовать некий административный ресурс. Мы реализуем важнейшие инновационные проекты государственного значения в рамках федеральных целевых программ, которые реализует Роснаука. В прошлом году мы вложили 2,8 млрд рублей, бизнес вложил 3,6 млрд рублей…

— То есть, не все так плохо?

— Я бы не сказал, что ноль по Кельвину. Прогресс есть, и бизнес заинтересован. Но случился кризис, и, допустим, те металлургические компании, которые активно участвовали в разработке наноматериалов, столкнулись с проблемами. Нам не надо забывать, что в развитых странах 50-60% ВВП производится предприятиями малого и среднего бизнеса. Это то, о чем сегодня говорил президент — вышел закон, согласно которому теперь наши научные и образовательные учреждения могут вокруг себя создавать инновационный пояс в лице малых и средних предприятий. Поэтому я думаю, что один из таких магистральных путей — это развитие наукоемкого малого и среднего бизнеса. Потому что когда мы сегодня говорим о малом и среднем бизнесе, у нас эта ассоциация больше связана о сферой услуг. В то же время, если мы посмотрим на те достижения, которые у нас есть в стране, в том числе в области нанотехнологий, то увидим отдельные примеры, когда малый и средний бизнес достаточно успешно конкурируют, в том числе и на мировых рынках.

— Несмотря на то, что малый инновационный бизнес все же малый, — это деньги. Откуда они порйдут в эти инновационные пояса?

— Вопрос хороший. Если вы помните, сегодня во время доклада представителя фирмы Nokia на примере Финляндии говорилось о вкладах в развитие нанотехнологий как корпораций, так и государства, которые имеют практически равные доли. Во первых, сейчас у нас государство себя показывает в том числе и бизнес-ангелом, потому что в рамках тех программ, которые мы реализуем как федеральный орган исполнительной власти, у нас есть разделы, в которых могут участвовать на конкурсной основе предприятия малого, среднего и крупного бизнеса. Значит, один инструмент государственный — федерально-целевые программы, плюс есть Фонд Бортника, обеспечивающий развитие малого и среднего бизнеса. Все это значит, что должны быть и соответствующие финансовые инструменты, что надо использовать и российскую венчурную компанию и, наверное, и частный капитал привлекать, потому что построение инновационной экономики — это в том числе создание финансовых условий для развития малого и среднего бизнеса.

— Несмотря на то, что кризис считается толчком к развитию экономики, промышленности, частного бизнеса, частный капитал — вопрос довольно сложный. Частный бизнес испытывает огромные трудности.

— Я говорил о частном капитале. Дело в том, что венчурный бизнес — не сиюсекундный, это бизнес, где результаты вы можете получить через 5-10 лет. И здесь надо добиться того, чтобы те бизнесмены и фонды, у которых есть свободные деньги, были уверены, что вкладывая средства в наши венчурные компании через 5-10 лет, в случае успеха этой компании, они смогут получить их обратно в том или ином виде. Это значит, что нужна политическая, экономическая стабильность.

— Можете привести примеры венчурного финансирования в России?

— Только что прошла венчурная ярмарка в «Президент-отеле». Возможно, это не столь магистральный путь, какой имеется за рубежом, но сейчас прилагаются большие усилия для такого совершенствования, потому что без венчурного финансирования государству будет очень тяжело взять на себя все бремя поддержки и развития малого предпринимательства. В то же время, например, вы можете увидеть, что сегодня на выставке есть стенд фирмы НТ МДТ, а также прибор представлен на стенде Роснауки — это атомно-силовой микроскоп «СОЛВЕР НЕКСТ». Данная разработка в какой-то момент вошла в 100 лучших инновационных разработок мира . В свое время в этот список вошли такие популярные разработки как факс, галогеновые лампы, ЖК-экраны, и т.д. У нас уже есть примеры развития успешного малого бизнес — та же фирма НТ МДТ, которая продает свои приборы, а это высочайший уровень исследований для нанотехнологий в сорока странах мира.

— А за счет чего достигнут такой высочайший уровень?

— За счет, наверное, креативности тех людей, которые работают в этой компании, и в том числе за счет поддержки государства, потому что они выигрывали на конкурсной основе контракты в рамках федеральных целевых программ, где является государство.

— Есть ли в России некие очаги ускоренного инновационного развития, в том числе и создаваемые вокруг Вузов? Есть ли такие примеры, которые могут вытянуть всю страну в этой сфере?

— Вы знаете, Россия слишком большая для того, чтобы какой-то один пример мог вытянуть ее.

— Есть сибирские институты.

— Об этом-то и разговор. Нам надо добиться того, чтобы в той или иной мере каждый регион мог способствовать развитию малого наукоемкого бизнеса. Потому что на Урале хорошо развиты традиционные материаловедческие науки. Сибирское отделение и Новосибирск, и Томск являются хорошим образцом развития академической науки, в том числе, фундаментальной которая переходит в прикладную. Дальний Восток — это хороший регион, где можно развивать биологические науки, биотехнологии, науки, связанные с морем, океаном. Поэтому сейчас одна из наших задач — обеспечить региональное развитие науки. Мы должны понимать, что наука и инновационный бизнес могут развиваться не только в Москве и Санкт-Петербурге, а во многих других регионах России. И эту ситуацию мы отслеживаем, к сожалению, не по всем регионам, а пока только по федеральным округам.

— К 2015 году потребуется 150 тысяч высокообразованных кадров для сферы нанотехнологий. Осталось не так много — фактически 5 лет. Как она будет решаться?

— Проблема кадров — одна из ключевых. С другой стороны, вы знаете сколько человек в прошлом году обучалось на юридических специальностях в наших многочисленных институтах и филиалах? 700 тысяч. Когда я поступал на физтех в 1967-м году, популярная в то время газета «Литературная газета» провела опрос среди молодых девушек на тему: какая мужская профессия наиболее популярна. Первое место заняли физики. Нам надо добиться, чтобы молодые люди понимали, что занимаясь наукой они могут стать не обязательно учеными, а хорошим бизнесменом в области науки, организовать малый и средний бизнес и стать состоятельным человеком благодаря своей креативной деятельности в науке и в инновационном бизнесе.

— Сергей Николаевич, есть еще одна проблема — это невозможность реализовать здесь, в стране, какие-то инновации. Масса подобных проектов уходит за рубеж. Как-то с этим можно бороться?

— В своем выступлении Дмитрий Медведев обозначил основные проблемы, которые стоят и которые необходимо решать. Они решаются — может, не столь быстро, как хотелось бы. В пороговые функции я верю только в радиотехнике, когда мы можем с помощью сопротивления диодов и триодов спаять схему и получить пороговую функцию ноль единиц. В жизни так не бывает. Поэтому сейчас много делается для того, чтобы создать условия для развития наукоемкого малого и среднего бизнеса в нашей стране.
Я могу привести один пример. Являясь сопредседателем российско-американского инновационного совета в сфере высоких технологий, несколько лет назад я получил информацию, что в 90-е годы многие выпускники физтеха уехали работать в Америку. И там несколько лет назад три самые успешные стартаповские компании, которые были созданы выпускниками моего родного физтеха, были проданы в Silicon Valley за 150 млн, 130 млн и 70 млн долл. Это является хорошим примером того, что если мы создадим условия, чтобы эти компании основывались и продавались на территории России, то это будет лучшим привлекательным элементом для того, чтобы молодежь шла в науку. Молодые люди понимали бы — не каждый из них может стать великим ученым, но хорошим бизнесменом и богатым человеком он сможет стать благодаря своим знаниям, своей упорной работе именно в сфере высоких технологий, а не только в сфере торговли. И не нужно будет уезжать в Америку.
Такие примеры в скором будущем... уже есть в нашей стране. Потому что в той же НТ МДТ работают прекрасные ребята, которых не раз приглашали за границу, но они не уезжают, а работают здесь.

— Им созданы здесь какие-то очень хорошие условия? Или они зарабатывают деньги уже самостоятельно?

— Они, во-первых, зарабатывают деньги самостоятельно. Не все определяют деньги. Должно быть с моей точки зрения несколько составляющих. Первая — интересная работа, задачи, которые нужно решать. Это является самым главным. Второе — интересный коллектив, в котором ты работаешь, который способствует твоему росту и развитию. И, конечно, одной из важных составляющих является зарплата. Поскольку их приглашают за границу, а они не уезжают, то значит, все эти условия реализованы в условиях России.

Рекомендуем:

  • Фотоистории